<<  Рассветные глюки Галактической Империи




Эстил Самозванка

Глава 7. Еретик!

Когда за бортом переливчато вспыхнула запредельная тьма, Сидиус открыл бардачок, вынул оттуда крошечный чип и вставил в корабельный голопроектор, который тотчас вывел небольшую синеватую фигурку.

- Вот. Изъято мной из архива Храма джедаев для личного пользования и демонстрации всем желающим.

Ученики со странным чувством смотрели на изображение, сделанное почти целую жизнь назад. Хрупкий длинноволосый подросток лет тринадцати – еще немного, и можно было бы забрить в падаваны. Резкие, острые, вполне узнаваемые черты лица. И глаза – желтые даже сквозь мутную синеву голограммы.

- Ух ты, это ведь вы маленький! – умилилась Фаталис. – Прелесть какая! Мне глючится, или вы и впрямь с лица на Вейдера похожи?

- Как, впрочем, и на тебя. Видите ли, дети, в отличие от вас я был ситхом с самого рождения – как моя мать и четыре поколения до нее. Но осознал я это очень не скоро, ибо на то были обстоятельства. Первое из них – то, что мать родила меня во время своего ареста, а потом была казнена как заговорщица и еретичка. Да, Вейдер, а ты не знал, чем на самом деле занимался Совет Джедаев, куда ты так рвался? – криво усмехнулся император. - Его еще Инквизицией наши прозвали… Давно это было – в те славные годы, когда главную площадь украшал эшафот со световой гильотиной, безмолвно призывая к осторожности в мыслях и речах своих. Но пользовались им все реже и неохотней – наша смерть, как и жизнь, не должна была входить в историю. Обычно нас попросту тихо разбирали на органы…

Двое переглянулись. Им стало явно не по себе от такого начала, а более всего – от жутковато-игривого тона повествования, как будто целое поколение, сумевшее поднять голову над кромешным ужасом, горько смеялось теперь над теми, кто хотел стереть его из памяти Вселенной.

- Но все это я узнал потом, а тогда – мне просто повезло. Отец мой… будь он просто порядочным человеком, это бы спасло их обоих. Он мог бы взять мою мать в законные жены, и тогда никто пальцем бы не тронул невестку сенатора Алигадона. А потом ему осталось лишь отравиться… И вот тогда за меня вступился дед – не хотел остаться без наследника. Ему удалось убедить тогдашнего главу Совета взять меня обучаться в Храм – для эксперимента: проверить, можно ли воспитанием исправить «проклятую кровь».

- Так вы тоже когда-то были джедаем? – не выдержал средний Повелитель.

- Нет, до этого дело не дошло. Не было мазохиста, который взял бы меня в падаваны при таких-то характеристиках, - он щелкнул кнопкой под проектором, и чей-то сильно искаженный голос выдал:

«Кин-Тори Ману. Прирожденный ситх. Сын врага Республики. Характер несдержанный, надменный. Патологическое стремление к самовыражению, болезненное свободолюбие, мания превосходства. Прямолинеен, практически не поддается внушению. На занятиях пользуется Темной стороной Силы. Общественно опасен».

- Видите? Кругом грешен, и до сих пор не раскаялся. Я был полным провалом их опыта, - все в той же пугающе легкой манере продолжал наставник, - и вопрос о моей ликвидации был уже практически решен. Но тут меня нашел ученик тогдашнего Владыки ситхов, они посвятили меня в историю моей семьи, вдвоем помогли бежать из Храма и незаметно перебросили на тайную станцию. Как сейчас помню – корабль назывался «Сокол Нового Тысячелетия». Я его, кстати, на днях видел в порту, правда, он теперь из скромности просто «Тысячелетним» стал.

Там, на «Ситхесе-66», я получил Истинное Имя и был взят в ученики Дартом Плэгиусом Мудрым. Несмотря на солидное прозвание, он был еще совсем молод – мы с ним были, прости, Вейдер, как вы с Кеноби. Ох, и намучился же этот вундеркинд, пока вбивал в мою упертую бошку основные правила выживания! – юный, насмешливый голос из далекого прошлого, как будто эти слова произнесла синяя фигурка. Младшие ситхи одновременно вздрогнули; нет, говорил, конечно, Сидиус. Обман слуха... – Я не переваривал неправду, и тогда учитель объяснил мне, что в мире, где люди в упор не видят, вовсе не обязательно становиться лживой дрянью – достаточно лишь умело использовать их слепоту… Но все это касалось только внешнего мира – там, на станции, мы были братством в самом высоком и чистом смысле этого слова. Понимали друг друга без слов. Среди нас не было лишних. Каждый был свободен реализовать себя – насколько позволяло столь ограниченное пространство.

Все оборвалось в тот день, когда Великий ситх и его ученик потерпели поражение на Корусканте. «Ситхес-66» был рассекречен и разгромлен (хвала Силе, что только он). Немногие спаслись оттуда. Плэгиуса эвакуировали одним из первых, так как он хранил секрет вечной жизни. Меня – вместе с ним. За секунду до гиперпрыжка я увидел взрыв и тут же дал клятву мести. Теперь вам ясно, почему – приказ №66. Вот, кстати, и наша с ним голограмма, - он вынул из бардачка новый чип; теперь над проектором зависли две фигурки. Стоят, скрестив тренировочные мечи, улыбаются в камеру. Та, что повыше, - учитель, поменьше – снова Сидиус. Все такой же, только голова почти целиком седая.

- Учитель, так вы же говорили, что Плэгиус… - Вейдер не знал, как закончить.

- Все верно, я убил его во сне, – как ни в чем не бывало признался император. – Идиотская случайность, если разобраться. Хатт меня дернул среди ночи возиться с системой подогрева, к которой, вдобавок ко всему, его водокровать подключалась, ну, я отошел на пару минут, а у него там все закипело и взорвалось, он обварился по-страшному, а сил выжить уже не было. Та катастрофа камня на камне не оставила от его личности, как он ни пытался это скрыть. Не смотри, что он на снимке такой бодрый – он УЖЕ был мертвецом.

Тогда я принял сан Владыки, пару лет помотался по Галактике в поисках места под каким-нибудь солнцем, но находил в основном лишь приключения на одно место. Потом вспомнил о том, что у Алигадона остались братья-сестры на Набу, и двинул туда. Намекнул им без подробностей о кой-каких проблемах с властями, они в мое положение вошли, помогли с легендой – так я ступил на путь полного, по словам одной личности, оКОСения… Вот, собственно и все, дальше вы примерно знаете. Сенатские дела, ученики разной степени порядочности… Вы двое… Но с каждым днем мне все больше кажется, - Сидиус одарил молодое поколение тонкой улыбкой, - что это только начало.


Глава 8. Праздник!

И это воистину было лишь началом.

Кореллия встретила их ощущением острой, пронзительной ясности бытия. Словно Вселенная распахнула тысячи окон – лети, куда захочешь.

Открытый флаер несся на убийственной скорости вдоль морского побережья в самом сердце ночной стороны планеты. Звезды нежно серебрили песок, легкий бриз нес искристую прохладу с солеными брызгами пополам. Вейдер аж про амуницию забыл – душка Фаталис открыла ему свое сознание и со всей щедростью делилась тем, что чувствовала сама. Надо будет ее расцеловать… если только удастся КОГДА-НИБУДЬ выбраться из этой хрени…

- Тьма великая, мне здесь категорически нравится! – провозгласила ничего не подозревающая девчонка. – Вот что бы нам здесь не жить? Ну этот Центр Империи к забраку на рога!

Еще утром ситхи устроили мозговой штурм, дабы найти для Корусканта подходящее название на древнем наречии Коррибана. Потом, однако, сообразили, что непросвещенные массы не поймут, и решили, что до тех пор, пока их язык не вошел в обязательную школьную программу, столица будет именоваться попросту Центром.

- Там – твоя родина, девочка, - трагически закатив глаза под линзами, ответил Темный Лорд.

- Моя родина – это мое дело, сам-то с Татуина, так что молчи! – уморительно насупилась Фаталис.

- Ты что-то имеешь против? – ласково спросил Вейдер, перегнувшись через спинку ее сиденья с намерением чуточку придушить. Исключительно в знак симпатии.

- Если я когда-нибудь из-за вас двоих окончательно поврежусь рассудком, сбросьте меня в ближайший реактор, ладно? – попросил император.

… Там, на маленькой площадке, укрытой в душистом полумраке прибрежных зарослей, их уже встречали желтоглазые тени. Похоже, все прибыли раньше времени. Целая толпа людей и не совсем – вот они, понял Вейдер, - ситхи, лучшие из лучших, дети Силы, аристократия Вселенной! Все так похожи друг на друга, что можно подумать – родня. И такие разные, что в жизни не перепутаешь. Сильные, прекрасные, а теперь еще и получившие долгожданную свободу.

Счастье и гордость переполняли его. До тех пор, пока шестое и обязательное для каждого форсъюзера чувство не подсказало: что-то не так. Вместо звездного прилива энергии сотни пылающих душ на него нахлынула стылая пустота, в которой безжизненно тлели блуждающие огоньки недоверия и страха, давно переставшего быть силой. Почти как в Храме джедаев. Жуть какая-то.

Он обменялся с учителем недоуменным взглядом, но что тот мог ответить? На Фаталис вообще было больно смотреть – вся съежилась, лицо как у ребенка, увидевшего растерзанный труп.

Они вышли из машины – от толпы тут же отделилась небольшая делегация. Семь человек, очевидно, представители потаенных станций. Остановились на безопасном расстоянии, словно ожидая ловушки. Один из них, забрак, из которого получился бы отличный дедушка для Маула, выступил вперед.

- Братство ситхов приветствует тебя, Дарт Сидиус. И вас, Дарт Вейдер и Дарт… эээ… Фаталис…

- Эвантер, кончай разводить официоз, - дружелюбно и вместе с тем решительно остановил его Палпатин. – Если кого-то из нас угораздило стать императором, это еще не повод забывать о том, что с «Ситхеса» мы спасались на одном челноке. Может, я что-то непонятно объяснил, но здесь у нас неформальная встреча. Мы сюда приехали не карать да репрессировать, а пообщаться со старыми друзьями, познакомиться с молодежью и, между делом, определить место каждого в Новом Порядке, исходя из его личных интересов. Все меня слышали? – он повысил голос. Толпа ситхов, не спускавшая с него глаз, принялась неуверенно переглядываться. – Давай, Вейдер, попробуй ты, у тебя голос сильней, - он отодвинулся в сторону, пропуская вперед ученика. Братство испуганно уставилось на того - было видно, как сразу округлились в темноте огоньки глаз.

- Вы слышите? – гаркнул средний Повелитель так, что с ветвей полетела роса. – Это не госинспекция, это праздник победы! Наш общий праздник, мы его заслужили!!! Отныне и навсегда мы – хозяева этой Галактики; джедаев больше нет, никто нам не угрожает! И незачем бояться друг друга – неужели не ясно, что такой страх нам не помощник? Надо жизни радоваться, а не изображать тут непонятно что! Братство мы или нет?

- Да! Братство! – раздался нестройный и довольно жиденький хор голосов. Что ж, хоть кто-то проникся, и то радует.

«Их можно понять – это их первый выход в большой мир после тысячи лет вне закона. Хотя лично я в жизни не думал, что нам придется объяснять такие вещи нашим же людям», - телепатировал учитель, когда они всей немалой компанией направились туда, где взмывали над черными кронами стройные шпили небольшого дворца.

Дарт Вейдер не ответил. Его терзали безрадостные мысли.

У нас есть все. И что теперь – если мы стали такими?


Глава 9. Склероз!

Уже внутри, в залитых уютным домашним светом гостиных, атмосфера начала понемногу разряжаться. Через пару минут Сидиус уже вовсю предавался воспоминаниям в компании каких-то крайне колоритных персон, судя по всему – его товарищей по учебе. Вейдера мигом обступила целая орава лиц падаванского возраста, голодных до новостей, как и любые провинциалы. Они буквально обрушили на его шлем лавину вопросов, окончательно приведя в смятение жмущуюся рядом Фаталис. В «высшем обществе» у нее совершенно неожиданно прорезалась махровая застенчивость, хотя надолго ли хватит такого состояния – оставалось тайной.

Что касается самого Черного Освободителя – так его с того дня нарекли в известных кругах, - приняв через соломинку пару коктейлей, он снова чувствовал себя Эни Скайуокером, великим любителем интервью.

Ближе к середине ночи народ поуспокоился, и Темный лорд наконец-то получил возможность полюбоваться звездами на большой террасе. Чем он и занялся, опершись локтями о резную балюстраду, сам похожий на какое-то упадочно-изысканное изваяние. Рыжая спутница что-то там вещала над ухом касательно режима дня, который сама, при всем при том, соблюдать не спешила, но под конец угомонилась и притихла.

И вовремя – иначе Вейдер бы пропустил мимо ушей легкий призрачный перестук каблучков, послышавшийся сзади. Он оглянулся и увидел тоненькую гибкую фигурку, затянутую в черный шелк с электрическим синевато-грозовым отсверком. Традиционный капюшон был откинут назад, открывая взору лицо кофейного оттенка с томными львиными чертами и медленным огнем в глазах. Сложную прическу шикарной незнакомки украшали шпильки с блестящими стразами.

- Ты и есть тот самый загадочный молодой человек, избавивший нас от джедайской угрозы? – даже эта невинная фраза звучала в ее устах словно некое… предложение.

- Никакой загадки, миледи, - Анакин медленно развернулся, приняв еще более импозантную позу. К поклонницам у него еще с начала Клонической был свой подход. – Будем знакомы, Дарт Вейдер.

- Дарт Андес. Можно просто Андес, - кокетливо улыбнулась леди.

Воздух вокруг Фаталис начал статически потрескивать; казалось, она вот-вот заурчит, как недовольная песчаная кошка из тех, что водятся близ Юндланда и выцарапывают глаза неосторожным ранкорам, посмевшим нарушить дистанцию.

- А это моя духовная сестра Дарт Фаталис, - поспешил добавить Повелитель и тотчас непринужденно поинтересовался: - Что-то я тебя раньше не видел, не странно ли? Уж там, на площадке, ты бы не могла не привлечь внимания…

- На какой площадке? – напряженно сощурилась женщина-ситх.

- Надо полагать, на посадочной. Разве не все там были? – такая реакция несколько озадачила Вейдера.

На лице Андес отразилось секундное замешательство…

- А, какая разница, - беззаботно отмахнулась она. – Да, кстати, это правда, что ты с Татуина? Я так много наслышана о знаменитом татуинском темпераменте; говорят, там все сплошь многоженцы…

- Ну, у меня пока лишь одна жена, и та не подарок, - доверительно сообщило дитя пустынь, - но не унывать же из-за этого!

Хвосты Фаталис поднялись трубой, из-под ногтей посыпались крошечные синие искорки. Темная сторона Силы свилась вокруг нее тугой пружиной, готовой распрямиться в любой момент.

- Кажется, твоей сестре плохо, - заметила Дарт Андес. – Тебе помочь? – обратилась она к рыжей фурии.

- Спасибо, справлюсь, - прошипела та сквозь зубы.

- Как знаешь, - леди пожала точеными плечами. – Кстати, Вейдер, я давно хотела узнать – что сейчас танцуют на Корусканте?

Честно говоря, Темный лорд был не то чтобы в курсе, ибо в последние годы танцевал лишь с сейбером. Он решил, что ему повезло, когда на террасу вышел развеселый император.

- Вы только гляньте, какая красивая пара! – восхитился он и тут же грозно нахмурился: – Имей в виду, Андес, со мной ты смотрелась ничуть не хуже. Я так понимаю, дети, вы уже знакомы с моей, что называется, подругой юности? Она у Дарт Оллис обучалась, у сестры Плэгиуса, он на них обеих частенько свои мидихлорианские опыты ставил… впрочем, что это я…

- Фи, Сидиус, опять всю игру испортил! – женщина скорчила капризную гримаску. – Мы тут с Вейдером так мило общались, а теперь он, наверно, и смотреть на бабушку не захочет.

Насчет этого она могла не опасаться – означенный ситх уставился на Андес во все глаза, не веря услышанному. Второй раз за день маска выручила его. Фаталис тем временем расплылась в торжествующей улыбище, чувствуя себя полностью отмщенной…

После этого девушки быстро нашли общий язык и даже исполнили на пару песенку про Кореллию. Правда, Андес постоянно забывала слова – в последние пятнадцать лет ее мучил жуткий склероз. Как она потом призналась, именно по этой причине старушка пропустила встречу, на которой, кстати, должна была представлять свою станцию. Потом все четверо распевали «Дарт Бэйн в поход собрался», и пряный ветер с материка доносил их голоса до самого побережья.

- Андес, могу я попросить тебя об одном подарке в честь нашей встречи? -

с никем не замеченной хитрецой в голосе поинтересовался Вейдер под конец.

- Все, что в моих силах, - не менее лукаво улыбнулась та.

- Даже шпильку с камушками?

- Запросто, - леди-ситх одним движением извлекла из головы искрящуюся пустяковинку и вложила в обтянутые черным изящные пальцы Темного повелителя.


…Уже рассвело, когда вооруженный левитирующей шпилькой Дарт Вейдер наконец-то справился со сломанным креплением, удерживавшим на голове металлические причиндалы, и без сил завалился на кровать.

В тот же миг он услышал оглушительный стук в дверь и понял, что его отдых накрылся мандалорским шлемом.


Глава 10. Мало!

На пороге стояла бодрая, свежая Фаталис.

- Ну, ты, засоня, дуй быстро на собрание… - тут ее глаза полезли на лоб. - Сила Великая, ты что, на Светлую сторону перешел? Что с твоим лицом?!

Вейдер хмуро глянул в овальной формы зеркало на стене… и тихо выругался. Ну и рожа у тебя, Скайуокер… И на хрена было вообще снимать маску!

Из темной глубины на него смотрели воспаленные красные глаза; лицо было мертвенно-бледным и совершенно волчьим. Он попытался улыбнуться… как там любят писать в левых газетах – «звериный оскал империализма?» В точку… Что до волос, они выглядели так, словно кто-то старательно обсосал каждую прядь. Хоть бы завязать чем…

Вейдер отвел мутный взгляд от зеркала и с трудом сфокусировал его на маленьком пушистом кусочке синтетики, украшавшем прическу соратницы.

- Фаталис, будь другом, поделись резинкой для хвоста!

- Щас! Думаешь, я ее смогу после тебя носить? Я девушка чистоплотная!

Все то немногое, что осталось от намерения расцеловать рыжую вредину, испарилось моментально. Не успела девчонка рот закрыть, как оба хвоста упрятались туда вместе с резинками.

- Знаешь, в чем джедаи видели причину наших поражений? – все так же мило скалясь, произнес Повелитель менторским тоном, пока она возмущенно отплевывалась. – В махровом эгоизме.

- Ну на, держи, мне, собственно, не жалко, - пробурчала рыжая, стягивая пожеванную резинку.

- Да уж спасибо, переживу как-нибудь и так, - изобразил оскорбленную невинность Вейдер. Причесался пальцами, как мог, и, пошатываясь, двинулся мимо Фаталис по направлению к залу заседаний.

В коридоре наткнулся на Андес; та его, естественно, не узнала, но виду не подала – решила, что память снова сыграла с ней дурную шутку.

Заседание было в самом разгаре. Сидиус вещал что-то с трибуны на тему распределения ситхов по секторам. До затуманенного двухсуточным бдением сознания Темного лорда речь его доходила как сквозь вату.

- Нас слишком мало. Многие, совершенно беспочвенно опасаясь каких-то там репрессий, остались на потаенных станциях. Как будто там бы мы до них не добрались, если бы действительно хотели этого. Что ж, пусть остаются под игом собственного страха вместо того, чтобы управлять им, как подобает ситхам. Если что, сами к нам приедут, а нет – значит, не больно нам здесь такие нужны…

Дальше шли всякие организационные моменты вроде порядка заполнения электронных анкет предпочтений, и Вейдер позволил своим мозгам отключиться: уж кто-кто, а он свое место в Империи знал…


- Мальчик мой, может, хоть ты мне объяснишь: вот что мы сделали не так? – с тоскою в голосе спросил его вечером император. Они сидели в уединенной гостиной, красной отделкой стен напоминавшей кабинет на Корусканте; ученику еще не доводилось видеть наставника в таком подавленном состоянии. Чуткая-заботливая, как назло, где-то пропадала, так что миссия по выведению Коса из депры свалилась на лохматую блондинистую голову его первого соратника. Вот только он сомневался, что мысли, которые у него в этой самой голове родились, помогут в достижении сей великой цели…

- Да, в самом деле, ну почему нас так не любят, ваше величество? Мы ведь такие хорошие – вот, выиграли для них войну, можно сказать, Галактику к ногам положили… Это было их сражение, учитель, а мы его украли, взяли на себя роль избранников перед народом, который и так избран сам по себе.

- Прошу прощения, мой шибко умный ученик, но мне, вообще-то, случалось жить на потаенной станции. Не припомню, чтобы кто-то там ощущал себя обделенным оттого, что ему не приходится самому трястись за собственную сохранность. Да сколько я помню, на Владыку с учеником молились! И что же с тех пор так резко изменилось, не знаешь, Вейдер?

Так, отлично. Возвращается к жизни – по крайней мере, на спор у него силы есть.

- Ровным счетом ничего, учитель, - изобразил милого Эничку Темный повелитель. – Все эти Владыки просто следили за их безопасностью, но победили-то именно мы. Без них.

- И что бы ты мне посоветовал, – с неподражаемой скептической ухмылкой осведомился Сидиус, - сколотить из ситхов армию и бросить в битву? Анакин, мы с тобой это проходили на примере тех же дикарей. Самопожертвование – подвиг лишь на уровне индивидуального выбора. Сам можешь хоть с мечом на танк бросаться, но если при этом еще утаскиваешь за собой тех, кто тебе доверился, это уже преступление.

- А разве так мы не навязали им свой выбор? Из-за нас они утратили чувство власти над своей судьбой.

- Ладно, - отмахнулся окончательно оживший император. – После всех дров, что мы наломали, нужно радоваться тому, что хоть кто-то еще согласен с нами сотрудничать. Но на одном этом далеко не уедешь. Вот что я тебе скажу… - верховный ситх сделал многозначительную паузу.

- Я весь внимание, - заверил его ученик.

- Нужно сделать ставку на молодое поколение, - Сидиус подался вперед, подняв кверху тощий указательный палец для пущего значения. – Поэтому с завтрашнего дня вы с Фаталис отправляетесь на поиски одаренных, а лучше – Прирожденных, и помладше. С распределением я тут и сам справлюсь, но чтобы к концу съезда у каждого из вас было по ученику!

Тут уже скис Вейдер. Еще бы – только что чудом избежал участи счастливого папаши, - и на тебе! Похоже, от судьбы и впрямь не убежишь…

Вот тебе и вольная жизнь настоящего ситха!


Глава 11. Проблемки!

Они летели уже второй стандартный день, чутко вслушиваясь в Силу, струящуюся за бортом. Увы, струилась она, как показывали карты, со стороны потаенных станций. Посему было решено: глухие места, в которых как раз и прятались эти станции, обходить стороной. Лучше двинуть куда-нибудь поближе к цивилизации. Например, на Алдераан. Опять-таки, мягкий климат, незагаженная природка…

Попутно Вейдер, мешая изощренную ситхскую брань с хаттским матерком, обучал Фаталис управлению летным средством типа «челнок». Не ругаться было невозможно – ну, уж всяко не после того, как рыжая балда, увидев прямо по курсу астероид, в очередной раз перепутала газ и тормоз, да еще и оправдывалась потом. В итоге занятия было решено отложить, чтобы не перегрызть друг другу глотки, как дарксайдеры-идиоты из джедайских баек.

Сейчас Фаталис, облаченная в обтягивающий кожаный комбинезон чистейшего черного цвета, самозабвенно гоняла по комнате падаванский шарик-дрон учебным сейбером. Переодеться ей посоветовал Сидиус – мол, так они с Вейдером будут эффектнее смотреться в паре. Сам Черный Освободитель той же шпилькой довел до ума все бракованные застежки и теперь отправлялся на это ответственное задание при полном параде. Его вид, ко всему, должен был стать для обнаруженных ими «подозрительных» детей своего рода тестом на ситхость: если не шарахнутся – значит, брать не раздумывая.

Поставив челнок на автопилот, Вейдер сидел, закинув ноги на толстую транспаристиловую крышку панели аварийного управления, и наворачивал перченые фрикадельки – единственную съедобную вещь из корабельного холодильника. Не стоило доверять напарнице продовольственный вопрос – ее стараниями камера оказалась под завязку набита липкими сластями. За этим занятием и застал его маленький синий император, возникший из бортового голопроектора.

- Все лопаешь? – печально вопросил он.

- Не все. Только фрикадельки, - в тон ему ответил ученик, с подобающим уважением, но без суеты спуская ноги с крышки. – От всего я бы давно опух и перекинулся.

- Как поиски? – поинтересовался Сидиус тем голосом, каким обычно спрашивают: «Когда похороны?» Неужели опять депрессия? Насколько же все плохо…

- У нас-то нормально, к Алдераану летим. А вот у вас, учитель, похоже, какие-то проблемы…

- Не стоит об этом, - попытался отвертеться верховный ситх. – Мелочи жизни.

- Учитель, при вашем сане важны даже мелочи! – Анакин, как сказала бы Падме, напялил Психологический облик. – Джедаи вон тоже свои секреты в себе держали, и чем они кончили?

- Ты их перемочил, - тут же подскочила сзади Фаталис.

- Молчала бы, умница! – Вейдер наградил ее морозным взглядом. – Я не это в виду имел, учитель. Джедаев сгубило их недоверие, в частности, ко мне, – еще бы, они и себе-то не верили, замкнулись на Силе, позабыв о нормальных чувствах. Но у вас ведь нет их предрассудков! Если вы с нами поделитесь, мы вместе подумаем, как вам помочь.

- Ну, если ты настаиваешь… - Сидиус выглядел смущенным – зрелище из тех, которые доводится видеть раз в жизни, и то лишь избранным. Глазки бегают, пальцы нервно поигрывают крошечной шаровой молнией, просто загляденье!.. – У меня с Андес проблемы – я ей место при дворе предложил, а она отказывается…

- Позвольте поинтересоваться, какое же место? – мысль на ум приходила одна, и самая что ни на есть бредовая. Впрочем, памятная ночь на террасе и то, как эти двое временами косились друг на друга, вполне говорила в ее пользу... Нет, я просто патологически несерьезен. Когда-нибудь меня за это убьют.

- Место… ну… императрицы. А она – ни в какую. Я, мол, девушка независимая, на вторых ролях быть не привыкла, лучше на своем «Ситхесе-22» единолично распоряжаться буду.

Что ж, Вейдер был к этому готов… Дошло, похоже, и до Фаталис.

- Так вы ей, что ли, того-этого… руку и сердце? Ну вы уж давайте, разбирайтесь там поскорей, а то я еще ни на одной свадьбе не была, а на ситховской – тем более!

- Я стараюсь, - тень улыбки скользнула по лицу Палпатина.

- Мы в вас верим, учитель, - искренне заявил Вейдер. – И даже не обижаемся. Хотя имеем право – у нас тут еще один начальник намечается, а вы и сообщить не хотите!

- Я тебе вот чего звоню-то, - сменил тему император, машинально раскатывая молнию в сосиску, - по данным разведки, в ту самую ночь, когда мы прибыли на Кореллию, на дневной ее стороне устроили тайное собрание пакостники из Сената. Помнишь, наверное – Мотма, Бел Иблис, Органа. Ребята еще при Республике нам палки в репульсоры вставляли, а сейчас вообще решили создать Альянс и вовлечь в свои мерзкие делишки мирное население. Новый порядок им не нравится!.. Старый бардак, что, лучше, спрашивается? Кстати, в этой милейшей компании была замечена и твоя супруга. Дети при ней – сейчас из них воспитывают образцовых склочников-демократов с уклоном в терроризм. Я бы на твоем месте не обделял их вниманием – они хоть и не Прирожденные, но одарены с гарантией. Жаль будет, если пропадут или, сохрани Сила, свернут не на ту Сторону.

- Так нам что сейчас, вернуться? – не поняла Фаталис.

- Не стоит, они уже покинули планету. И, если Исард ничего не напутал, отправились туда же, куда и вы. Удачи! – пожелал наставник и прервал связь.

- Ну, что скажешь? – спросил Темный лорд у своей огнехвостой напарницы, как только синяя фигурка растворилась в том загадочном измерении, куда попадают все голограммы после отключения проектора.

- Да что тут скажешь… я об Андес была лучшего мнения! Дура она, не понимает своего счастья! – категорично выдала та. – Ей бы все с молодыми да зелеными крутить…

- Вот как, значит, с зелеными, - хищный прищур Вейдера не обещал ничего хорошего.

- Ну, я не то чтобы тебя имела в виду… хотя, опять-таки, если вспомнить твой цвет лица прошлым утром… Так, а вот чтобы без этого, ясно?! От кислородного голодания, между прочим, мозговые клетки выгорают!

- Не бойся, тебе не грозит, - попытался развеять ее страхи король форс-грипа и тут же слегка выгнулся в сторону, уходя от нацеленного прямехонько ему в нос учебного меча. Остаток дня обещал быть нескучным…


Глава 12. Следующий!

Алдераанцы очень любили природу. Как следствие – ненавидели окружающих. Надо же на ком-то нервы срывать, когда в спальне очередная семейка скунсоидов заведется. Тем не менее, на этой милой планете существовал неписаный договор, запрещающий обижать сограждан, так что, в основном, доставалось приезжим представителям имперской власти и прочим миссионерам Нового порядка.

Притчей во языцех стали алдераанские таможни, размещенные на каждой плоскости, пригодной для посадки корабля. Человек попроще, в самом начале миссии не озаботившись получением спецразрешений, рисковал оставить всю свою одежду в дюрастиловом сейфе, поскольку синтетика была запрещена планетарными властями как источник загрязнения окружающей среды. Ибо, по подсчетам профессора экологических наук (и члена Альянса) Дионе Оливы, на полное разложение одной синтетической ворсинки уходит около тридцати двух столетий. Это уже не говоря о потерянных пуговицах!!!

Из тех же, кто прошел первичную проверку на вшивость, пили кровь уже более изощренными способами. Но в то мирное утро канцелярским майнокам попались достойные противники…

- Вещи можете забрать на обратном пути, если квитанцию не посеете. Следующие! – властно распорядился начальник областной таможни Криттер Мидлана, и немолодой пухлый дядя с баулом, прикрытый одной линялой сорочкой, пулей пролетел через турникет навстречу свободе. – Эй, вы двое, я к вам обращаюсь!

Странная парочка, вот уже полчаса скучавшая в очереди (виной тому было не число приезжих, но дотошность чиновников), медленно и синхронно развернулась. Они стояли в проходе друг напротив друга, вызывающе облокотившись на металлические заграждения в зеркально симметричных позах.

Сам вид их и подавляющая аура вокруг вызвали у таможенника необъяснимую животную тревогу. Оба высоченные, все в черном, причем тот, что парень, - в буквальном смысле с ног до головы. Глухая маска скрывала лицо, и Мидлане как-то даже не хотелось узнать, что под ней. Уж наверняка ничего хорошего, судя по его подружке, у которой «стерва» прямо на лбу было написано. Еще и очки темные нацепила – наверняка, чтобы не видно было вертикальных зрачков.

Они плавно надвинулись на Криттера и, не дав ему ни слова сказать, ни дать знак застывшим рядом помощникам, сунули в лицо по бумажному листку. Алдераанец недоверчиво воззрился на подпись… Карт-бланш от императора? Ну да, кто ж еще мог прислать эту нечисть?.. Без сомнения, перед ним стояли настоящие ситхи. Ничего общего с монстрами из республиканских фильмов – и, тем не менее, начальник таможни отнюдь не был разочарован.

- Так… значит, Дарт Вейдер… и Дарт Фаталис… - Криттер был несколько удивлен, обнаружив, что, несмотря на разный пол, ситхи носят одинаковые имена, но от комментариев благоразумно воздержался.

- Великая Сила, когда эти идиоты поймут, что Дарт – не имя, а Вейдер и Фаталис – не фамилии! – устало раздалось из-под маски. Транспаристил в окнах дрогнул… – Ладно, придурок, не парься, зови нас просто милорд и миледи.

- Есть… милорд, - Мидлана вытянулся по стойке смирно, чувствуя себя больше, чем голым – прозрачным для невидимых изучающих взоров.

- Полагаю, эти документы избавят нас от ненужных формальностей. Что ж, перейдем к неформальной части? – последний вопрос был адресован стервозной Фаталис и нес в себе крайне плотоядные нотки.

- Ага, - ответила та, для пущего эффекта приспуская очки на кончик носа. – Объясним ему, что надо делать, а что – нет?

- Объясним, - согласился Вейдер. – Девушки вперед, так что начинай.

- Слушай сюда, невежа. Во-первых, ты прекратишь доставать приезжих, - авторитетно изрекла миледи, подкрепляя слова пассами.

- Во-вторых, ты будешь поддерживать Империю и Новый порядок, - почти ласковым тоном подхватил милорд.

- В-третьих, ты сейчас нагонишь того мужика и вернешь ему шмотки, - ухмыляясь во весь рот, докончила Фаталис. Криттер как зачарованный повторил все инструкции, тут же выгреб из сейфа беспорядочно сваленный туда гардероб жертвы (та явно предпочитала пастельные тона) и кинулся ей вдогонку, размахивая над головой полосатыми лосинами.

- Ну, кто следующий на внушение, или вам все же хватит и своих мозгов? – Темный повелитель угрожающе оглядел мелко трясущихся помощников Мидланы. Мозгов, похоже, хватало… - А теперь поступим так, - уперев руки в боки, обратился он к очумевшему народу в очереди. – Те, кто не представляет непосредственной угрозы существованию этой замечательной планеты, дуйте через турникет, с остальными я поговорю лично. Предупреждаю: обманывать ситха – крайне неблагодарное занятие.

Таркина среди прибывших не оказалось, поэтому все бодро ломанулись вон из таможенного ада.

- Вот так надо работать, ребята! Чем быстрее будете разбираться, тем больше времени останется на ланч! – миледи по очереди нависла над каждым из чуть живых чиновников и потрепала их по голове. – Ну что, милорд, миссия выполнена?

- Пять с плюсом, Фаталис. Идем отсюда.

Они уже не видели, как в здание таможни, чуть не снеся с петель лазеронепрожигаемую дверь, ворвался тот самый толстый мужичок, уже без баула, почти настигнутый бешено выкатившим глаза Криттером. Задание Повелительницы ситхов начальник таможни выполнял с тем же пугающим рвением, что и свой служебный долг (и вообще, любой долг в своей жизни). Жертва произвола судорожно заозиралась по сторонам в поисках укрытия, не прекращая орать благим матом, когда в лицо ей полетел комок ее же собственного барахла. Мидлана тут же обессиленно осел на пол.

- Ну, во имя Империи, с этим покончено, - выдавил он и отключился.


Глава 13. Тьфу!

Они покинули душную таможню с огромным облегчением – больше не надо было изображать крутых перед кретинами; теперь это была пара простых скромных ситхов (насколько эти понятия в принципе совместимы). Уже без устрашающей синхронности они оглядели пейзаж вокруг. Что ни говори – красивая планета этот Алдераан, не зря жители носятся с ней как нетопырка с яйцом. Оно того стоит – ради одного мига-над-миром, когда стоишь на самом краю, и платформа у твоих ног обрывается в клубящуюся молочную бездну, шелестящую волнами далеко внизу. Шелковисто мерцает высокая тьма небес, и реальность кажется всего лишь последним глюком выжженного мозга, но – странное дело! – тебя это ничуть не беспокоит.

Пока Вейдер занимался возвышенным созерцанием, Фаталис активно приставала к местной плодово-выгодной культуре, растущей из платформы, как из чернозема, на предмет плотских удовольствий. Гастрономических, если точнее. После крепкой встряски дерево неохотно рассталось с мягким полосатым шариком, вызвавшим дикую ассоциацию с бритым эвоком.

- У меня плохое предчувствие насчет этого фрукта, - замогильным голосом предупредил Темный повелитель в ту самую секунду, когда челюсти Фаталис вырвали смачный кусок аппетитной фиолетовой мякоти.

Душераздирающее мычание подтвердило его правоту, сменившись бластерной очередью плевков, после чего девчонка с обвиняющим лицом сунула Вейдеру прямо в маску злополучный плод. В месте надкуса конвульсивно дергалась половинка червяка.

- Что и требовалось доказать. Фрукт обитаем, как и все на этой контуженной планете. А тебе, подруга, еще учиться и учиться, - повинуясь жесту ситха, с дерева спустился новый шарик, оказавшийся не только чистым на разломе, но и куда более крупным и спелым, поскольку рос на верхней ветке. Миледи тут же радостно протянула к нему загребущие лапки, но вместо своей доли получила под нос черную блестящую дулю:

- Работай, девочка, работай. Используй Силу, вспомни, чему учит тебя Сидиус.

- Ну, если ты настаиваешь… - гаденько ухмыльнулась Фаталис и резким рывком Силы дернула оба полушария на себя. Но не тут-то было: Вейдер успел среагировать и разжал пальцы. Ускорение, которое в итоге развил фрукт, оказалось несколько сильнее, чем рассчитывала девушка…

- Ну вот, такую вкуснятину испортила, - укоризненно покачал головой ученик императора, с интересом наблюдая за тем, как рыжуля с проклятиями отчищает с физиономии липкие ошметки, отправляя в рот те, что покрупнее.

- Ты вредный, противный дарксайдер! – сделала великое открытие младшая Повелительница. Дарт Вейдер громко улыбнулся под маской.

И тут платформу сотряс нешуточный толчок. Оба ситха, как один, бросились наземь, ловко перекатились, уходя от града хлынувших с дерева плодов разной степени зрелости, и залегли в ожидании.

- Ты что-нибудь чувствуешь? – настороженным шепотом поинтересовался Темный лорд.

- Хорошо-то как… - мечтательная улыбка расплылась на измазанном чернильно-лиловым соком лице Фаталис. – Прямо как подзарядили меня!

- Ну, еще бы, тут такое возмущение в Силе! Любого джедая бы в крендель скрутило – им тишь да гладь подавай. То ли дело мы!.. Единственное, что напрягает меня в этой ситуации – там, под водой, явно происходит что-то опасное для Империи. Похоже, эта планетка не такая уж мирная. Надо будет срочно связаться с учителем.

Тем временем глубоко в мантийном слое планеты лидеры Альянса с удовлетворением разглядывали из укрытия рухнувшую стену гигантской пещеры, служившей подземным полигоном.

- Вот, а представляете, что будет, если малышку слепить чуток побольше, скажем, с шуура величиной? – упоенно трещал кругленький профессор Олива, сияя как надраенный зубным порошком Ц3ПО. – Нарушение молекулярной структуры – и прощай, планета! От этой штуки даже камни разлагаются!

- Мне очень жаль, но, боюсь, я не смогу предоставить вам Алдераан для дальнейших экспериментов, - заволновался Органа. Демонстрация подобной мощи в родных недрах надолго выбила его из колеи.

- Сила с вами, сенатор, никто не потребует таких жертв! – ободрил его Кеноби, все еще синюшный и шатающийся от Возмущения. – Скоро мы с магистром Йодой выйдем на одно из потаенных гнезд этих, не при детях будет сказано, ситхов, - он перевел взгляд на Падме, не перестававшую качать репульсорную коляску с близнецами. Наследники не отпускали ее от себя ни на секунду; шаг влево, шаг вправо – и они разражались негодующим ревом, от которого вылетала вся аппаратура и дурели окружающие.

- Учитель учителей подобрался к ним почти вплотную, даже номер станции узнал – 22, - продолжал тем временем Оби-Ван, и улыбка, которую он прятал в бороде, не украшала его как джедая. – Осталось выяснить точное место, произвести разведку, прикинуть, куда бросать малышку для максимального эффекта. Вот только фон постоянно мешает… Так, все тихо! Темные на поверхности! – с этими словами Кеноби метнулся к турболифту. Оставшиеся в убежище с недоумением посмотрели ему вслед, и, пожав плечами, тут же вернулись к обсуждению результатов испытания. Все, кроме Амидалы.

Она застыла точно статуя, не обращая внимания на возмущенное вяканье Люка и Леи, до глубины души уязвленных тем, что их ни с того ни с сего прекратили качать. Она даже не заметила, как Мотма, зажав уши руками, героически бросилась к коляске в напрасной попытке самолично успокоить мелких. Теперь, когда множественность ситхов в Галактике перестала быть тайной для Альянса, она прекрасно понимала, что Кеноби мог почувствовать кого угодно. И все-таки что-то подсказывало ей, кого именно принесла сюда Темная сторона, и мысль эта бросала ее с Хота на Мустафар.


Глава 14. Кошмар!

А волна катилась.

Пробужденная к жизни глубинным сотрясением, она двинулась к далекому берегу, раскачивая сваи, на которых покоились мирные алдераанские жилища. Пронеслась – и все стихло.

Сброшенные с кровати обыватели с сонным бурчанием забрались обратно и, глубже зарывшись в экологически чистые подушки из зерновой шелухи, дали храпака с удвоенным энтузиазмом. Потревоженные скунсоиды и прочие животины прекратили напряженно внюхиваться в ночь, свернулись калачиком и тоже задрыхли. А сирота Олира, наконец-то вырвавшись из сетей ночного кошмара, села на постели и перевела дух.

Кошмар был старым, давно привычным. Будто сидит она в детской на полу одна – тети из соцработы почему-то не пришли. Окно разбито, под ним от косого дождя натекла лужа, и легкая шторка полощется на сыром ветру с рыбным запахом зимы. Неведомая сила затягивает девочку в ощерившуюся осколками раму. За окном ее ловят четверо зависших в воздухе джедаев, их глаза сияют Светом, как в старых голофильмах. Миг спустя до Олиры доходит, что вместо глаз у них фокусирующие кристаллы, и ледяная жуть скручивает ее, словно щупальце дианоги. Тем временем джедаи приводят ее в Храм – он представляется девочке как огромная белая больница. Самый главный будто устрицу вскрывает ей мечом череп и вынимает живые извилистые мозги, взамен вложив абсолютно гладкий шар, горящий все тем же Светом. И тут Олира понимает, что ее нет и больше никогда не будет. Пустота и безысходность накатывают лавиной жгучей слепящей белизны, и девочка просыпается, готовая обнять весь мир за то, что она все-таки есть.

Почему я родилась одаренной? Жила бы себе спокойно, никакой джедай не потащил бы меня в свой гадкий Храм!

Страх быть забранной в Орден преследовал Олиру с самого нежного возраста, когда ее способности стали заметны матери. Немолодая вдова, души не чаявшая в единственной дочке, была готова лечь костьми, лишь бы не отдавать свою кровинку чужим людям ради мира в Галактике. Что в итоге и сделала, заработав инсульт на нервной почве. Зато мастерству, с которым она убедила девочку, что быть джедаем вовсе не здорово, мог позавидовать любой ситх.

И все-таки Олира не могла без Силы. Применяла ее скрытно, зато регулярно, постоянно находя для себя какие-то новые возможности. Для других она была простым ребенком, ну разве что немного дерганым и желтоглазым. Для себя же она давно решила, что станет ситхом – кто еще может выстоять перед рыцарями Света?. Нет учителя? Неважно, она будет самоучкой – собственные чувства укажут ей, что делать. Откуда-то она знала, каким из них можно верить, словно в голове жила незримая наставница.

Кошмары продолжали мучить ее и после того, как Орден оказался за бортом истории. В пику Империи все сознательные алдераанцы объявили бойкот центральным голоканалам, а фильмы, которые показывали по планетарным, вызывали у девочки иллюзию того, что джедаи до сих пор живут и процветают. Передачи новостей она, как и многие дети, не любила.

Пробудившись, Олира в ужасе поняла, что легче ей не стало. Где-то рядом был Свет, слишком много Света, и лучи его жадно шарили в поисках жертвы.

Это Кеноби, покинув базу на спидере-амфибии, пролетел у нее под окном в поисках возмутителей Силы. Но девочка-то этого не знала – она была уверена, что неизвестный джедай пришел по ее душу.

Что ж, я его встречу, как положено настоящему ситху!

Первым долгом Олира забаррикадировала роковое окно с помощью телекинеза и платяного шкафа. Затем, не слезая с кровати, передвинула ее к двери. Откинув одеяло, села в позу белкаданского кугуара перед прыжком, готовая встретить синенькой молнией любого, кто прорвется через заслоны.

На другом конце платформы Кеноби круто развернул спидер, точно вспышку ощутив чью-то готовность совершить темное во всех смыслах дело. Однако следующей вспышки так и не почувствовал, развернулся обратно и понесся дальше.

Потому что девочке было уже не до геройства – в окно раздался стук. Негромкий и деликатный, он показался ей ударом тарана.

- Хоть вы башкой стучите, злобные джедаи, все равно не открою! – пискнула Олира.

- Ну, ситхи пошли, ну, я молчу! Своих не узнают, - гневно раздалось у нее в голове; говорила молодая тетя. Девчонка в испуге зажала уши, но голос из головы не исчез. Правда, теперь он стал другим – низким, густым, почти осязаемым; он отдавался в душе ровным теплом, словно голос старшего брата, которого никогда не было. «Или внука», - неожиданно и непонятно к чему шепнула внутренняя наставница, оставив Олиру в недоумении.

- Так что, - говорил братский голос, - может, шкафчик-то отодвинешь, или нам обидеться и уйти?

Означенная деталь интерьера отлетела в угол, громыхнув, как сбитый шагающий танк, и заделанная транспаристилом рама уехала в глубь стены. Сама Олира вознеслась на узкий подоконник и, чуть не выпав наружу, протянула руку двум фигурам, резко черневшим на фоне звездно-серебристого неба.

- Давайте быстрее, тут в округе бродит Светлый!


Глава 15. Главное!

- А это тебя джедаи так отделали? – сразу с порога, пардон, с подоконника, спросила Олира, как заправский судмедэксперт рассматривая лицо гостьи, казавшееся одним сплошным полосатым синяком.

- Он, - хмуро ответила та, кивая в сторону спутника. – Правда, за дело, но все равно обидно. Поэтому заранее предупреждаю – ни за что не иди к нему в ученицы!

- А ты почему в шлеме? – следующий вопрос был адресован строгому товарищу фиолетовой тети.

- Загадка Галактики, - произнес дядя, важно понизив голос, хотя, казалось, куда уж дальше.

- Ему просто лень мыть свои патлы, - скорчила пакостную рожу тетя.

- Поговори у меня – отведаешь песочного печенья по-татуински! – мрачно пригрозил ей дядя.

- Сперва песок здесь найди! – отмахнулась ничуть не устрашенная тетя.

- Люди, а вы вообще кто такие? – скептически сощурилась девочка, никак не ожидавшая такого поведения от тех, кто представился как адепты Темной стороны.

- Тебе же сказано, ситхи мы! – женщина испустила тяжкий вздох человека, которого заставляют по сто раз объяснять очевидное. – Я – Дарт Фаталис. Он – Дарт Вейдер. А тебя, если не ошибаюсь, пока зовут Олира.

- Сила не обязательно подразумевает надутую рожу и чопорные речи, - представленный как Вейдер мигом уловил источник сомнений девочки. – Только сильный может позволить себе быть естественным, - с этими словами он стащил шлем, под которым оказалась вполне располагающая физиономия. Прямо как у Властелина Проклятых из любимого сериала Олиры, правда, тот был брюнетом. – Просто иногда с эффектами легче.

Фаталис тем временем с видом ревизора осматривала помещение.

- Одна живешь?

- Ко мне днем соцработницы приходят… а так – одна… А вы меня будете обучать Темной стороне Силы, правда?

- Ну, можем для разнообразия и Светлой малость обучить, - непринужденно ответил Вейдер, - даже сделаем это как-нибудь, чтобы ты могла почувствовать разницу и понять, что на Темной гораздо лучше.

Олире сразу вспомнился гладкий сияющий шар из ее сновидения.

- А Светлая – это разве не вредно?

- Если заниматься этим долго и всерьез, может быть, и вредно. Не знаю, я в свое время сделал другой выбор. Но уметь надо все – на то мы и ситхи. Главное, на самом деле, в другом, - он присел на край кровати, жестом приглашая девочку устроиться рядом. – Хочешь, расскажу тебе легенду о Темном повелителе Фридоне Надде?

- Он что, тоже ситх?

- Угадай с трех раз, - Фаталис плюхнулась на кровать по другую сторону Олиры. – Ладно, давай слушать, обожаю эту историю. Мне ее в первый раз Дарт Сидиус рассказал, мой учитель, тоже ситх, если неясно. Мы тебя обязательно с ним познакомим, он тебе понравится. Да, кстати, он еще и император, если ты не в курсе…

- Кто-то тут слушать собирался, - ненавязчиво напомнил Вейдер.

- Молчу, молчу, - суетливо заверила его миледи.

- Однажды Фридон Надд попал в Ондеронскую темницу. Посадили его туда, естественно, джедаи, после того, как вдесятером взяли в плен. Посадили и стали ждать, когда он сломается. Ну, они так думали, что, если ситха запереть в дюракритовом мешке два на два метра с дыркой в полу и сырыми стенами, то он должен непременно либо сломаться, либо сойти с ума.

- Бедняга, - посочувствовала девочка.

- Да нет, - неожиданно жестко усмехнулся рассказчик, - не бедняга. Кто угодно, только не бедняга. Потому что самое главное не мог у него отнять ни один джедай. Его веру в дело Тьмы. В то, что именно такие, как он, движут Галактику, не дают ей из бурной реки превратиться в болото. И никаким стенам не под силу остановить это движение.

Долго магистры давили ему на мозги – говорили, что дело его обречено, что оно было ошибкой с самого начала, что Свет непременно восторжествует; какие только психотехники не применяли они – только нервы свои впустую тратили. Ну, пассив, что с них взять. Сам глава Совета неделю валялся с жуткой мигренью, потом плюнул на все, явился к Надду и сказал:

- Ты что, всерьез считаешь себя силой, движущей Галактику? Идиот, МЫ – эта сила, а вы – лишь шаг на нашем пути, противник, с которым надо разделаться, прежде чем найти нового. Такие, как вы, приходят и уходят, а мы остаемся. Ну, понял, о чем я? Нет ни Тьмы, ни Света – только вечная борьба за право быть ТЕМ, КТО ОСТАЕТСЯ, которую вы, кстати, уже проиграли.

- Нет Света, говоришь? – отвечал ему Фридон. – Прекрасно, тогда это ты проиграл, потому что Тьма-то есть – она во мне, и никуда не денется, пока жив я и все, кто в нее верит.

Как пробка вылетел глава Совета из темницы и больше в ней не появлялся… - сказав это, Вейдер надолго замолчал, задумчиво опершись головой на руки. Не спешила нарушать тишину и Фаталис, ушедшая глубоко в собственные ситховские мысли. Наконец, Олира не выдержала:

- Так Тьма внутри?

- Именно. Это и есть мы. То, во что мы верим. Наша внутренняя свобода. Наша индивидуальность. Наше «Я». И твое тоже… Прирожденная, - докончил Повелитель, поймав ее взгляд золотистыми пронзительными глазами. Такими же, как у нее.

- А что стало с Наддом потом?

- Умер в темнице. Потом переселился в Экзара Куна. Сама Вселенная не дала ему погибнуть окончательно.

- И как после этого Экзар Кун?

- Я почем знаю? – пожал плечами Вейдер. – В меня никто никогда не переселялся. Наверное, голос слышал, или еще что-нибудь в этом духе.

- Голос… - едва слышно протянула Олира. – Знаете, а я тоже иногда слышу голос. Я его называю Наставница, она мне всегда помогает.

Ситхи переглянулись, обмениваясь мыслями.

- Покажем тебя учителю, - высказала их общее решение Фаталис, - он разберется. А теперь легла бы ты, подруга, спать, а мы твоих джедаев поотгоняем.


Глава 16. И снова – ситх!

Никакие джедаи к Олире, естественно, ночью не приходили – все сны были исключительно приятного характера. Зато, проснувшись на рассвете, она обнаружила, что оба ситха, вместо того, чтобы сторожить ее, нагло дрыхнут, завалившись поперек кровати там же, где сидели.

Прирожденная легонько подергала Фаталис за правый хвост. Та лениво, по-крокодильи, приоткрыла мутный глаз.

- Девочка, тебе чего надо?

- Кое-кто от меня обещал джедаев отгонять! – надулась Олира.

- Во-первых, - Фаталис со вздохом поднялась на локте. – ничего мы тебе не обещали, просто посвятили в свои намерения. А во-вторых, откуда здесь джедаи? Спроси у Вейдера, он их сам лично всех того!

- А кто тогда у меня ночью под окном летал? – уперлась девочка. – Я же чувствовала!

- Верю, - сдалась Темная леди. – Вейдер, как там тех недобитков зовут, которые вам с учителем чуть жизнь по-крупному не попортили?

- Йода и Кеноби, - сквозь зевоту донеслось в ответ. – Наверное, кто-то из них прилетел вместе с Альянсом. Скорее, Кеноби – Йода крепко схлопотал от Сидиуса, долго еще не оправится.

- Чудесно, - закатила глаза Фаталис и подскочила от неожиданности, когда дверной звонок разразился скандальным дребезжанием.

- Это соцработа, - наморщила нос Олира. – Сейчас будет весело...

Голографический проектор в прихожей отобразил склочного вида бабу в белой форменной косынке и юбке с неопрятными рюшечками.

- Какого ситха! Да открывай ты, наконец, ситхова девка! Поднимайся, чтоб тебя! Думаешь, я тут долго буду стоять, как последняя ситхова идиотка? Ситха с два, нашла дуру!

Стиснув зубы, Прирожденная нажала кнопку, и автоматическая дверь отъехала в сторону.. Баба ураганом ворвалась в прихожую.

- Ситх тебя возьми, копуша ситхова! У меня тут чуть рука к ситхам не отсохла, пока я тебя дозвонилась, а… - тут соцработница осеклась, увидев за спиной Олиры два до крайности зловещих силуэта. Лазерные лучи кровавыми зарницами отражались в непроглядно-черных линзах.

- Вы кто?! – в ужасе квакнула она.

- Вот здорово! Столько раз нас всуе помянула, а теперь еще узнавать отказывается. Ситхи мы, кто ж еще, - сурово заявил тот, что в маске, запустил в бабу мечом и, не дав ему долететь пару дюймов, притянул обратно.

- Ситховы ситхи, - уточнила та, что в очках, и повторила его трюк.

- А сейберы зачем?! – страх лишил тетку последней соображалки.

- Мало ли, вдруг вам нужны ситховы доказательства, - Вейдер продолжал небрежно поигрывать мечом; Олира прямо взгляд не могла отвести – так ловко и красиво у него это получалось, и так безумно ей хотелось научиться самой.

- А теперь, если вы не возражаете, мы заберем НАШУ девку к ситховым ситхам, - безапелляционно заявила Фаталис.

- Вы не имеете права! Это надо подавать документы на удочерение! – опомнилась соцработница.

- А я думаю, вашего личного пожелания вполне хватит, - с нажимом произнес Темный лорд, ясно давая понять, что разговор окончен.

- Но позвольте, что я скажу начальству?! – отчаяние придало бабе нечеловеческой смелости.

- Что скажете? Да в отставку подадите. Не с вашими нервами с детьми работать, - безразлично фыркнула Фаталис.

И тут у женщины перемкнуло в черепной коробке. Сопя, словно гаморреанский свинух, она растопырила конечности в позе «враг не пройдет» и собственной биомассой заблокировала уже закрывшуюся дверь.

…А ведь стояла бы не рыпалась – никогда бы и не узнала, что такое расправа по-ситхски. Она так и не поняла, каким образом включился механизм за ее спиной, но створка мигом ушла в стену, намертво зажевав ее подол. На этом колеса и шестеренки не остановились – их холостой ход затягивал юбку все глубже, попутно нарезая застиранную ткань в салат, густо приправленный машинным маслом. Прилипшая к косяку тетка занимала в проходе не так уж много места, так что путь был свободен. Ученики Сидиуса обменялись недоуменными взглядами, потом перевели их на довольную девочку.

Она моя, - тоном, пресекающим любые возражения, телепатировала Фаталис.

Сама по дороге выберет, - отрезал Вейдер.

Слышь, она что, так в одной ночнушке и пойдет? – с укоризной покосилась на него соратница.

Ну так давай, помоги ей собраться, я тем временем с учителем свяжусь, - огрызнулся Повелитель, нажимая кнопку встроенного в доспехи комлинка.

Я все слышу, - лукаво предостерегла Олира.


Глава 17. Выбирай!

Пока девочки в четыре руки набивали броской расцветки саквояжик, Вейдер вовсю общался с императором. Выглядел Палпатин в стиле «укатали ситха крутые горки» – исхудал аки Таркин, капюшон сидит сикось-накось, нижний край мантии кем-то явно оттоптан.

- Нашли одну, - докладывал ученик. – Не то Прирожденная, не то вообще Возрожденная. Может, из ваших кто, ну, с 66-го?

- Надо будет посмотреть. Альянс не беспокоил?

- У нас тут нехилое землетрясение было. Подводные толчки. Сила указывает на акцию повстанцев. Вам разве не сообщили?

- Да тут с Исардом заминка вышла. Пропал на три дня, оказалось – дочь любимая, Йсанне, в подвале заперла за то, что место ей уступать не хочет, а я, как самый умный, все это время без информации сидел.

- А вы Йсанне эту на мидихлорианы не проверяли? – поинтересовался Вейдер.

- Проверил – негусто. Кой-каким основам обучить, конечно, можно, да и сама девчонка толковая, что называется, мозг. В любом случае, надо будет держать ее при себе.

- Как обстоят дела… ну… - замялся ученик, - …в общем, с Андес?

- Лучше тебе не знать, - похоже, Сидиус ожидал именно этого вопроса и теперь аж просиял от представленной возможности излить душу.

- Учитель, не томите, что стряслось? – подтолкнул его Анакин, готовый тут же провести онлайновый сеанс психотерапии.

- Ее ученица узнала про вакансию на место императрицы и теперь не дает мне прохода со своими заявками!!! – почти выкрикнул верховный ситх. – Вот счастье-то!

- Сочувствую… - на Кореллии Вейдер мельком видел Дарт Эстил, ученицу Андес, и отлично понимал, что это такое. Ну представьте себе Фаталис, только на тридцать сантиметров меньше ростом и во столько же раз более доставучую.

- Так значит, они решили играть по-крупному, - следующая фраза Палпатина вкупе с леденящей кровь усмешкой относилась к повстанцам. – Что ж, тут мне наконец-то сдали кой-какой проект, им не понравится! Как ты думаешь, что получится, если взять станцию типа «ситхес», но в десять раз больше, и установить на ней огромную пушку?

- Если я не ошибаюсь, вашу станцию вынесли в первой же битве еще во времена Старой Республики, так что ничего хорошего, - Вейдеру было искренне непонятно такое желание дважды наступать на одни и те же турбограбли.

- Сравнил повстанцев с джедаями! – хохотнул учитель, которого было не так-то просто лишить энтузиазма. – А Звезду Смерти – со стандартным «ситхесом».

- Ну, если вы так уверены… - Темный лорд восстановил в памяти чертеж станции-прототипа. – Надеюсь, вы не забыли установить замкнутую систему переработки воздуха? Знаю, жрет много места, но мало ли, какую гадость можно закинуть снаружи в вентиляцию! И нужен-то для этого один-единственный повстанец-форсъюзер на истребителе.

Который точно будет, если я не верну детей, докончил он про себя.

Но император с юных лет усвоил истину, что ситхи бывают двух видов: осторожные и мертвые, поэтому сдался:

- Ладно, придется срочно угробить пяток драгоценных уровней на твой разнесчастнутый очиститель. Ты, кстати, тоже без подарка не останешься, но это сюрприз. В общем, дети, возвращайтесь поскорее.

- Много еще времени-то?

- Да вот, пока всех не распределим, не закончим. Будь здоров. Конец связи.

- Так как у нас там со временем? Скоро план по ученикам сдавать? – подкралась Фаталис. Каким-то образом ей удалось усыпить Олирину бдительность и пробраться в ванную, чтобы наконец-то вернуть фасаду первозданный оттенок.

- В общем, до того, как Его Величество назначит день свадебной церемонии, можно не париться, - резюмировал милорд.

- Слышь, а тебе не кажется, что стоит подтормошить Олиру на тему выбора? – глаза младшей алчно светились неколебимой уверенностью в победе.

- С таким делом не тормошат, Фаталис. Войди в ее положение. Жила битх знает как, одной надеждой, и тут бац – и столько возможностей сразу!

- На что спорим, что я ей больше нравлюсь?

- Знал я одного тойдарианца, который очень любил спорить, - в один прекрасный день его раздели до трусов, - отозвался Вейдер, глядя мимо напарницы на согнутую спину девочки, остервенело долбившейся с вечно заедающей «молнией». Ему с самого начала была симпатична Олира. Глазами Силы он видел в ней чистую, по-детски невинную веру в собственную избранность. Как у малыша Эни из Мос Эспы. Да что там – она и сейчас из него, по сути, никуда не делась, лишь вызрела с опытом. Да еще к ней в нагрузку добавилось чувство ответственности за всю Галактику; что поделать, назвался ситхом – будь любезен.

И – даже помня про своих детей, он не отказался бы обучать Олиру.

Вот только выбор Прирожденной за нее сделала Наставница.

- Не могу решить прямо сейчас, у кого мне лучше обучаться, - распрямляясь, не своим голосом произнесла девчонка, одержавшая-таки верх над застежкой. – Нужно сперва посмотреть на всех остальных.

- Девочка, а ты уверена, что остальные хотят с тобой возиться? – встала в позу оскорбленная в лучших чувствах Фаталис. – И потом, ты подумай – кто мы, и кто эти твои остальные? Мы, между прочим, у самого Владыки ситхов обучались… ну, в смысле, еще обучаемся, - смутившись, поправилась она. – В общем так: выбирай – я или вот этот вот… - тут она поняла, что сморозила лишнего. Это осознание в последние дни приходило к ней вместе с легким ощущением невесомости и потерей опоры под ногами. По счастью, сегодня – без удушья.

Фаталис, голова джапоровая, ты что, ни хатта не слышишь?!

А, ну да, точно, точно, голос поменялся!
– в данный момент Повелительница была больше озабочена удачным приземлением.

Что я говорил?! Это точно Возрожденная, может, вообще из Древних! Ей тогда и учиться-то ни к чему.

- Почему это – ни к чему? – уже своим, хотя и довольно капризным голосом спросила Олира. – Ну ладно, хорошо, сейчас выберу, - она накрепко зажмурилась, замкнулась от Силы, волчком завертелась на пятках и наконец, остановившись, выставила вперед указательный палец: - Ты!

Затем осторожно приоткрыла глаз.

Палец показывал на… (автор кидает монетку)

…Фаталис (нет-нет, все по-честному, действительно выпала она!)

К немалому удивлению Вейдера, Темная леди восприняла такой поворот событий достойно, без визга и подскоков. Видимо, это подействовал на нее новый статус (когда успел, интересно?) Что ж, да будет так, если у нее к девчонке такая любовь с первого взгляда. Сочтем это волей Великой силы, которая – он сосредоточился, до предела обострив чувства, словно когтистый хищник в ожидании крупной, опасной добычи, - явно что-то ему готовит…

И тут он столкнулся сознанием с Фаталис, которая как раз искала в паутине Вселенной Истинное Имя ученицы. В итоге на мерцающий во мраке единственно правильно вариант налетели оба и одновременно.

- Дарт Оллис?!!

Для одного утра открытий хватило с головой. Больше не доставая Возрожденную вопросами, ситхи двинулись на выход.


Глава 18. Утекай!

Мон Мотме снился кошмар: будто лежит она беременная на родильном столе, вокруг стоят ее верные соратники, не смея отвести глаз, ибо знают – Мотма рожает Новую Надежду. Она долго не может разродиться, наконец из последних сил выталкивает ребенка, но вместо здорового детского рева палата оглашается фирменным хихиканьем.

- Поздравляю, у вас родился император всея Галактики Кос Палпатин весом три килограмма сто грамм, состояние организма в норме, - мигая лампочками, мурлыкает дроид-акушер с каким-то черным свертком в манипуляторах.

Мон вопит от ужаса и лютого отчаяния. Кеноби, стоя в изголовье, читает лекцию про души древних магистров Коррибана, которые так любят вселяться в нерожденных младенцев. Какая-то девушка в белом с волосами, уложенными в аппетитные крендельки, лезет на главу Альянса с акушерскими щипцами за то, что та родила такую «надежду». Пролить кровь начальства девчонке мешает мелкое синеглазое подобие Вейдера, параллельно обсуждая с Бел Иблисом возможность перевоспитания ребенка в нечто более демократически настроенное…

Проснулась Мотма вся несчастная, с сорванным голосом, и дала себе слово, что впредь не будет разговаривать на сон грядущий ни с мастерами-джедаями, ни с молодыми мамашами. Где, кстати, Оби-Ван – поймал своего ситха или до сих пор круги нарезает, казенные репульсоры сажает?

Надо было потихоньку воскресать: Восстание не стояло на месте даже ночью. Пока Мон рожала императора, недавно заложенные базы на Йавине и Хоте росли на глазах, агенты Альянса подкапывались под Новый порядок, а Дионе Олива со своим немым ассистентом обещали побаловать начальство какой-то особой заразой, от которой «импы будут лопаться как перезрелые палли». На вопрос, откуда Дионе достает все свои смертоносные организмы, он только пожимал толстыми плечами: «Минка где-то выкапывает, какая разница, главное – эффект!»

Органа грудью встал на защиту Алдераана, поэтому испытание биологического оружия решено было произвести на Фаллиене. По словам Оливы, вирус одинаково действовал на все формы разумной жизни этой галактики, а утечку в случае чего легче было свалить на тех же импов. Минка молчаливо подтверждал. Сегодня в восемь часов утра по местному времени вожди революции отправлялись на родину зеленых расточителей феромонов, чтобы своими глазами видеть результаты научных изысканий профессора. Падме сказала, что такие зрелища не по ней, она и после малышки-то до сих пор в себя прийти не может, а планету нельзя оставить без представителя Альянса. После чего, мило попросив Бел Иблиса приглядывать за детьми, укатила на поверхность.

…Полтора часа спустя Мон Мотма стояла возле кормового иллюминатора и любовалась удаляющимся Алдерааном, из космоса похожим на хрупкий и нежный голубоватый шарик. Союзники шутили, что такому двигателю прогресса, как она, не пристало смотреть назад, но Мон не могла отказаться от давней привычки.

Как странно волнуются тучи, подумала Мотма, глядя на пришедшую в странное движение планету. А секунду спустя шар налился раскаленно-желтым цветом и брызнул во все стороны огненным веером остывающих осколков.

Долетевшие метеориты каменным ливнем забарабанили в дефлекторы фрегата повстанцев, затем отстали, когда корабль начал разгон для гиперпрыжка. Последнее, что увидела Мотма, прежде чем стена белесой мути встала вокруг ее оглушенного сознания, была мрачная серая луна, зависшая на орбите бывшего Алдераана.


Ведомый Великой Силой, Оби-Ван несся на спидере по направлению к районной посадочной площадке и едва успел затормозить, когда перед носом машины в полупрозрачном тумане мелькнуло белое пятно.

- Ну? Нашел ситха? – требовательно вопросила Падме, поправляя закрученные улитками косы так, словно это не она только что чуть не оказалась под репульсорами. Говорила она слегка гнусаво, как при насморке.

- Нет еще, - несколько растерялся Кеноби, слегка потирая свербящий нос.

- Так давай искать вместе! – азартно воскликнула Амидала, без приглашения взлетев на сиденье позади джедая и тут же уткнувшись в носовой платок. – Это Эни, я чувствую!

- Падме, нет больше никакого Эни, пойми же, наконец! Есть только Дарт Вейдер, а Дарт Вейдер – это абсолютное зло, и его надо уничтожить! – искренне, как и подобает рыцарю Ордена, произнес Оби-Ван и тут же яростно чихнул. - Мне нужно выполнить свой долг. Полетели, я знаю, где его можно встретить!

Пучина взревела, и платформа, над которой они зависли, рухнула в пенную пропасть. Алдераан пустился в смертельный пляс.

- Я тоже знаю – в мире Великой силы! Полетели! – истерично взвизгнула бывшая королева Набу, не уточняя направления. Кеноби не стал спрашивать. У него сегодня был особый день – когда все планы выполняются разом, но лучше от этого не становится…

Посадочная площадка сильно накренилась, таможенные постройки по кускам обваливались в воду. Из трещин морского дна в облаках удушливого пара выбивались первые столбы кроваво-красной магмы. Некстати вспомнился Мустафар; Оби-Ван поспешил отогнать непрошеный образ и наконец-то вскрыл замок зависшего над бездной челнока. Но не успели они с Падме занять места внутри, как в салон, сшибив их с ног, ворвались три черные фигуры. Одна сразу уселась за штурвал, уводя звездолет с обреченной планеты. Другая, совсем маленькая, завороженно смотрела на третью. Которая с улыбкой, достойной самого Дарта Сидиуса, сунула полыхающий меч прямо в лицо непрошеным гостям.


Глава 19. Звезdeath!

- Может, не будешь устраивать кровавых побоищ, пока не упрыгаем подальше от этого пекла? – не поворачивая головы, грянула шлемоносная фигура. От звука этого голоса Падме до костей проняла дрожь, душу захлестнул иррациональный ужас.

- Да ладно, Вейдер, я что, зверь какой? – фыркнула девица с сейбером. Ее голос оказался звонким и прохладным, в остальном же – вполне обычным, но суть самих слов чуть не довела Амидалу до конвульсий. Эта черная стальная жуть – ее Эни?! Женщина бессильно уткнулась лицом в плечо Кеноби, у которого только что не прибегая к помощи рук изъяла меч маленькая желтоглазая девочка.

- Я ж тебе говорил, Падме, он – наполовину безумная машина. Вот что делает с людьми Темная сторона! – джедай осторожно погладил Амидалину шелковистую макушку, по инерции шмыгая носом и стараясь не глядеть на жутенького ребенка. Надо же, а эти сволочи даже не чихнули ни разу!

- На себя посмотри, чудовище! Вот уж кто действительно машина для убийства. Сказали «фас», а он и рад! Инквизитор!!! – яростно выкрикнула рыжая, мигом сообразив, кого имеет честь видеть. – А теперь еще и жену против мужа настраивает (жена, конечно, та еще, я молчу…) Темной стороны на тебя не хватает!

- Это ты летал у меня под окном и спать мешал! – девочка уперла обвиняющий перст в район рыцарского пупка.

- Заткнулись всей честной компанией! – рявкнул Вейдер, чуть не выдернув из пульта какую-то рукоятку. – Нас сейчас затянет какой-то битхов луч, а вы тут устроили тускенское судилище!

Четверо тут же испуганно уставились в иллюминаторы. Корабль вырвался из огненных обьятий и теперь по прямой несся к огромной неизвестно откуда взявшейся луне, при ближайшем рассмотрении оказавшейся здоровенной боевой станцией.

А вот это меняет дело, подумал Темный повелитель, ослабляя хватку на штурвале. Развернулся в кресле, чуть окончательно не доведя до кондрашки Падме, и, поймав на себе изумленные взгляды, пояснил:

- Учитель послал нам помощь. Это Звезда Смерти, она – за нами.

…С трудом уговорив девочек остаться на челноке и присмотреть за республиканцами, ситх спустился в ангар, оцепленный клонами в доспехах нового образца. И сразу наткнулся на какого-то задумчивого типа, тощего аки Сидиус во время последнего сеанса связи, только не такого нефорского вида. Но если его величество исхудал от неподъемной ноши государственных забот, то у этого субъекта едва ли были уважительные причины. Вейдер непроизвольно нахмурился. Впрочем, он сам давненько не смотрелся в зеркало…

Это ты еще Киртана не видел, подумал Таркин, вспоминая (вот сюрприз-то был!) недавно обнаруженного младшего брата, произведенного его распутным отцом совместно с некой госпожой Лоор, - уж кто действительно неприлично тощий, так это он. Так вышло, что недавно назначенный гранд-мофф умел читать мысли. Самую чуточку, на любительском уровне. Еще мог одним взглядом приводить в хаотичное движение мелкие предметы вроде подчиненных. Но в итоге те научились бороться с его фокусами: при виде характерной позы с пальцем во рту просто-напросто очищали сознание. В результате их самодисциплине мог позавидовать любой джедай, а Таркин как никогда хотел, чтобы его почти-близнец поскорей окончил стажировку в разведке и присоединился к нему на ЗС. Двое таких, как он, на одной станции, - страшная сила! Как бы они на пару встретили этого красавчика в маске…

- Лорд Вейдер – это вы, насколько я понимаю, - гранд-мофф несколько нервно отдал честь. – Большое счастье для Империи, что вы выжили в этой миссии. Ума не приложу, какие силы вы прогневили, что так шарахнуло, но, если что, учтите: красную кнопку я даже не трогал, - закончил он с несколько параноидальным выражением на тонком лице.

- Да вас, собственно, никто в этом и не подозревает, - попытался успокоить его Лорд ситхов, чувствуя, как собственные нервы накручиваются от одного присутствия этого дерганого гражданина. – Если я правильно соображаю, вы вылетели по приказу императора с целью забрать нас из системы и явно не стали бы усложнять себе жизнь таким образом. И кстати, где здесь комлинк? Мне надо связаться с его величеством.

- Связь будет к вашим услугам, как только мы выйдем из гиперпространства. Впрочем, она едва ли вам понадобится – его величество здесь, в центральном зале, с нетерпением ждет вашего доклада. Так что, разумеется, я ни за что не стал бы взрывать планету без его на то приказа, - никак не мог уняться Таркин.

- Да хватит уже, в самом деле, - оборвал его Темный повелитель, - а то я и впрямь могу решить, что вам помешали в реализации навязчивой идеи!

В общем, я пошел в центральный зал, и в следующий раз попрошу вас демонстрировать адекватные реакции, - с этими словами ужас Галактики и практикующий психолог в одном лице прошествовал мимо губернатора, повторив коронный номер со взбиванием вихря плащом. Теперь Таркин был не просто нервозным, а еще и растрепанным, как мать безумия, но Вейдеру это было как-то до звезды. Куда больше его встревожило то, что Сидиус не нашел лучшего места для тронного зала, чем обрыв над шахтой реактора.

- Учитель, здесь же вредно, излучение все-таки! Будете плешивым, как Йода, кому это надо?

- Да брось, ничего мне не станет, я и сам излучаю будь здоров, - легкомысленно отмахнулся Палпатин. – Ты мне лучше обстановку доложи, - его взгляд стал пристальным и тяжелым. – Ну, про второго ученика, полагаю, можно не спрашивать…

- Виноват, учитель, - Вейдер покаянно склонил голову. – Постараюсь исправить, как только прояснится общая ситуация. Тем более, что мы захватили Амидалу, а с ее помощью можно будет выйти на близнецов и Альянс одновременно... – он недоуменно замолчал. Такое лицо у наставника Темный повелитель видел только раз – перед решающей схваткой с Орденом, когда судьба всей ситхской расы висела на волоске. Но сейчас ставки были гораздо больше…

- То-то и оно, что лучше бы они были порознь, - вымолвил верховный ситх, не спуская с ученика немигающего взора. – Повстанцы, бедняги, даже не знают, с кем связались. И что противнее всего – я тоже.


Глава 20, юбилейная. Целиком посвящена болтовне за жизнь, которую одним словом не выразишь.

- Начнем с того, что нам известно. За час до катастрофы алдераанская метеослужба доложила о странном газе, поднимающемся с морского дна. Неизвестное вещество вызывало насморк и чихание; возможно оно-то, скопившееся в огромном количестве внутри планеты, и послужило причиной взрыва. Кстати, помнится, ты сообщал о подземных толчках – было дело?

- Было, - подтвердил Вейдер.

- Разведуправление выяснило, что некий профессор Олива разрабатывает сверхоружие для Альянса. Немой ассистент по фамилии Йорр поставляет ему ингредиенты непонятного происхождения, - задумчивая синяя молния обвилась вокруг императорского мизинца. – Ну, мальчик мой, какие мысли?

- Думаю, сперва надо порасспросить приятелей Фаталис, если она их еще не порешила в пылу идейного спора. Также полагаю, что повстанцы решат, будто это мы разворотили Алдераан, и окончательно сорвутся с цепи. Кстати, этот носатый действительно здесь нужен? У него явно не все дома.

- Ты про Таркина? Хороший вопрос. – Сидиус изобразил напряженный мыслительный процесс. – Наверное, все-таки нужен, - со вздохом заключил он, – если слова «психическая атака» тебе что-то говорят. А если сюда еще и братана его затащить… - он замолчал, позволив ученику самому дорисовать картинку. Получилось ярче некуда… - В общем, пусть с твоими ребятами возятся в разведке, мы как раз держим курс на Центр. Похоже, нашим еще придется повоевать, а значит, распределением пока заниматься бессмысленно. Знаешь, на Кореллии я порой думал, как было бы здорово, если бы ситхов и вправду было только двое. Ну, трое, на худой конец – рыжая нам тоже пригодится…

- А если бы ученик убивал учителя в качестве финального испытания, было бы и того лучше, - иронично покивал шлемом Темный лорд. – Нет уж, ваше величество, пойдемте отсюда, пока радиация еще какую-нибудь шутку не отколола.


- Ришкейта хочешь?

- А чего-нибудь остренького нельзя?

- Эх, надо было тебе к Вейдеру в ученицы идти! – с досады Фаталис умяла сразу половину кореллианского пирога. Джедай, в котором она узнала печально известного Кеноби, от этого зрелища впал в медитативный транс. Вейдерова женушка психотехниками не владела, и ей оставалось только слюнки глотать при виде столь душевной трапезы. Оба ни проронили ни звука с той минуты, когда за Повелителем ситхов закрылась дверь, и вид имели премрачный.

- На, смотреть на тебя жалко! – миледи протянула ей ломоть ришкейта. – И с парнем своим поделись, а то он скорее от себя кусок отгрызет, чем возьмет из моих рук.

Падме нерешительно покосилась на спутника. Джедай ответил ей суровым взглядом. Величавым жестом Амидала отстранила пирог.

- Не хочешь, как хочешь. Между прочим, твой голод питает меня Силой не хуже, чем страх, - мурлыкнула Темная леди, надкусывая оставшуюся часть.

Оби-Ван мысленно пожелал ей подавиться.

- Не хами, - сдвинула брови Фаталис, и Кеноби испытал все прелести форс-грипа. Испепелил ее глазами, но от новых пожеланий воздержался. А когда увидел, как желтоглазая мелочь активирует его меч, и вовсе дар речи потерял. Впрочем, не из-за того, что девочка держала сейбер так, будто вот-вот поранится. Просто от вопиющей наглости.

- А почему у Светлых всегда мечи таких холодных цветов? Это потому что вам все безразлично, да?

По правде, Оби-Ван как-то не особо размышлял на тему цветовой символики оружия. Синий и синий, главное, чтобы врагов рубил как следует. Тем более, что в Ордене этот цвет любили, он считался классическим – не чета какому-нибудь пижонскому фиолетовому (при всем уважении к покойному Мэйсу Винду).

- Чтоб я знал, - угрюмо буркнул он, - а тебе вообще должно быть стыдно: такая маленькая – и на Темной стороне.

- Я взрослее, чем ты думаешь, - спокойно возразила Возрожденная. Налюбовавшись сапфировым клинком, она отключила его и положила в бардачок. – И, поверь, мне нечего стыдиться того, что я сделала выбор. Слепо слушаться других – вот что стыдно. Стыдно бояться самого себя. И с друзьями поступать, как ты, тоже стыдно. Откуда вы вообще такие беретесь, джедаи? Неужели вас тоже порождает Сила?

- Откуда берутся? Да просто воспитываются, причем с несмышленого возраста, чтобы противиться не могли, - бесстрастно просветила ее Фаталис, после мучительных поисков откопав для ребенка в холодильнике кусок колбасы. – Поэтому исправить их невозможно, проще ликвидировать. Но это не то, чем мы сейчас будем заниматься, - добавила она, сообразив, что вот-вот доведет Амидалу до обморока. Но та решила воспользоваться временем более продуктивно – посвятить его соцопросу.

- Вот скажи мне пожалуйста, что ты нашла в Империи?

- Что нашла? Да все нашла. Цель жизни. Новую семью – причем, старая тоже не забыта. Блин, спасибо, что напомнила, надо будет позвонить предкам. Они там, наверное, с ума сходят с тех пор, как про Алдераан услышали. Впрочем, я им про эту миссию не говорила… Еще нашла… ай ладно, вам, джедаям, не понять… - на лице рыжехвостой расцвело и увяло мечтательное выражение. - Моя младшая сестра сейчас работает официанткой. Она сама так захотела, чтобы не висеть на шее родителей, а Империя дала ей такую возможность. Еще год назад ей пришлось бы идти на панель, как мне, а на ее месте задарма трудился бы какой-нибудь неграмотный бедолага с зашитым в пятую точку ограничителем. Зато у него был бы голос на выборах, который можно продать за миску супа – все равно его судьба не изменится, кто бы ни победил. Вот у нас не демократический строй, но мы хотя бы честно это признаем и не пытаемся пудрить народу мозги.

Перед глазами Падме как живая возникла Шми Скайуокер и уходить не собиралась. Впервые после встречи с ней Амидала слышала глас народа как

он есть, а не как его выставляли старые и новые республиканцы. Вот такой нахальный рыжий глас, бесстрашно высказывающий свое мнение. Хотя неизвестно, кто кого должен бояться в данный момент… И все-таки Падме решила прицепиться.

- Как будто Палпатин не скупал голоса!

- Ну, что поделать, если так уж у вас было принято. Избиратели накормлены, опять же…

- Вижу, вы тут мило общаетесь. А я-то думал, как удачно, что салон отделан в бордовых тонах: не так заметно будет мясо по стенкам, - все повернулись на голос и увидели подпиравшего переборку Сидиуса; рядом невозмутимо возвышался Вейдер. – Мы, между делом, прибыли на Корускант. Будете выходить – смотрите, чтоб без глупостей; вас, Темные леди, это тоже касается.


Глава 21. Длинная-я-я!

Уровни Корусканта были запружены его населением – все вышли поглазеть на гордую станцию, которую с трудом удалось вклинить между заранее потеснившимися орбиталищами важных особ. Вейдер опустил челнок прямо на одну из верхних террас императорского дворца – сейчас было не время для прямых контактов с народными массами. Но вежливость обязывала поздороваться, что ситхи и сделали со своей верхотуры. А когда Фаталис подняла над собой крошечную ученицу, ликованию внизу не было предела.

Пять минут спустя они уже переместились в уютный сумрак рекреации перед тронным залом. Впрочем, для кого уютный, а Падме с Оби-Ваном прямо извелись, будто ожидая, что тени оживут и растерзают их.

- Ладно, дети, я пошел править, а вы тем временем отведите сладкую парочку в разведуправление. Дорогу знаете? Шесть этажей вниз и по мосту налево. Да, и ничего, если я пока заберу у вас Возрожденную? - с этими словами Палпатин сделал ручкой и скрылся за дверью, поманив за собой Оллис.

- Давай-давай, - шепнула ей Фаталис, и девочка юркнула вслед за императором.


- Вроде бы тамошнего главу зовут Арманд Исард, - вспомнил Вейдер уже в залитом далеко не таким приятным светом коридоре управления и вошел в кабинет директора.

За столом сидела высокая стройная девушка в алом мундире и мрачно глодала твердое точно кирпич эскимо. Сине-красный взор, которым она смерила пеструю компанию, был подобен контрастному душу и заставил Темного лорда усомниться, а правильно ли он поступил, что вошел без стука. Нет, он, конечно, второе лицо в государстве, но правила хорошего тона для всех едины…

- Прошу прощения, а где Арманд Исард? – поинтересовался он.

- На пенсии, я за него, – девица, демонстративно шурша фантиком, упаковала эскимо и сунула куда-то в стол. Вейдер понял, что уж к этой в дверь точно стучаться не будет.

- «Я» - это кто, милая? – холодно осведомился он.

- Йсанне Исард, - если она и смутилась, то виду не подала, – а вы, наверное, лорд Вейдер? Вас прямо и не узнать сейчас, - директор посмотрела ему в линзы, но, увидев, какой щекастой и курносой она в них отражается, перевела взгляд на повстанцев. – Падме Амидала и Оби-Ван Кеноби? Неплохо поохотились, милорд. Как нельзя кстати, а то Галактика словно с катушек съехала. Сперва Алдераан, теперь пол-Фаллиена в какой-то заразе. Вам еще принц Ксизор не звонил с обвиняющей речью?

- Что?!! – вырвалось у Падме. – Нет… - мысль о возможной судьбе близнецов была нестерпимой. Она никогда полностью не доверяла пылким заверениям Оливы касательно полной безопасности экспериментаторов. Как он сказал – «вирус одинаково действует на все формы разумной жизни»?

- Ага, так это что-то вам говорит! – Йсанне торжествующе перегнулась через стол, оказавшись лицом к лицу с Амидалой. – А можно в подробностях?

- У меня там дети… - всхлипнула та, оседая на пол.

- Ой, бедные малыши, плохая мама бросила их совсем одних на этой крайтозной планете! – скорбно закатила глаза Исард. – Или все-таки не одних? Колись, Альянс там? Дай ребятишкам шанс!

- Лучше признайся по-хорошему, Падме, - вмешался Вейдер, озабоченный не меньше жены. – Только так можно спасти наших детей.

Кеноби уже долго и совершенно впустую корчил соратнице страшные рожи, потом в отчаянии хлопнул себя по лбу и махнул рукой. Все-таки Амидала не была джедаем и повторять свой подвиг, пожертвовав детьми, как до этого мужем, не собиралась.

- Да, они все там, и профессор Олива тоже. И… я, конечно, не уверена… но, по-моему, Алдераан взорвался из-за его «малышки».

- А вот это надо будет зафиксировать, - Йсанне нажала кнопку селектора так, словно хотела ее размазать. – Киртан, мне нужна твоя память.

Явился Киртан, и Темный повелитель чуть было не ляпнул что-то вроде «вам разве не полагается находиться на Звезде Смерти?» Потом сообразил, что гранд-мофф вроде как постарше и поменьше ростом. Но император был прав: вместе они бы смотрелись в духе «шок – это по-нашему». Кисло поздоровавшись, практикант устроился возле крашеной стены и навострил уши, чтобы не пропустить ни слова.

- Значит, Алдераан взорвался из-за «малышки». Ты ее видела?

- Один раз, перед испытанием, - Амидала гадливо поморщилась. - Какая-то склизкая нашлепка, но профессор говорил, что у него много этого вещества.

- И что, вот эта дрянь может взорвать целую планету? – криво улыбнулась Исард.

- Я же говорю, насчет планеты не уверена. Но у нее действительно большая разрушительная сила. Она может обрушить свод огромной пещеры, но это не взрыв, скорее гниение. Минка, так звали ассистента Оливы, как-то по-особому будил ее, и она разлагала все, к чему прикасалась сама и то, что прикасается к ней, а потом умирала…

- Хаттова сумка, да выражайся ты яснее! – рявкнула сбитая с толку Йсанне. –Ни си… - она вовремя поправилась, - битха ведь не поняла, что к чему прикасалось.

Падме испуганно вздрогнула и замялась. Пока дамы приходили в себя, Таркин-2 воспользовался паузой.

- Вы действительно сказали: «будил»? – деликатно поинтересовался он.

- Олива считал, что она живая. Колониальный организм, хотя с виду - плевок плевком, - Амидалу снова передернуло.

- Так если бы он взял ее размером побольше, она сгноила бы всю планету?

- Да, наверное.

- И все-таки Алдераан взорвался, а не сгнил, - встряла Фаталис, у которой от вынужденного молчания уже чесался язык.

- Правильно. Взорвался, - Вейдер хлопнул в ладоши. – От гнилостных газов, как дохлый банта. А вот теперь вопрос на засыпку: откуда там газы в таком количестве, если малышка умерла и процесс остановился?

- Ну, может, он возобновился, когда наши улетели, - наконец-то принял участие в разговоре Кеноби. До него постепенно начало доходить, что речь идет о чем-то посерьезнее повстанческо-имперских разборок и даже борьбы Света и Тьмы. – Может, эта мерзость не умерла, а просто заснула, и потом ее снова разбудили.

- И об этом приятном свойстве ваш Олива, естес-ственно, никому не сообщил, - иронически констатировал ситх. – Напрашивается версия двойной игры. Вопрос – кто эта таинственная третья сила, которая так заинтересована в скорейшем начале открытой войны?

Все присутствующие озадаченно переглянулись.

- Поймать бы этого крайтозного профессора, - мечтательно хрустнула пальцами Йсанне.

- Да и ассистента прихватить, - оживился Лоор. – Уж больно подозрительный. Ведь это он поставляет гадости для Оливы. Как фамилия этого Минки?

- Йорр, - ответила Падме. – Минка Йорр.

- Вот если бы вам, леди Амидала, удалось выйти на связь с новой базой повстанцев и попросить кого-нибудь из хороших знакомых обыскать Йорра…

- Комлинк вот, - Исард с некоторой неохотой протянула Падме антикварное рисс-комовское изделие.

Ну все, подумал Вейдер. Сейчас будет весело.

Назад

Продолжение следует...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™