<<  Последний повелитель


DARTH FURY

Помогали: Рика, Сандерс, Генерал Анакин


ПРОЛОГ.

А теперь представьте себе, что не существует ничего, кроме фильма. Нет новеллизаций. Нет интервью. Нет официального сайта Лукаса...
Нет ни одного источника, который учит нас трактовать события единственно правильным образом.
Все, что у нас есть - фильм. И только фильм.

Представили?


ГЛАВА 1.

Это был один из тех редких случаев, когда ожидание могло его взволновать. Даже вызвать нетерпение.
Слишком многое решала эта встреча. Слишком долго линии судьбы и Силы сплетались в неповторимый узор нынешнего дня.
Годы. Десятилетия.
Секунды ожидания казались вязкими и противно-липкими на ощупь.

И все же - внешне он по-прежнему сохранял почти отрешенное спокойствие. Сопровождающих не было - тот, кто прибыл в этот предрассветный час на Эндор, мало нуждался в охране и совсем не испытывал нужды в почетном эскорте; и безмолвие наступавшего утра нарушалось лишь гулким звуком каблуков о металл и шумным клокотанием воздуха в системе жизнеобеспечения доспеха. Большинство людей на его месте начало бы в волнении мерять шагами посадочную площадку. Сплетать и расплетать пальцы рук. Вглядываться сквозь липнущие к деревьям клочья синеватого тумана...
Впрочем, человеком он уже давно не был. Как любой из тех, кто выбирает путь Повелителей Ситхов.
Сквозь фильтры маски пробивался не запах - скорее намек на запах - прелых листвы и хвои.
Он умел ждать. Двадцать с лишним лет - вполне достаточный срок для того, чтобы научиться столь превозносимому философией Мастера Бейна терпению.

Разумеется, на нижней площадке без сопровожения уже не обошлось. Двое в белых доспехах размеренно и усердно сопели в спину, а потом замерли - так и не переступив порога скользнувшей с шипением в сторону двери. Время он рассчитал... почувствовал... точно, как всегда - заранее зная, что пройдет почти весь застекленный коридор, прежде чем боковой люк шагающего танка откроется, выпуская навстречу небольшой отряд штурмовиков и - единственного пленника. Мальчишка смотрел на него в упор, а он смотрел на мальчишку, почти не обращая внимания на доклад офицера о том, что несмотря на все заверения добровольно сдавшегося повстанца, здесь наверняка должны быть его друзья и он, офицер, просит у Лорда Вейдера разрешения обыскать этот район:

- Он был вооружен только этим.

Меч... Надо же, Люк похоже по-прежнему считает себя обученным рыцарем-джедаем? Несклько секунд ситх смотрел на зажатую в кулаке рукоять, а потом перевел взгляд на офицера:

- Прекрасно, коммандер. Оставьте нас. Когда поймаете его спутников, доставьте их ко мне.

Сомнений в том, что спутники имелись, Вейдер не испытывал. Это хорошо. Это сделает мальчика более покладистым. Привязанность к друзьям явно была слабым местом его сына. Беспин это только подтвердил... Юный глупец! Рассчитывал, что его словам поверят? Или того хуже - по старой-доброй джедайской традиции не потрудился подумать перед тем, как что-то затевать?

Повелитель Тьмы развернулся и неторопливо пошел по коридору. Люку пришлось почти зачастить догоняя, подстраиваясь под шаг более высокого ситха. Экий мелкий... Оуэн его что, не кормил что ли на этом всеми проклятом Татуине?

- Император ждет тебя.

- Я знаю, отец.

О, уже почти прогресс. На Беспине мальчишка развернул такую отчаянную внутреннюю борьбу с этим простым и очевидным фактом... Вейдер - так и быть - удостоил непутевого отпрыска короткого разворота маски:

- Стало быть, ты признал правду.

Голос ситха звучал равнодушно, он не спрашивал - просто констатировал факт. И, конечно же, юный джедай ринулся в бой:

- Я признаю, что некогда ты был Анакином Скайуокером, моим отцом.

Так-так-так... значит, лицемерной джедайской семантике тебя уже обучили. В ситхе всколыхнулся полузабытый - почти умерший вместе с рыцарями Старой Республики - гнев.

- Это имя больше ничего не значит для меня.

- Это твое настоящее имя! Ты просто забыл... Я знаю, в тебе еще сохранилось добро. Император не смог полностью обратить тебя...

А вот эти фразы уже не из заученного, а от сердца. Слишком наивно. Наши поборники добра наверняка должны были потребовать сражаться - и уничтожить. Всегда можно найти тысячи доводов, сметающих естественное нежелание паренька убивать своего отца. Например - "Он уже скорее машина, чем человек". Или "Тогда Император уже победил"...

Люк в волнении отошел к стеклу - вглядываться в синие отблески фонарей на сумрачных кронах:

- Именно поэтому ты не убил меня. Именно поэтому ты не выдашь меня своему Императору...

Это что - майнд-трик??? Или тщетная попытка сына самому поверить в свои слова?

Вейдер задумчиво повертел в руках отобранный у Люка меч. Явная самоделка. Слеплено наспех и без присмотра старших. Дорогие учителя - при всех их минусах - в жизни бы не разрешили даже попытаться включить такое. Ситх, вглядываясь, еще раз повернул рукоятку... И однако: какие-то неуловимые оттенки в Силе подсказывали ему - мечом уже успели воспользоваться. Отрадный факт: стало быть нам гарантировано отсутствие дальнейших неприятных сюрпризов со стороны бывших - и ныне покойных - педагогов? Надо же... и эта штука не взорвалась у мальчика в руках, снеся попутно пол-Татуина или где он там его собирал?

Он активировал меч...ярко-зеленый... Пронзительный цвет - как воспоминание. Усмехнулся под маской: Люк едва заметно дернулся, услышав над ухом равномерное гудение выходящего клинка. Боится. Это хорошо. Еще раз поглядел на рукоять... пожалуй, пора немного потешить юношеское самомнение:

- Я вижу, ты собрал себе новый лазерный меч. Что ж... значит, твое обучение закончено. Ты действительно стал силен, как и предвидел Император.

Как он и ожидал - Люк тут же отвернулся от окна. Поздно. Обращаться пришлось к укутанной черным плащом спине ситха:

- Пойдем со мной!

- Оби-Ван когда-то думал так же, как ты.

Вейдер обернулся: движение удержало непутевого сынишку - от шага навстречу, от реплики в ответ.

Время... У него опять не хватало времени. Штурмовики у двери уже нетерпеливо переминались с ноги на ногу, прислушивались: что за темы для беседы нашлись у второго человека Империи с невзрачным повстанцем. А наверху - среди скрытых голубизной утреннего неба звезд - в Тронном Зале недостроенной боевой станции ожидал Дарт Сидиус.
Крохотный коридор на нижнем уровне посадочной площадки.. такое неудачное место для разговора.

Время было на Беспине. Вдалеке от проницательности Палпатина, вдалеке от чужих ушей. Там можно было позволить себе откровенность... или почти откровенность. Но мальчик не захотел слушать. Он был слишком занят - сперва сражением с ситхом, а затем - сражением с самим собой.

Вот и сейчас, как тогда - он не смог найти подходящих слов. Просто потому, что этих слов не было.
Истинной картины мира не описать парой фраз.

И продолжил... с легкой усмешкой подумав, что сын отыщет в его ответе совсем не тот смысл, который он в него вкладывает.

- Ты не знаешь всего могущества Темной Стороны Силы. Я должен подчиняться своему Учителю.

- Но я не обращусь к Тьме... и тогда тебе придется убить меня!

Надо же! Проявил-таки чудеса догадливости! А то думал, что мы здесь в игрушки играем. Наивность сына вызывала смесь сожаления и раздражения. Мальчика необходимо заставить относиться к делу серьезно. Он опять усмехнулся: сказанное было правдой... просто не всей правдой. Стоило только опустить "до поры до времени", "пока мне это выгодно", "для того, чтобы" и Люк мгновенно вообразил себе этакое ментальное рабство. Жестоко? Разумеется. Как ситх он был чужд неуместного гуманизма. На Беспине вообще пришлось надавать мальчишке по рукам, чтобы избавить от излишней горячности. Пусть уж лучше считает Палпатина всесильным чудовищем и жалеет "безволие" отца, чем - не приведи Сила - начнет вести подобные беседы пред светлыми желтыми очами Императора. Погибнет сам... и того хуже - может прихватить с собой его, Вейдера. У Люка действительно хороший потенциал, раз он смог в такие сроки и такими урывками хоть чему-то научиться. Но Император прав - мальчик становится опасен. Как и любая сила (и Сила), используемая без ума.

Ему даже не пришлось изображать равнодушие:
- Если такова твоя судьба...

Люк не верил. Не хотел верить... а может быть и вправду чувствовал, что Вейдер не желает ему смерти? Он рванулся навстречу:

- Загляни в свои чувства, отец! Ты не сможешь этого сделать! Я чувствую в тебе конфликт... Оставь свою ненависть!

Глупый мальчик. Разве ненависть и привязанность обязаны конфликтовать? Мир не раскрашен в черно-белые краски. Только юности свойственно считать иначе. А бывшим учителям - умело использовать заблуждения юности. Ну и что же ты от меня хочешь, сын? Куда и во имя чего я должен уходить? На ничтожно слабую, беспомощную, ущербную сторону Силы - запрещающую эмоции, запрещающую привязанности, запрещающую любовь? Твои... наши (чтоб их) педагоги очень много говорили о том, какую "страшную" дань возьмет с тебя Тьма... но упомянули они хоть словом как мало от человека в тебе должен оставить Свет?

Или к личности двадцатилетней давности? Наивному, идеалистичному, недалекому юнцу - так похожему на нынешнего Люка? Вейдер прошел достаточно долгий путь, чтобы осознавать невозможность этого.
Не говоря уж о том, что не очень-то и хотелось.

- Для меня слишком поздно, сын.

Пора было заканчивать этот разговор. Пусть даже Люк не сумел почти ничего понять. Зато в некоторых вопросах он слишком близко подошел к опасной черте. Вейдер хотел бы воспитать из сына союзника. Но покуда мальчик не желает открывать глаза, ситх просто использует Люка - так, как используют глупцов... как орудие. А орудию не стоит знать слабые места того, кто его направляет. Отрывистым взмахом затянутой в черное руки он подозвал штурмовиков.

- Император покажет тебе истинную природу Силы. Теперь он будет твоим учителем. 

- Значит, мой отец действительно умер.

Экая патетика! А чувства-то мальчика выдают совсем иное: Люк так и впился в него глазами - в поисках ответной реакции. Не мигая, не отводя взгляда... "Под ноги бы лучше смотрел" - чуть не буркнул вслед сыну Вейдер.

Но не стал - как и распоряжаться, чтобы с юнца сняли наручники. Не имеет смысла. Конвоиры так и увели молодого джедая - неловко держащего перед собой скованные руки и не отрывавшего взгляда от отца.

А у него оставалось еще несколько минут, чтобы побыть наедине со своими мыслями.


ГЛАВА 2.

В лифте оба хранили молчание. Люк явно чувствовал себя неуютно - не то смущался собственного порыва и несбывшихся - там, на Эндоре - надежд, не то начинал-таки осознавать всю серьезность положения. Или же просто чувствовал ауру этого места... места, и того, кто ждал их там - наверху.

Ситха это устраивало. Вблизи от Учителя следовало быть осторожным в словах и даже в мыслях. Вейдер прекрасно помнил - пристальный взгляд из-под капюшона и тот внезапный вопрос насчет чистоты чувств. Вряд ли Император всерьез подозревал его - просто очередная проверка, которую он как всегда с честью выдержал. Но тогда и сейчас - впервые за долгие годы - основания для проверки действительно были. Время Палпатина истекало, и по каким-то едва уловимым колебаниям в Силе ситх знал это... Как и то, что старик не растерял ни своей мощи, ни умения читать в душах.

И то, что Мастер уходить не собирался. И потому вряд ли воспримет с восторгом планы Повелителя Тьмы поторопить этот уход.

В зал Люк вышел первым - Вейдер отстал на шаг, позволяя сыну самому подняться по лестнице к трону. Император на шипение лифта не реагировал, любуясь звездами - а точнее: (Вейдер позволил себе усмехнуться) просто выдерживая паузу, чтобы произвести на мальчишку впечатление.

Кланяться ситх не стал: крохотная точно рассчитанная доля дерзости, чтобы Мастер не задался вдруг вопросом о чрезмерной покорности ученика. Тем более, что все эти бесконечные выражения смиренности в традициях обоих Орденов смертельно надоели ему добрых три десятилетия назад. Император сделал вид, что не заметил - как и самого присутствия Вейдера, впрочим.

- Добро пожаловать, юный Скайуокер. Я ждал тебя.

В ответный взгляд Люк вложил, судя по всему, весь имеющийся у него запас нахальства. Ненадолго. Палпатин посмотрел на украшающие джедая наручники, а затем сделал легкое движение пальцем:

- Это тебе уже больше не нужно.

Мальчик был явно ошарашен - свалившимися на пол оковами, свалившейся на него иллюзией свободы... Ситх сделал очередной удручающий вывод об уровне мастерства своего сына. Похоже, идея открывания замков Великой Силой явилась для юнца истинным откровением.

- Стражники, оставьте нас.

Укутанные в красное фигуры, вытянувшиеся у лифта, развернулись и поспешили исчезнуть. Зря. Вейдер достаточно насмотрелся на организацию охраны важных лиц, имел даже честь поучаствовать - давно, еще в бытность джедаем... Анакином. И знал: истинный профессионализм в этом деле возможен лишь тогда, когда охраняемый - не более чем объект, приказы, мнения и цели которого в сравнении с вопросами безопасности - ничто. 

Впрочем, в случае с Сидиусом любые возражения стражи имели бы предсказуемый финал - остывающие тела, медленно вытаскиваемые из тронного зала новыми фигурами в красном. Бессмысленность - еще одна причина (в дополнение к личным) не доводить до Палпатина свое мнение о качестве охраны. Император тем временем продолжал:

- Я собираюсь завершить твое обучение. Со временем ты будешь называть меня Учителем.

Способность дерзить у мальчишки-таки не отшибло:

- Вы ошибаетесь. Вы не сумеете обратить меня, как моего отца.

Старик встал - неожиданно легко для столь грузно осевшей в троне фигуры - и двинулся им навстречу.

- О нет, мой юный джедай. Ты еще узнаешь, что это ты ошибаешься... ошибаешься практически во всем.

Вейдер забеспокоился... В голосе Палпатина звучала насмешка: уверенная, почти ласковая. Люк в своих беспечности и безрассудстве не понимает, что для него все может кончиться уже сейчас. Сидиус не терпит возражений... и не только от стражников. А жизнь мальчика для него большой ценности не имеет. Ситх счел нужным вмешаться:

- Его лазерный меч.

Движения Императора, взявшего рукоять, были такими привычно-спокойными...зато в голос наконец-то прорвалась злость:

- Оружие рыцарей-джедай? Похож на меч твоего отца. Но теперь ты должен знать - твоего отца нельзя вернуть с Темной Стороны. Скоро и с тобой будет так же...

- Вы ошибаетесь. Скоро я умру... и Вы вместе со мной.

Идиот.

Император рассмеялся. Вейдер с тщательно скрываемым облегчением позволил себе расслабиться. Обучение началось.

- Вероятно ты имеешь в виду атаку флота повстанцев?

Глаза у мальчишки так и взметнулись вверх. Палпатин продолжил - медленно, смакуя: 

- Да... Уверяю тебя, здесь мы в полной безопасности.

Развернулся, не спеша двинулся к трону, провоцируя Люка на очередную дерзость:

- Ваша слабость в Вашей самоуверенности.

- А твоя - в твоей вере в друзей.

Для ответной реплики Император даже не побрезговал удостоить юного джедая взглядом. Вейдер поддержал:

- Бессмысленно сопротивляться, сын мой.

Палпатин удобно устроился на троне и с какой-то мрачной торжественностью отметил:

- Все, что случилось, произошло по моему плану. Твои друзья на Священной Луне...

Подействовало. Люк аж дернулся. В голосе Сидиуса прорезалась веселая и злая издевка:

- попали в ловушку. Как и ваш мятежный флот! Я был тем, кто позволил Альянсу узнать расположение генератора! Ничего этот жалкий маленький отряд ему не сделает... Целый легион моих лучших воинов ждет их...

Взгляд мальчишки так и заметался между двумя ситхами... Император закончил фразу:

- ...и боюсь, что дефлекторный щит будет включен, когда твои друзья прибудут сюда.

А потом улыбнулся - неожиданно тепло и с каким-то... пониманием. И впервые за все время эндорской операции Люк почувствовал настоящий страх.


ГЛАВА 3.

Точки за убранным в причудливое переплетение рамы стеклом круглого окна...

Подмигивали маленькие и неподвижные огоньки звезд. Метались, порождая мгновенно исчезающие всплески выстрелов и взрывов, юркие истребители. Неподвижно и безмолвно - повинуясь императорскому приказу, затягивающему агонию повстанческого флота - висели в пустоте более крупные, четко сформированной треугольной формы, силуэты "Звездных Разрушителей". Он привычно - знакомым фоном - ощущал течение жизни в каждой из них: миллионов на удаленных от разыгрывающейся битвы планетах, тысяч - в громадных внутренностях крейсеров и боевой станции, маленьких обособленных единичек в кабинах элегантных произведениях "Сейнара" и обшарпанных - Повелитель Тьмы брезгливо поморщился - изделиях корпорации "Инком". Жизнь заполняла все вокруг...

Но его сын сейчас чувствовал только смерть.

- Иди, мальчик. Посмотри сам.

Голос Императора был мягок. Люк воспользовался приглашением, всматриваясь в пространство, с ужасом угадывая во вспышках знакомые силуэты кораблей... Вейдер на всякий случай подошел поближе и привычно застыл за спинкой трона. Не повредит.

Хотя мальчик такой предсказуемый. Чувства сына были открытой книгой, инструментом, на котором Палпатин с легкостью гения исполнял виртуозные симфонии. Юнец пробарахтается еще с 10-15 стандартных минут - злясь, досадуя, пытаясь удержаться в рамках учения джедай...

А потом Император нанесет последний удар.

- Отсюда ты увидишь полное уничтожение Альянса и конец вашего жалкого восстания.

Слова Палпатина заставили мальчишку обернуться, впиваясь взглядом в Императора... и в рукоятку меча, угнездившуюся в подлокотнике трона. Старый ситх скосил глаза, отслеживая направление взгляда, ласково похлопал по металлу сейбера рукой:

- Ты хочешь взять это, правда? В тебе растет ненависть... Возьми свое оружие джедая. Используй его. Я безоружен. Ударь - и убей меня...

Люка отпустило. Вздох, и юноша, брезгливо мотнув головой, отвернулся к окну.

Вейдер улыбнулся под маской. Еще немного - и мальчик позабудет о своем пренебрежении. Секунды передышки, позволившие его сыну вознестись на вершину триумфа - "рыцарь-джедай с холодной головой, отважно и гордо противостоящий мерзким увещеваниям ситха" - коротки, и тем больнее будет падение.

А Палпатин тем временем продолжал - не удостоив особого внимания, как Люк развлекается, вращая головой между троном и окном:

- Поддайся гневу... С каждой секундой ты все больше становишься моим слугой.

Слишком просто... Уничижительность ли последней фразы, масштабы ли раскинувшегося перед взором сына истребления - и мальчик уже снова кипит. Еще немного - и ярость сметет все барьеры, все наложенные бывшими учителями табу.

Вейдер наблюдал за Люком с каким-то насмешливо-безразличным интересом. Сын не вызывал у него сочувствия... по крайней мере сейчас. Юный упрямец, юный глупец. Если бы мальчик отвергал Тьму сознательно... Было бы досадно. Создало бы дополнительные трудности в обращении. Но по крайней мере это породило бы в ситхе некий намек на уважение.

А мальчишка просто боялся использовать Темную Сторону. Отказывался, не имея о ней ни малейшего понятия. Его нежелание хотя бы раз усомниться и подумать головой - раздражало. Юнец предпочитал слепо цепляться за ветхие нравоучения джедаев, хладнокровно использовавших его - как и некогда самого Вейдера... нет, Анакина... - в своих целях. Ситх не придерживался человеческой морали. Но способность Светлых лицемерно списать на всеобщее добро для народов Галактики то, что сами эти народы считали гнусностью: кражу ребенка у отца, прозябание на гадкой провинциальной планетке, ложь, циничное втягивание несмышленыша в войну, которая должна была неизбежно заставить мальчика сражаться насмерть с единственным оставшимся в живых кровным родственником - вызывала у него омерзение.

И при всем при том наивный глупыш отказывается подумать: насколько на самом-то деле хороши и честны его "добрые" наставники...

Неужели способности к Силе и упрямство - это все, что мальчик сумел от него унаследовать??

Вейдер все же надеялся на хотя бы малую толику мозгов вдобавок.

А Люк пытался продолжать борьбу с Императором:

- Нет!

- Это неизбежно. Это твоя судьба. Ты, как и твой отец, теперь принадлежишь мне!

Скоро.
Почти вот-вот.
Все шло так, как и должно было идти. Император обработает мальчишку. А когда Люк не выдержит и сделает первый судорожный шаг во Тьму - Повелитель Тьмы будет рядом. И не даст сыну отступить - пока юнец не воспользуется Темной Стороной по-настоящему. Пока не распробует Тьму на вкус.
Вейдер усмехнулся. Именно поэтому давно - тысячелетия назад, во время первого раскола Ордена - джедаи и взяли на вооружение методику неведения и запрета. Ибо тот, кто получал возможность выйти за границы орденских страшилок и узнать, что такое Тьма на самом деле, уходил. По крайней мере - почти всегда уходил. Некоторым не хватало смелости и ума, чтобы пройти путь до конца... но лишь единицы могли окунуться в Темную Сторону и вернуться к Свету - уже осознанно. Разумеется, оставшиеся джедаи постарались уничтожить все, что только могло рассказать о ситских учении и философии... Вместе с самими их носителями в первую очередь. А чтобы подрастающие поколения не проявляли вполне естественного интереса к запретному знанию объявили Тьму чем-то сродни наркотику. Ситх снова усмехнулся. С тем же успехом можно объявить наркотиком способность ходить. Или дышать.

Скоро.
Пелена неведения спадет, и мальчик сам захочет учиться. Тьма действительно завораживает. Как и умение мыслить... Стоит один только раз попробовать - и уже трудно остановиться. Темная Сторона дает такие богатые возможности, такую мощь...
А еще Тьма - красива. Вот что не могли и не смогут понять проповедующие свой выхолощенный стиль работы с Силой джедаи. "Тьма первична. Желания и деяния всех живых существ всегда вырастали из Тьмы" - сказал ему когда-то Учитель. Тьма красива. Потому что в какой-то мере она и есть сама жизнь.

Скоро.
Наконец-то в Галактике исчезнут последователи Светлой Стороны.
Наконец-то Император покончит с уже ненужным для его целей Альянсом.
И наконец, впервые за долгие годы, с уходом последнего джедая Темный Орден окончательно отбросит за ненужностью Правило Бейна. Так, как и было задумано - тысячелетия назад.

А сам он - впервые за долгие годы снова получит возможность сделать шаг наверх.

Еще один взрыв. Еще один кораблик Альянса растворился в небытии. А Император продолжал:

- Как видишь, мой юный ученик, твои друзья потерпели поражение. А теперь... - голос Палпатина переполняло торжество: стань свидетелем мощи этой полностью вооруженной и действующей боевой станции!...

И, наклонившись к коммлинку:

- Стреляйте.


ГЛАВА 4.

Шок.

- Флота больше нет. И твои друзья на Эндоре тоже обречены. Спасенья нет, мой юный ученик.

Мальчик метался. Он не верил, не хотел верить - словам Императора, своим глазам. Наконец поднял взгляд на отца - словно спрашивал у него подтверждения увиденному. Ситх кивнул.

- Восстанию конец...как и твоим друзьям...

Вот и все. Почти все. Отчаяние мальчишки перерастало в ярость. Палпатин продолжал:

- Хорошо. Я чувствую твой гнев. Я беззащитен. Возьми свое оружие! Ударь меня со всей своей ненавистью и твой путь на Темную Сторону Силы завершится...

Такой предсказуемый... Сейчас Люк не выдержит, и Вейдеру придется - а жаль, как бы хотелось обратного! - подставить клинок, защищая Императора. Учитель пока нужнее живым: одного удара недостаточно, мальчик попытается отступить.

Юный джедай боролся с собой еще пару секунд. А потом - с разворота (И Великая Сила - до чего же медленно! - с неудовольствием отметил ситх) притянул к себе рукоятку меча. Попытался рубануть Сидиуса, заставить ненавистный голос замолчать - Палпатин не сделал ни малейшей попытки уклониться.

Ярко-алое лезвие встретило зеленое на полпути.
Император рассмеялся.

На этот раз Люк сражался лучше, чем когда бы то ни было до сих пор. Несомненно, оценил уроки Беспина и немало времени провел в тренировках. Но в конечном счете - и Вейдер видел это как никто другой - дело совсем не в приобретенном опыте: сейчас мальчишку вела Тьма - окрыляя, усиливая напор молодой энергии, придавая неумелым, неотработанным движениям недостающие отточенность и мастерство. Конечно, это не было уровнем, достойным ситха... и все-таки намечался явный прогресс. Мальчик теснил его к леснице - Вейдер старательно отступал, затрачивая много больше энергии на имитацию сражения в полную силу, нежели на сам бой. Нужно было дать сыну почувствовать свой успех... свое могущество.

Пинок, который отвесил ему Люк, оказался для Темного Лорда неожиданностью. Неплохо... Вейдер мог устоять, но предпочел слететь в кувырке к подножию лестницы. Пусть юнец оценит победу. Он ожидал, что Люк последует за ним. Но нет... юноша был слишком зажат. Где-то там, глубоко внутри, еще держались поставленные джедаями барьеры, не давая ярости в душе мальчишки течь легко и свободно.
Император тоже чувствовал это:

- Хорошо. Используй свою агрессию, мальчик. Дай ненависти течь сквозь тебя.

Люк на мгновение обернулся - ситх воспользовался моментом, чтобы подняться на ноги. Снова перевел взгляд на Вейдера...и выключил меч.
Пришлось признать:

- Оби-Ван неплохо тебя обучил.

- Я не буду драться с тобой, отец.

Да неужели? А я - буду.
Потому что происходящее - не игра, Люк. Не сказка. И наш Учитель - там, на троне - не прослезится в умилении от твоих трогательных гордости да решимости, и не кинется в раскаянии носить цветочки на могилки джедаев, возрождать Республику и обнимать Мон Монтму.
Так что если ты немедленно не возьмешься за ум, мне придется тебя просто и банально - убить.

Ситх медленно поднялся по ступеням:

- Напрасно ты опустил оружие...

Мальчишке пришлось отступать, потом обороняться. Сейчас его движения стали более медленными, лишенными налета агрессии. В лучших традициях джедаев - с неудовольствием отметил Вейдер: защита, не нападение. Темный Лорд тоже не спешил, медленно вытесняя Люка наверх по ступеням - к трону. Сын сделал несколько шагов... а потом отпрыгнул в обратном сальто и легко взлетел на нависающий сверху мостик:

- Твои мысли выдают тебя, отец. Я в тебе чувствую добро, конфликт...

Люк все-таки исчерпал его терпение. В этот момент ситх был не просто готов уничтожить своего непутевого отпрыска... Он, пожалуй, по-настоящему хотел его убить. Или по крайней мере преподать хороший урок.

- Нет никакого конфликта.

Мальчик явно не понимал, что это не лучшее время для споров:

- Ты не смог заставить себя убить меня до сих пор, и я не верю, что ты убьешь меня сейчас...

Лучше усомнился бы хоть раз в своем джедайском учении, упрямец. Ситх подошел чуть ближе:

- Ты недооцениваешь мощь Темной Стороны Силы. Если ты не будешь сражаться, тебя ждет то, что уготовано тебе судьбой.

... и с легкостью метнул активированный меч вверх. Люк моментально пригнулся. Вейдер холодно подумал, что даже если бы не успел - невелика потеря. А потом алое лезвие перерубило крепления, и юный джедай кубарем покатился с рушащихся мостков вниз.

Осталось только поймать меч и найти, куда забился мальчишка.
В пространстве тронного зала раздавался смех Императора:

- Хорошо. Хорошо.


ГЛАВА 5.

Тогда, пару лет назад, он впервые узнал имя взорвавшего Звезду Смерти пилота. И почувствовал - почти сразу. Хотя мало ли в Галактике Скайуокеров... Некровных, кровных... у его матери тоже была родня, она рассказывала - то немногое, что помнила от своего короткого свободного детства.

Известие о существовании сына не породило в Повелителе Тьмы сентиментальных чувств. С чего бы? Оно дало ему много большее: шанс новизны. В последнее время он часто испытывал скуку. Жизнь ситха - непрерывный путь вверх. К могуществу. К совершенству.

Ему надоело двадцать лет топтаться на одном месте.

Временами он почти сожалел об уходе в небытие джедаев: старых врагов, старых друзей. Ситх брезгливо поморщился... Не друзей. Коллег. Кто из бывших соратников принимал близко к сердцу то, что думал и чувствовал мальчик Анакин? Он был для них всего лишь перспективным учеником, возможным Избранным. Человеком, которого выращивали для определенной задачи - с присущим технологическому процессу бесстрастием. Его использовали, как использовали тысячи других до него.

Но жизнь была тогда другой на вкус. Острее. Полнее.

Что с того, что у него никогда не было друзей? Были достойные его способностей враги. И дела. Разве мелкие банды мятежников, за которыми ему приходится гоняться в компании не верящих в существование Силы армейцев - уровень ситха?

И - перспективы. Он тогда шел наверх - яростно, с безжалостной одержимостью молодости. Сила и могущество были рядом - стоило только протянуть руку. Боль от потери семьи и собственного увечья только подстегнули его...

"Тебе не нужны наставники, Анакин... Я полагаю, ты станешь величайшим из джедаев.." - сказал ему когда-то Мастер. Сколько лет прошло с тех пор? Он достиг истинного величия, и кости тех, с кем он некогда пытался сравняться, давно истлели на далеких планетах. Но что дальше? Он действительно не испытывал потребности в наставниках. Включая и того, кто сказал ему эти слова - того, кто уже давно перестал быть Учителем. Но все еще оставался Повелителем - преграждая путь наверх, заставляя оставаться вторым.

Всего лишь вторым.

Ситх предпочел бы придержать новость для себя, и взять мальчишку и его друзей живыми, еще на Хоте. Не спешить. Посмотреть что из себя представляет его потомок, попытаться открыть юнцу глаза. Может быть - начать обучение. Он не тешил себя пустыми надеждами на то, что удастся полностью подготовить сына к моменту, когда Палпатин узнает о существовании Люка.
Просто хотелось выиграть время.

Но тогда словно сама судьба... или Сила? обернулись против него. Ошибка Оззеля, дерзкий трюк мятежников с гарпунами... Было в находчивости повстанцев что-то неуловимо... знакомое. И мальчишка ушел - растворился где-то в безбрежных глубинах комоса; а корабль его приятелей все еще играл в смертоносную чехарду с тай-файтерами посреди поля астероидов, когда Император вызвал своего ученика на связь.

Мальчик прятался. Вейдер знал, видел его тем внутренним зрением, которое давала Великая Сила - где-то там, в полумраке, в переплетении металлических конструкций недостроенного тронного зала, сын вжимался в стену, тщательно пытаясь расслабиться и раствориться - в покое, в течении Силы. На лице Люка лежали голубоватые отсветы. Ситх даже чувствовал, как юный джедай закрывает глаза... смешно: как ребенок. Он знал, что мальчишка рядом; не знал только - где. Впрочем, поиск будет недолгим.

- Ты не сможешь прятаться вечно, Люк.

- Я не буду драться с тобой.

Ответ пришел почти из ниоткуда. Хорошо. Критическая ситуация обострила способности юнца.

Почти из ниоткуда... но только почти. Вейдер безошибочно развернулся на голос:

- Перейди на Темную Сторону Силы. Это единственный путь спасти твоих друзей. Да, твои мысли выдали тебя. Твои чувства так сильны... Особенно...

Ситх остановился - прислушиваясь. Мальчик замер - пытаясь задержать дыхание, унять само биение сердца... Не выйдет, Люк: что бы ни говорили твои учителя - недоучке не тягаться с Повелителем Тьмы.

- К сестре!

Знание оказалось столь неожиданным... Значит, этот плохо воспитанный и откровенно стервозный кошмар - его дочь??? Великая Сила! Покойник Таркин, пожалуй, был прав, разнеся ко всем чертям планету, где из ситского ребенка вырастили... такое. Странно, что он не почувствовал еще тогда: она должно быть много слабее мальчишки. Но какая разница - сейчас:

- Вот как... у тебя есть сестра-близнец. Теперь твои чувства выдали и ее. Оби-Ван поступил мудро, что спрятал ее от меня. А теперь - он потерпел полное поражение. Если ты не обратишься к Темной Стороне, то возможно она...

- Никогда-а-а...

Последние барьеры были сметены.

Люк вылетел из тени мгновенно, на гребне ничем не сдерживаемой кипящей волны ненависти. Вейдер успел развернуться: сын бил со стороны спины. Под бешеной атакой ситху пришлось отступить, пришлось - впервые за долгие годы - вспомнить, как это бывает: сражаться с живым противником в полную силу. Сейчас они поменялись ролями. Люк непрестанно атаковал, обрушивая на Повелителя Тьмы вереницы резких, яростных ударов; Вейдер оборонялся и отступал, выводя мальчишку на открытое пространство. В тесном подлестничном закутке ситх - более высокий из двоих - был в заведомо худшем положении. Слишком мало места для маневра, приходилось все время сгибаться. Мечи то и дело чиркали по металлу несущих конструкций, высекали из него искры...

Сейчас мальчик был действительно хорош в бою. Он забыл обо всем: о принципах Света, о наблюдавшем за схваткой Императоре, о том, что сражается с родным отцом. Хорош - и опасен. Впервые по-настоящему опасен. Молодость, зачатки таланта... И - единственное желание: убить. Люка не сдерживало ничто.

А Вейдер хотел, чтобы юнец вышел из этого боя живым и невредимым.

Слишком непривычно: обороняться, почти не атакуя; отступать, не пытаясь нанести смертельного удара. Вейдеру без труда удалось вывести сына к подножию лестницы, а Люк попытался вернуть преимущество, загнав Повелителя Тьмы на неширокие мостки, нависающие над реакторной шахтой. От очередного удара ситх просто увернулся - пригнувшись, так же поступил со следующим...

А потом легкие сжало невидимым пылающим обручем.

Он просел на колено, почти повисая на хрупких перилах мостика. Один удар, второй, третий... Люк был слишком увлечен и даже не задумывался о причинах своей внезапной победы. Очередной удар перерубил ситху запястье. Меч, звякая, покатился по металлу мостков и свалился в бездонную пасть шахты.

Боли не было - только запах горелой изоляции. Зеленый клинок перерубил протез, рассекая переплетение металла и проводов. Повелитель Тьмы опрокинулся на спину, успел вскинуть руку - в бесполезной попытке остановить убивающего его мальчишку.

Но завершающего удара не последовало: Люк подскочил, нацеливая кончик меча в горло поверженного ситха... и замер. За его спиной звучал старчески-суховатый торжествующий смешок.

Легкие наконец-то ожили, Вейдер расходовал воздух жадно, пытаясь восстановить сбитое дыхание. Взять все от короткой передышки, предоставленной ему Учителем и сыном. Системы доспеха сипели, едва справляясь с непомерной нагрузкой.

Император медленно спустился к ним по лестнице. Сложил руки - в скупом подобии аплодисментов:

- Хорошо. Твоя ненависть сделала тебя сильнее. Ну а теперь последуй своему предназначению и займи место своего отца возле меня!

Старый хрыч.

Прилив гнева помог ему справиться с нехваткой воздуха. Учителю стоит поаккуратнее выбирать выражения, черт возьми! Вейдер понимал, что речь идет об обучении... Но с мальчишки сталось бы в запале позабыть все то, что оба ситха пытались вложить в эту непутевую головенку. И проинтерпретировать слова Императора как приказ решительно покончить с Повелителем Тьмы. Или? Он осторожно, пользуясь тем, что Люк и Палпатин были слишком заняты друг другом, прислушался к Силе... Нет, Император все-таки не желал, чтобы юнец убивал своего отца. Он просто находил этот вариант... забавным. Тревожный признак. Ситхи никогда не церемонились со своими учениками, но жизнь Вейдера Сидиус явно начал ценить слишком уж дешево.

Мальчика, похоже, действительно ошарашили слова Мастера. Он растерянно застыл, оглядываясь через плечо на Императора. Острие клинка отошло от горла лежащего Повелителя Тьмы, нацелилось куда-то вбок... Ничего не стоило выбить меч из руки зазевавшегося юноши - Силой или просто ударом ноги - и отправить подальше в шахту, в компанию к собственному. Но ситх предпочел просто наблюдать и восстанавливать силы. Люк явно не собирался убивать его - он медленно переводил взгляд между обрубком отцовского протеза и собственной затянутой в черное искусственной рукой. Согнул и разогнул пальцы...а потом - с видимым усилем, словно поднимая тяжелую ношу - выключил свой меч:

- Никогда.

Выпрямился, разворачиваясь к Императору, и отбросил рукоять в сторону:

- Я никогда не перейду на Темную Сторону. Вы потерпели поражение, Ваше величество. Я джедай, как и мой отец до меня.

Если Люк ожидал взрыва негодования или очередной порции уговоров, то должен был ощутить разочарование. Палпатин оставался спокоен - не меняя выражения лица, даже не пошевелившись, несколько секунд он внимательно разглядывал непокорного юнца. А потом ответил:

- Что ж. Пусть будет так... джедай.


ГЛАВА 6.

Он не вмешивался. Не имело смысла. Сейчас Мастер задаст мальчишке хороший урок - в этом ему нет равных - и избавит юношу от основной части упрямства и глупости. Люку придется не сладко... Но в конце-концов - по заслугам. Перечить ситхам - опасное развлечение.

- Если ты не перейдешь на Темную Сторону, ты умрешь.

Император злился. Или улыбался. Молодой джедай так и не понял - что именно. А потом с кончиков пальцев Палпатина зазмеились голубые молнии.

Глупый маленький невежа. Представлял ли ты себе такую концентрацию Силы, такую мощь? Мальчишка был отброшен разрядами в сторону, как надоевшая игрушка. Кривясь от боли он исхитрился удержаться на краю пропасти, вцепившись в какие-то металлические конструкции.

Ситх поднялся - доспех ответил на усилие очередной порцией сипения - медленно, тяжело. Занял привычное место за спиной Учителя.
А Палпатин продолжил:

- Юный глупец.. только теперь, в самом конце, ты понял это.

И снова поток молний. Безжалостный, болезненный, высасывающий силы из каждой клеточки тела. Сидиус поджаривал юнца не спеша, со вкусом, с паузами между слепящими, наполняющими воздух сухим треском потоками энергии. Полюбовался тем, как по затянутой в черное фигурке Люка гуляют крохотные змейки остаточных разрядов, и подошел поближе:

- Твое слабенькое мастерство немного стоит в сравнении с мощью Темной Стороны. Ты заплатил за свою слепоту...

Очередной поток сбросил мальчишку на пол. Люк корчился под разрядами - не то рефлекторно, не то в беспомощных попытках отползти. Император нависал над телом поверженного джедая, молнии били почти в упор. Ситх подумал, что его сын вот-вот сломается и сдастся, и тот действительно попытался что-то выговорить, в агонии пытаясь поймать взглядом черную маску, скрывающую лицо Повелителя Тьмы:

- Отец, пожалуйста... Помоги мне.

Интересно - чем? Он и так сделал все, что хотел и мог. Еще тогда, при Хоте. Палпатин не приказывал прямо - убить... Старый политик всегда избегал и прямых разговоров, и прямых действий. Но ожидал именно этого ответа.

Не оправдывать ожиданий Сидиуса было очень опасно.

И все-таки Вейдер рискнул. Он не знал тогда наверняка, стоит ли этого Люк. Унаследовал мальчишка всю глубину отцовского таланта к Силе или родился бесполезной пустышкой со слабенькими способностями. Станет опасным конкурентом, достойным союзником или всего лишь преданным исполнителем Императорской воли, занявшим свое место с другой стороны трона. Пусть даже последнее: он так давно не беседовал... с равным.
Он не знал. Но все-таки произнес - недосказанно, невольно копируя манеру своего Мастера: "Если бы его можно было обратить..."

Как помочь тому, кто не желает помочь себе сам? Юноша не хотел умирать, и Повелитель Тьмы чувствовал это. Не хотел - но упорствовал в своем безрассудном решении.
Боль преподнесла Люку хороший урок - но, похоже, начисто отшибла и без того небогатенькие мыслительные способности...
Ситх снова перевел взгляд с сына на Императора. Он хотел было сказать, что бесполезно продолжать экзекуцию - мальчику нужно время обдумать происшедшее. Тогда тот должен стать сговорчивей.
Но привычно промолчал.

- А теперь, юный Скайуокер... - голос Палпатина приобрел оттенок мудрой, почти фаталистичной мягкости: ты умрешь.


Черный. И синий. В тронном зале главенствовали 2 цвета.
Черное небо, в росчерках звезд в окне. Черный трон - рядом. Черный цвет одежды тех троих, кто находился у подножия ведущей к трону лестницы. Незримая чернота наполнявшей зал Тьмы...
Синеватые отблески лежали на раме окна. На ступенях. Играли на гладком шлеме Вейдера. Придавали мертвенный оттенок лицам тех, кто не был вынужден носить дыхательную маску.
Синева исходила с кончиков пальцев Императора. Сверкающая, резкая. Синеватый зыбкий дымок вился вокруг лежавшего в беспамятстве на полу джедая...

Улыбка на лице Палпатина сменилась ожесточенностью. Сидиус пропускал сквозь себя наполнявшую все пространство Вселенной энергию, тянулся к Силе... А потом на Люка снова обрушился поток молний - ярче, мощнее, интенсивнее предыдущего.

А ведь он действительно убивает мальчишку.

Осознание этого факта не принесло ситху боли. Он не испытывал - ни жалости, ни сочувствия. Только гнев. Гнев - и немного... тоски.

Вот и все.
Он знал, что все может закончиться именно так. Что его сын может оказаться слишком упрямым или слишком бесталанным. Что все усилия, вложенные в мальчишку - напрасны.
Почему же скорая смерть юнца так подействовала на него?
Неужели за двадцать лет он так и не разучился надеяться?

Повелитель Тьмы смотрел, как Люк с криками корчится на полу в сияющем коконе разрядов. Смотрел долго, не отводя взгляда.

Все.
Не будет правления отца и сына.
Не будет даже равного по другую сторону трона.
Все будет как раньше... как всегда. Старый хрыч никогда не умрет.

Но почему - так глупо, так быстро? Ведь мальчик поддался бы рано или поздно. Первый шаг уже совершен, остальное - только дело времени. Зачем так просто отказываться от ценного ресурса? С Анакином Сидиус не поленился провозиться добрый десяток лет. Пусть даже юноша не имеет для Палпатина столь большого значения...

Или же Император знал. А почему, собственно, нет? До этого момента ситх был убежден, что не навлек на себя подозрений. Но Мастер всегда умел читать в душах... Знал и играл не с мальчишкой - с осмелившимся проявить непокорность учеником? Старику хватило бы коварства таким уничижительным образом показать, к чему приводят мысли о неповиновении...

Ярость росла в нем и Вейдер давал ей течь свободно, привычно чувствуя невидимые потоки Силы вокруг себя.

Наконец, он перевел взгляд на Императора.

Палпатин, казалось, забыл обо всем. По крайней мере - о присутствии за плечом Повелителя Тьмы. Он был полностью занят юным джедаем, поливая беспомощного пленника новыми и новыми потоками молний. Сидиус даже подрагивал от смеси злости и удовольствия, когда с кончиков его пальцев срывались особенно мощные разряды.

Это давало ему шанс.

Последний, и самый опасный в затеянной ситхом игре. Сейчас - когда старик сосредоточил на Люке все внимание, все силы. Другой возможности Вейдеру не представится долгие годы. И скорее всего - не представится вообще.

"Вместе мы сможем уничтожить Императора" - вспомнил он собственные слова. Когда, как давно он их произнес? Ах да... Беспин. Что ж... в конечном счете так и случится. Хотя Вейдер представлял себе все иначе, собирался оставить весь риск на долю мальчишки... Теперь же часть молний неминуемо попадет по нему.

Он знал, что сумеет перенести боль. Ему пришлось пережить и не такое. Он ситх, Повелитель Тьмы... Он выдержит.

Гнев разрастался - черной, холодной, покорной ему волной. На Императора, который осмелился растоптать его надежды. На мальчишку - никчемного, бесполезного упрямца. На себя - двадцать лет вынужденного мириться со второй ролью...

Вейдер снова бросил короткий взгляд на Люка: юнцу осталась максимум минута. И решительно двинулся к Палпатину.


ГЛАВА 7.

Император некогда был видным мужчиной, но сейчас его источила старость - высушивая кости и ткани, покрывая кожу частой паутинкой морщин, обесцвечивая глаза. Жизнь в этом теле, казалось, не угасала только за счет силы - Великой Силы и силы наполнявшей его личности. Учитель был легок и хрупок; Повелитель Тьмы подхватил и поднял его на вытянутых руках над головой играючи, как ребенка.

Молнии сплетались в причудливый, беспомощно ищущий свою цель покров. Образовывали над запрокинутыми к потолку лицом и руками Сидиуса синий переливающийся ажурный купол. Часть их стекала вниз - по шлему и мантии взбунтовавшегося ученика...

Ситх не обращал внимания. На боль. На то, как очередной шальной разряд пробирался сквозь сочленения брони, отыскивая слабое место в переплетении проводов. На очнувшегося и ошарашенно глядящего на него мальчишку.

Доспех ощутимо тряхнуло, через мгновение - тряхнуло снова, высвечивая синеватые очертания скелета и черепа его обитателя. В дыхательной системе что-то закоротило, посыпались белые искры... Но Вейдер не обратил внимания и на это - реакторная шахта была уже в шаге от него, и ситх сбросил свою ношу туда.
Так же легко, как держал.

И только потом бессильно свалился на краю пропасти, вцепившись в перила. В дымчатых змейках последних молний, с ощущением резкой боли в сожженных легких. Крик Мастера затихал, удаляясь... а потом из шахты дохнуло синим дымом и жаром, которого он не почувствовал.

Силы уходили. Судорожно, вместе с питавшим Повелителя Тьмы гневом, вслед за последними крохами воздуха, который истерзанные системы жизнеобеспечения все еще пытались отдать ему. Все, что он сейчас мог - дышать... пытаться дышать - неровно, с клокочущим и всхлипывающим звуком.

Он выдержал. Иначе и быть не могло.
Не выдержала электроника доспеха.

Молодой джедай смотрел на него широко открытыми от изумления глазами, потом приподнялся на локте, подполз к отцу. Ситх с каким-то отстраненным безразличием подумал, что Люк сейчас с легкостью может отправить его вслед за Императором... но пальцы сына заскользили по доспеху, сжались на плаще. Мальчик тащил его прочь от простиравшейся рядом бездны. Уложил на спину, вцепился в уцелевшую руку...

Юный глупец так ничего и не понял.

Он видел это в глазах мальчишки, читал в его чувствах. Молодой, упрямый и - неисправимо наивный.

Воздуха становилось все меньше и меньше. Перед лицом плыла легкая пелена - Вейдер не разобрался, отказывали это сенсоры маски или его собственные глаза. Да и какая, в общем-то, разница?

Он умирал. Повелитель Тьмы знал это - четким, холодным, не оставляющим ни надежд, ни сомнений знанием. У него не хватит сил и времени продержаться. А у мальчишки - сил и умения помочь ему.

С легкой иронией он подумал, что исполнил пророчество, которого так боялись и так ожидали от него джедаи. Когда последний ситх уйдет, все, что останется этой Галактике - его недоучка-сын. Баланс Силы восстановлен: и с той, и с другой стороны - полный ноль.

Взгляд затягивало туманом, но внутреннему зрению, еще более обострившемуся от приближения смерти, было доступно много больше, чем зрению обычному:

- как далеко внизу, на Эндоре, мятежникам удалось осуществить свой дерзкий замысел;

- как застыл в губительном промедлении Имперский флот - ожидая приказа, который уже некому было отдать;

- как торжество и ликование одних уравновесится горечью и мрачной решимостью других. Это гражданская война, сын... Ты так и не поймешь, что здесь нет ни правых, ни виноватых.

- как Империю начнут делить те, кто должен ее охранять;

- как возродится Республика... И этот бардак они назовут государством?

- как Галактику начнет сотрясать новая война, с общим для Империи и Республики врагом. Он уже не мог почувствовать - каким... Просто знал.

- как опять появятся джедаи. И ситхи. Вспоминая забытое, воскрешая утерянное, нащупывая новый путь. Глупцы... Все они были глупцами. Невозможно полное уничтожение - ни Тьмы, ни Света... Сила сама стремится вернуть свое равновесие;

- как наивный мальчишка так и останется в заблуждении, что вернул своего отца на Светлую Сторону. До старости, до смерти. Будет верить, что послужил спасением, а не причиной гибели...


Люк тащил его - через суматоху, через панику эвакуации, беготню солдат, пилотов и обслуживающего персонала, через завывание сирен. Ситх не видел в этом смысла... просто в охватившем его предсмертном безразличии не видел и смысла спорить. И отрешенно переставлял ноги, навалившись всем телом на плечо юноши. Системы доспеха уже не были привычным подспорьем, сковывая то, что оставалось от собственного тела Повелителя Тьмы, своей бесполезной тяжестью... Как глупо! Судьбу Галактики решил какой-то крошечный пробой в изоляции, случайно отошедший контакт...

Почти у самого челнока юнец не выдержал, неловко уронил свою ношу на пол. Попытался волочить Вейдера за руки - неожиданно успешно, доспех и плащ легко скользили по гладкому полу... Куда спешишь, дурачок? Можно подумать, твои друзья обрадуются, увидев кого ты к ним привез...

Порыва сына хватило лишь на несколько шагов. Он упал рядом, пытаясь перевести дух и собраться с силами, потом приподнял отца за плечи, усаживая поудобнее...
Надо было сказать мальчишке, чтобы тот прекратил его тормошить. И не мельтешил перед глазами, а шел куда-нибудь подальше отсюда. Тем более, что вся эта махина скоро растворится в разлетающихся осколках взрыва... Ситх хотел умереть спокойно.

А еще - что Люку стоило бы понять: самое страшное зло - желать кому-нибудь добра. Понять, что единственное, в чем сын не ошибается - то, что Вейдер и вправду не хотел его гибели...

И все то, что ситх не успел ему сказать на Беспине. И на Эндоре.

У него опять не хватало времени... Отсутствие воздуха не просто обессилило Повелителя Тьмы: оно превращалось в медленную, терзающую легкие и мозг пытку. Он держался за счет последних ресурсов организма, за счет Силы... но и Сила уходила, оставляя его наедине с болью. Тьма не живет в равнодушии...а ему стало слишком все равно.
Ни времени, ни правильных слов. Предсмертный бред уже накатывал дурманящей сознание волной...
Он не хотел умирать от медленного удушья...

Надо будет попросить мальчика помочь снять маску.


июль 2002; август - октябрь 2003


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™