<< 

Между вчера и завтра.


Атри


Части 1-10

Часть 11

Люк подсознательно ожидал, что будут проблемы. Как ни крути, но он отсутствовал довольно долго. Да и на Татуинскую операцию по освобождению Хена никто разрешения Главы Альянса не спрашивал. Лея конечно была одним из лидеров восстания, но тем не менее…
Мон Мотма однако, завидев как они входят, прервала свой разговор с Борском Фейлиа и сделала несколько шагов им навстречу, улыбаясь и протягивая ему, слегка остолбеневшему от такого неожиданно радушного приема, руку.
- Командор Скайвокер, Лея рассказала мне о вашем обучении (Люк при этих словах слегка покосился на сестру) Хочу, чтобы вы знали, какое большое значение имеет для Альянса то, что в его рядах есть рыцарь джедай.
- Я... - начал Люк, но был прерван величественным движением руки.
- Джедаи всегда были хранителями мира и справедливости в галактике, - Глава Альянса чуть повысила голос, - и я уверена, что теперь победа демократии не за горами.
Люк что-то пробормотал, не очень понятное даже для него самого, но, к счастью, Мон Мотма уже переключила свое внимание на Лею.
- Пока никаких новостей. Нам все еще не удалось обнаружить Звезду Смерти, но это только вопрос времени. Кракен уверен в успехе.
- Он использует и независимых информаторов или только наших агентов?- спросила Лея, поглядывая на Фейлиа. Тот делал вид, что внимательно изучает содержимое деки, но покрытые бежевым мехом уши были повернуты в их сторону.
- В ход идут все доступные нам ресурсы. Ботаны тоже делают все возможное, - взгляд Принцессы явно был замечен. - Не будем забывать, что именно им удалось добыть необходимую информацию в первый раз.
- Что ж,- Лея дипломатично улыбнулась, - будем надеяться, что им это удастся и сейчас.
- Да, командор, - Мотма снова обратилась к Люку, - пока есть время, займитесь с Антилесом организацией проверки состояния всех крестокрылов. И скоординируйте вашу работу с адмиралом Акбаром. Я хочу, чтобы к нужному моменту у нас все было в полном порядке.
- Да, мэм.
- Вот и замечательно.
Еще раз понимающе улыбнувшись ему, Глава Альянса вернулась к прерванному разговору.

***

- Не смотри на меня так. Ты что хотел попасть под трибунал?
- Да нет конечно… Просто... - нужные слова подбирались с трудом.
- Просто что?
Люк вздохнул.
- Просто я был к этому не готов.
Лея остановилась, заставив его тоже невольно остановиться, и заглянула ему в глаза.
- Люк… Может это прозвучит жестко, но это жизнь. И ей дела нет до того, готов ты или нет.
С этим конечно было не поспорить. Особенно в свете событий последней недели...
- Да, ты конечно права…
- Теперь завтрак, - Лея улыбнулась.- Уверена, это то, что тебе сейчас нужно. Да и Хен с Чуи скорее всего уже там.

Они действительно застали Соло и вуки уже завтракающими.
При том Чуи всеми возможными способами (правда, надо отдать ему должное довольно тихо) выражал свое недовольство рационом.
Как все-таки хорошо было видеть их снова.
Чуи, явно разделяющий чувства Люка, даже чуть приподнял его в процессе обнимания.
- А где Ландо? – Люк завертел головой, пытаясь разглядеть среди галдящей толпы знакомую наглую физиономию.
- У него какие-то дела с сулустианами, - ухмыльнувшись, сказал Хен и пододвинул остаток своего завтрака к Чуи.- Жуй давай и пойдем еще раз гипердрайв посмотрим. И малыш, ты мне еще должен подробный рассказ с душещипательными подробностями.
- Угу…
"Знал бы ты, насколько эти подробности душещипательные…"

День пролетел быстро. С Хеном, занятым "Соколом", толком поговорить так и не удалось, но Люк был этому только рад. Надо было еще решить, что рассказывать, а что нет.
Врать Люк никогда не умел, но чувствовал, что самое время научиться.
Разговор с Мон Мотмой вообще неприятно было вспоминать…

"Даже не верится, что тот спокойный, уверенный в себе Люк Скайвокер, представившийся во дворце Джаббы как рыцарь джедай, был я. Но ведь и Императору я тоже сказал, что я джедай… Почему же тогда, когда Мотма назвала меня так, я почувствовал себя… почувствовал, будто я лгу? И этот ее тон…"

Отвлекшись от своих мыслей, Люк оглянулся по сторонам.
- Где это мы?
- Идем к моему любимому месту. Ты ж хотел поговорить?
- Хотел… А что за место? - он огляделся с любопытством по сторонам, но кроме каменных стен ничего видно не было.
- Подожди чуть-чуть. Мы почти пришли.

Да, здесь действительно было замечательно. Небольшая площадка над самым обрывом. Над бездной, уходящей в никуда.
Вполне подходит для их разговора.
- Нравится? - Лея подошла к самому краю.
-Да,- Люк прислонился спиной к стене, не сводя взгляда с сестры. Она казалась такой хрупкой…

Сестра. Как все-таки странно…

- Ты как-то говорила, что тебя удочерили… А о своих настоящих родителях ты что-нибудь знаешь?
- Нет. Совсем ничего.
- Я тоже ничего не знал. До недавнего времени.
Лея оторвала взгляд от пропасти и посмотрела на него.
- До недавнего времени?
- До Беспина… А потом, потом мастер джедай, который учил меня подтвердил, что это правда…
- Что правда?
- Вейдер – мой отец,- медленно проговорил Люк, глядя ей в глаза.
- Вейдер? Лорд Вейдер твой отец?
Люк кивнул, пытаясь понять, что же она чувствует. Такой сложный набор, но презрения и страха в нем не было. И это было уже больше того, на что он рассчитывал.
- И это еще не все… - он потер лицо руками, - я понимаю, это все напоминает какой-то бред… Но в общем… Ты - моя сестра.
Лея склонила голову чуть на бок и какое-то время просто задумчиво на него смотрела.
- То, что я скажу, наверное покажется не меньшим бредом… Но я как будто бы все время это знала… Это странно?
- Нет,- Люк слабо улыбнулся, - в любом случае я не лучший судья в подобных вещах.
- Это точно… Но тогда значит, что и я…
- Да.
Лея открыла рот, чтобы что-то сказать, но снова его закрыла.
- Вот об этом мне точно надо подумать… какое-то время. Но ты уверен, что это правда?
- Да уверен. Скажем так, у меня была возможность проверить эту информацию, - он помолчал немного, собираясь с мыслями.
- Его когда-то звали Энакином Скайвокером. Он был джедаем. До того, как перешел на сторону Императора.
- Что ты собираешься делать?
- Не знаю, честно говоря…
- Чтобы ты не делал, только Мотме не говори. А лучше пока не говори никому.
- А Хен? Вы ж судя по всему это…
Люк слегка покраснел, заслужив насмешливый взгляд сестры.
- Вроде того. Я сама ему скажу, но не сейчас.
- Ладно.
Лея подошла совсем близко и осторожно убрала челку у него со лба.
- Будет, как будет. Зато мы с тобой друг друга нашли и это уже немало.
Люк почувствовал, как впервые за долгое время может свободно вдохнуть.
Да, это действительно уже немало.
Потому что теперь они были вдвоем.

***

Есть люди, которые совершенно не помнят своего детства. А я вот очень хорошо помню себя ребенком. Все эти звуки, запахи…
Помню, как в шестилетнем возрасте забралась в ремонтный ангар. Там было безумно интересно, и я просто забросала пожилого техника вопросами. Он отвечал мне с явным удовольствием, но потом кто-то из работников меня узнал и его тон тут же изменился, став вежливо отстраненным. Ответ на мой последний вопрос он закончил словами, что принцессе не следует забивать голову подобными вещами. Как меня это задело! Я посмотрела ему в глаза и полным достоинства голосом сказала, что в первую очередь я человек, а уж потом все остальное… До сих пор улыбаюсь, когда вспоминаю его выражение лица…
Еще помню, как мне удалось наконец ускользнуть от бдительного внимания многочисленных воспитателей и нянек… И вот я бегу вниз по склону, так быстро, что аж дух захватывает. Бегу, опьяненная свободой, и понимание того, что рано или поздно меня все-таки найдут только усиливает ощущение… А глупое платье все путается под ногами…
Меня всегда одевали в платья, наряжали как куклу. Отцу очень нравилось. Он безумно меня любил. Я это знала всегда. От меня никогда не скрывали, что я приемный ребенок, но с ним я этого не чувствовала. Он старался проводить со мной побольше времени, мы много разговаривали… Иногда отец вглядывался в меня, как будто пытался что-то рассмотреть... А может быть кого-то…
С Брехой было не так. Она всегда держала дистанцию. Была чужой и холодной. И страшно раздражалась, когда замечала, с какой любовью смотрит на меня отец.
Она умерла, когда мне было десять. Мы стояли с отцом на церемонии, его рука на моем плече. И я вдруг поняла, четко и ясно, что для него это было освобождением. Если подумать, слишком четко и ясно для ребенка моего возраста. Но я всегда была очень восприимчива к чувствам других людей.
Теперь я знаю, что это был не просто талант. Это была Сила.
Знал ли отец, чья я дочь на самом деле?
О моих настоящих родителях он рассказал мне только то, что они погибли в борьбе за Старую Республику, что больше ему ничего о них не известно. Даже их имена.
И я, всегда такая чувствительная ко лжи, верила ему.
Но сейчас, перебирая вновь и вновь листки моих воспоминаний, я сомневаюсь…
Помню как-то к нам приехала одна из его многочисленных родственниц. Я, и так будучи очень энергичным ребенком, была в тот день просто невыносима. Спасало положение только то, что наряженная и красиво причесанная я была очаровательна и обычно очень умиляла взрослых. Так вот, пожилая дама в ответ на мою чрезмерную активность рассмеялась и заметила, что я ну впрямь папина дочка. Отец, услышав эти слова, просто побелел…
Вероятно, он все-таки знал Энакина Скайвокера.
Хотя, возможно, тот действительно погиб для него, так и не став Дартом Вейдером…
Что же случилось с ними тогда, много лет назад?
С той женщиной без лица и имени, которую в своих снах я называла мамой, и чью память я никогда не осквернила, обратившись так к кому-либо другому.
С тем мужчиной, моим настоящим отцом… Можно ли все еще разглядеть его под черной броней… А может… может если я хоть немного на него похожа, то эта броня была у него всегда… Просто в какой-то момент по неизвестной мне причине она стала видимой…
Папина дочка…
Если на минуту закрыть глаза и не видеть ни Империи, ни Альянса...
Не видеть в нем врага – а он враг, потому что я свято верю в нашу борьбу и в то, что существа в этой галактике не нуждаются в диктаторе и имеют право сами вершить свою судьбу.
Если отбросить на минуту все и не видеть в нем врага…
Если быть честной перед самой собой…
Папина дочка?
Что я почувствовала, когда Люк открыл мне эту невероятную правду?
Гордость. Да, это была гордость.
Не гордость от того, что я дочь Энакина Скайвокера, которого я никогда не встречала.
Гордость от того, что я дочь Лорда Вейдера.
Пусть и Врага.
Именно так, с большой буквы.
Потому, что он Враг, которого можно уважать, которым можно гордиться.
Как бы ни любил меня мой приемный отец, как бы я ни любила его…
Хен все хочет знать, что же со мной происходит… Как ему объяснить? Как объяснить, что я не могу простить не то, что Бейл Органа отрекся от меня – я не могу и никогда не смогу простить то, что он отрекся от самого себя. Он должен был бы быть сейчас здесь, с нами. Как должен был бы быть с нами на Явине и на Хоте. Он должен был бы поступить так, как поступила Мон.
Вейдер бы никогда не предал то, во что верил. Какого бы мнения я не была о его моральных принципах, это я знаю точно.
Что он думает сейчас обо мне?
Думает ли?
Уважает ли он меня или считает глупой идеалисткой?
Мне хотелось бы знать…
И если судьба, у которой я никогда не просила ни милости, ни снисхождения, будет ко мне милосердна, она подарит нам хоть один единственный разговор перед тем как мы сойдемся в бою. В бою, в котором ни один из нас не уступит.


Часть 12

Импровизированный зал собраний, на скорую руку переделанный из ремонтного ангара, был забит под завязку. Главным образом потому, что присутствовали не только те, кому это полагалось по званию, но и те, кому совсем не полагалось, но очень хотелось. Впрочем, Лея считала это только на пользу делу и признаком прозрачности политики Альянса.
Гул постепенно нарастал, перейдя в громкие аплодисменты, когда на пороге возникла Мон Мотма, сопровождаемая адмиралом Акбаром, генералом Мадином и Борском Фейлиа. Группа прошествовала в центр помещения, где на небольшом возвышении, устроенном для лучшего обзора, находилась голограмма спутника Эндора с небольшим шариком Звезды Смерти возле него.
Глава Альянса подняла руку, призывая к тишине. Подождав, пока смолкнут последние хлопки, Мотма взволновано вздохнула, на какое-то мгновение прижав руку к сердцу, и обвела присутствующих сияющим взглядом.

"Профессиональный политик – это диагноз..."
Оборвав себя на недостойной момента мысли (теперь, по крайней мере, было понятно в кого у нее эти приступы цинизма), Лея уселась поудобнее и приготовилась слушать.
- Император допустил критическую ошибку. Время для нашей атаки пришло! - провозгласила Мон Мотма торжественно. - Благодаря самоотверженности ботанов нам стало известно местонахождение Звезды Смерти. Эта информация дорого стоила многим нашим разведчикам. Cтанция все еще находится в ремонтном состоянии и не способна на самозащиту. Имперский флот в данный момент рассредоточен по галактике в безнадежных усилиях обнаружить нас, что делает Звезду практически беззащитной. Но важнее всего то, что, как нам стало известно, Император сам собирается проинспектировать проведение ремонтных работ.
Последние слова Главы Альянса были встречены восторженными криками.
- Адмирал Акбар, я прошу вас.
Акбар подошел ближе к голограмме и указал на планету:
- Как вы видите, Звезда Смерти находится на орбите спутника Эндора. Хотя орудия не функционируют, Станция имеет достаточно сильную систему защиты: энергетический щит, генерируемый лесом на спутнике. Для того, чтобы сделать атаку возможной, его необходимо деактивировать. Как только щит будет снят, эскадрильи крестокрылов под прикрытием наших крейсеров перейдут в атаку. Цель – главный реактор. Генерал Калриссиан вызвался ее возглавить. Наземную операцию возглавит генерал Соло.
Лея с удивлением взглянула на Ландо, потом перевела взгляд на сидящего рядом Хена. За весь день он умудрился ни разу не обмолвиться об этом.
Соло криво усмехнулся в ответ:
- Тебя все еще застают врасплох мои благородные порывы?
И не дав ей ответить обратился к Акбару:
- Нас пока в команде только двое, так что если есть желающие…

«Что-то мне не нравится в формулировке «крестокрылы перейдут в атаку»… С другой стороны адмиралу должно быть виднее…»

- Можете на меня рассчитывать,- сказала она громко.
- И на меня,- Люк протиснулся к ним поближе.
Лея попыталась поймать взгляд брата, но безуспешно - его уже обнимали со всех сторон, хлопали по спине…
И все было хорошо… Все складывалось для них наилучшим образом.
Только одна мысль не давала покоя.
Вейдер. Что если на станции вместе с Императором окажется Вейдер?

***

- «Благодаря самоотверженности ботанов нам стало известно местонахождение Звезды Смерти. Эта информация дорого стоила многим нашим разведчикам…» - прочитал вслух Темный Лорд и слегка повернул голову в сторону Исард.- Много - это сколько?
Адмирал Пиетт устало потер переносицу и тоже посмотрел на директора СИБ.
После абсолютно сумасшедшей недели, в течении которой весь генштаб, смотивированный в должной мере Лордом Вейдером, буквально стоял на ушах, все наконец-то были отпущены отсыпаться.
Как обычно Пиетта и Исард это не касалось. По этому поводу адмирал испытывал к Директору некое чувство солидарности, которое еще усиливал тот факт, что Вейдер, насколько ему было известно, имел привычку будить по ночам тоже только их двоих.
«А ведь как женщине ей должно быть гораздо труднее работать в таком режиме… Маникюр там, все такое… В парикмахерскую опять же тоже хоть иногда необходимо попадать…»
- Сто шестьдесят тысяч. Больше им так быстро никто бы не одолжил,- пожала плечами Исанне.
Пиетт тихонько хмыкнул.
«Тоже неплохо… Вполне справедливо, если хоть часть ремонта техники, пострадавшей в бою, оплатят повстанцы…»

- Кто бы мог подумать, что у вас такая коммерческая хватка, - заметил Вейдер с иронией, возвращаясь взглядом к датападу. – Что, интересно, навело Акбара на мысль, что Соло может командовать кем-то еще, кроме одного вуки?
Вопрос судя по всему был риторическим и ответа не требовал, но вот что было интересно Пиетту, так это то, почему Соло и Калриссиану были присвоены звания именно генералов. Наличие генералов подразумевало наличие наземных войск, которых у Альянса не было – постоянно меняющихся немногочисленных добровольцев для участия в миссиях в расчет по мнению адмирала брать не стоило. Достаточно странное продвижение по службе…

Темный Лорд дочитал доклад до конца и отложил датапад в сторону.
- На сегодня это все, Директор.
Исанне встала, пожелала им спокойной ночи и исчезла за дверью.
Пиетт с трудом удержался от того, чтобы не проводить ее завистливым взглядом…
- А вам, адмирал, придется еще задержаться.
- Да, Милорд.
- Хочу услышать ваши соображения по поводу Эндорской операции.
- На данный момент все предельно ясно. Единственное, что меня беспокоит, это наземная группа повстанцев. Как я понимаю, трое из них нужны Императору живыми. И один из этих людей – форсюзер Люк Скайвокер. Я не знаю, насколько хорошо он владеет лайтсейбером, но в любом случае это будет означать ненужные потери с нашей стороны.
- Что вы предлагаете?
- Мы бы могли просто создать иллюзию защиты генератора с помощью дройдов и позволить повстанцам отключить щит. Что к чему поймут они очень не скоро. Им ведь не известно, что Станция полностью функционирует.
«А можно вообще довести ситуацию до абсурда и оставить генератор совершенно без защиты, и вход оставить открытыми. А потом просмотреть запись с видеокамер, в приятной спокойной обстановке… Можно еще с коньяком совместить…»

- Я подумаю над вашей идеей, Пиетт.
Сказать по тону Вейдера, над какой именно идеей он подумает, было затруднительно… Но нотка сарказма в его голосе присутствовала. Иногда адмиралу казалось, что ситх может считывать некоторые мысли. Скорее всего не все, но все-таки... Такое же ощущение было у него и в разговоре с Императором. Очень неприятное ощущение, надо сказать…
- Можете быть свободны.
- Да, Милорд.
Уже у самой двери Пиетт обернулся:
- Скажите, Милорд, а Император действительно собирается посетить Станцию?
- Разумеется нет,адмирал.

***

«Мне вообще-то тоже выспаться бы не помешало…»
Начало третьего ночи…
А до отлета надо было еще обязательно попасть на медицинский осмотр.
За всю неделю он провел без шлема не более двух часов – факт, который от его врача скрыть вряд ли удастся. А значит его ожидала серьезная разборка…
К сожалению печальный опыт Озеля и Нииды не произвел на доктора Оквела никакого впечатления.

Как обычно, не смотря на поздний час, Империал Сити и не думал засыпать. Ни существ на улицах, ни машин на воздушных трассах меньше не стало.
Черный блестящий спидер завис на долю секунды в воздухе и легко влился в общий поток.


Часть 13

Дверь была открыта, но Темный Лорд все равно несколько раз постучал о металлическую панель прежде, чем войти.
- Вашего секретаря нет на месте, - сказал он вместо приветствия.
- Наверное, это потому, Милорд, что сейчас только пол-седьмого утра.
Практически та же ситуация, только теперь возле окна стояла она. Лицом к нему, слегка опираясь о подоконник, с почти полной чашкой кофе в руке.
Такая странная аномалия природы – так сложно всегда было понять, что Исард чувствует.
Необычный дар для нефорсюзера…

Она не стала спрашивать, для чего ему понадобилось ее видеть в такую рань да еще учитывая, что они расстались всего несколько часов назад. К счастью. Потому что ответа на этот вопрос у него не было.

- Вы знали, что я зайду?- спросил он после недолгого молчания.
Исард улыбнулась - улыбка слегка коснулась ее губ и, что случалось крайне редко, глаз - и покачала головой:
- Не хотелось бы конечно портить себе репутацию… Нет, Милорд, не знала.
Она поставила чашку на край стола и посмотрела в окно.
Было уже совсем светло.
- Но я надеялась, что вы зайдете… так как я хочу вас кое о чем попросить. Я бы сделала это вчера, то есть сегодня ночью, но не было такой возможности… - и снова повернулась к нему:
- Я ведь могу вас кое о чем попросить, Милорд?
- Да, конечно.
- Возвращайтесь, - проговорила она четко, глядя в черные линзы маски. И добавила с усмешкой:
- И Пиетта привезите обратно – его занудства мне будет очень не хватать.

***

Люк лежал на спине, уставившись в едва освещенный подслеповатой дежурной лампой потолок, бессознательно прислушиваясь к тихому посапыванию Веджа на соседней койке.
«Не могу я убить Императора, не могу и все», - сказал он себе в сотый раз подряд.
Да, вот такой он глупый наивный провинциальный мальчишка… Это вот Лея, Мон да и многие другие наверное всегда знали, с кем они боролись. А он? Стоило только врагу обрести плоть и кровь, он был уже не в состоянии желать ему смерти. Да и кому он когда-либо ее желал? Только один единственный раз и только к одному человеку Люк испытал чувство ненависти - к Вейдеру, когда узнал от Бена, что тот убил его отца. Что в итоге оказалось ложью. Даже не ложью, а такой вот изощренной полуправдой…

«Чтоли Бена теперь поненавидеть… За все хорошее. Мы ведь с Леей на Звезде поцеловались! По-настоящему! Ну почти… Страшно даже представить, что бы было, если бы не Хен …»

Звезда… Сколько людей работают на ней? Миллион? Больше?

«И я мог бы быть сейчас тем, кто был бы ответственен за их смерть… Если бы все сложилось у Явина по-другому… Это все еще может стать реальностью, если задуманное нам удастся. А как с этим потом жить? Нужна ли мне победа такой ценой? Но ведь Лее же нужна, и Хену, и Ландо, и ребятам из эскадрильи, и Мон, и Акбару… хотя, кто его знает – может убийство людей, если они не союзники, вообще для него не проблема…»

Так просто убивать абстрактного врага - «имперцев», без лиц, без имен…

«Я не хочу больше ничьей смерти», - эта мысль была четкой и ясной.

Люк беззвучно рассмеялся: из него еще тот солдат, нечего сказать! И можно не сомневаться, что единомышленников у него не предвидится. Ни на одной из сторон.

«Пора взрослеть – какая разница, хочет он там чего-либо или нет? Палпатин добровольно от власти не откажется и, в отличии от меня, пацифистские мысли его беспокоить не будут. Значит, ничего не остается, кроме борьбы.»

Завтра его ждала операция на спутнике Эндора - он ухватился за эту возможность как за спасательный жилет - все, что угодно, только бы не быть за штурвалом истребителя, зная, кто может оказаться его противником…
Его колебания могут стоить кому-то из дорогих ему людей жизни.

«Заснуть, судя по всему сегодня не получится…»

Люк тихонько сполз с койки. Постоял немного в желтоватой полутьме. Оделся и, стараясь по возможности не шуметь, вышел в коридор.
Он специально выбрал туннель, которым очень редко кто пользовался. Однако уже метров через сто почувствовал чье-то присутствие.
- Лея? –спросил Люк в темноту.
- Люк? – она вышла из-за угла и удивленно уставилась на него. - Ты что здесь делаешь да еще в такое время?
- А ты?
Принцесса устало опустилась на землю.
- Уснуть не могла…
- Не сиди на камне – простудишься, - заметил Люк и присел рядом на корточки.
- Что? – спросил он, увидев, что сестра улыбается.
- Какой заботливый братишка.
Вполне ожидаемо встать она и не подумала.
- Так чего ты не спишь?
Люк взлохматил волосы рукой.
- Ты знаешь чего.
«По крайней мере, одну из причин.»
- Да…
- Что будем делать?
Лея потерла глаза.
- Будем делать, - сказала она наконец после короткой паузы, - а «что» – разберемся в процессе.

***

«Все-таки настоящему чувству ни время, ни расстояние не помеха»,- с сарказмом подумал губернатор Таркин, наблюдая, как белоснежный шатл главнокомандующего складывает крылья, заходя на посадку. Его неприязнь к Вейдеру, пожалуй, стала только еще сильнее.
Но приязнь там или нет, если он не хочет всю свою жизнь провести в этой металлической скорлупе, то с Темным лордом просто необходимо найти общий язык. Желательно не хатский. Палпатин довольно ясно дал понять, как он относится к попытке подвинуть Вейдера и испытывать судьбу второй раз явно не стоило.

Сопровождаемый адмиралом Мотти (которого кстати тоже слегка перекашивало, хотя помня попытку Вейдера его придушить, возможно и по другим причинам) губернатор прошел мимо стройных рядов штурмовиков и остановился возле спустившегося трапа.
Слова с непривычки давались с трудом, но тем не менее должное почтение в голосе прозвучало:
- Лорд Вейдер.


Часть 14

Шесть стандартных часов в обществе Темного Лорда прошли для губернатора на удивление безболезненно. Работать Вейдер действительно умел, этого невозможно было не признать. Судя по всему, он предпочел игнорировать их совместное прошлое - в любом случае за все время в адрес Таркина не было отпущено ни одного ядовитого комментария. Губернатор мог это оценить – на месте главкома он не стал бы отказывать себе в удовольствии.
Таркин задумчиво почесал подбородок, снова прокручивая в голове всю комбинацию.
Значит, Уппату – гранд-адмирал Такел, Суллуст – Руфаан Тигеллинус и непосредственно Эндор – Вейдер… И предполагающиеся переговоры с тем, что останется.
Можно не сомневаться - после высказанных Императором пожеланий все будут очень стараться, чтобы остались те, кто должен.

«Палпатину нужен этот мальчик… Скайвокер… Простое совпадение? Мог ли у Энакина Скайвокера быть сын? Хотя это может быть и племянник… или просто однофамилец…»

Губернатор никогда не питал особой любви к джедаям – работать с ними было абсолютно невыносимо, особенно с мастером Винду, чье сытое, полное осознания собственного превосходства над простыми смертными выражение лица бесило неимоверно. Впрочем, Йода был не лучше - после разговоров с ним вообще хотелось пойти и побиться головой о стену. От безысходности. Но Скайвокер, насколько он помнил, был вполне вменяемым. Особенно на общем джедайском фоне.

Адмирал Мотти, все еще достаточно бледный, продолжал ходить из одного угла в другой. По всей видимости, визит главкома произвел на него неизгладимое впечатление.
- Да сядьте вы, наконец! - раздраженно бросил Таркин. От активности адмирала уже рябило в глазах.
Мотти бухнулся в кресло, поправил воротничок, смешно вытянув при этом пухлую шею.
- А вот вас, губернатор, не смущает, что во всем этом нам как бы особого места не отведено?
- Вы дурак, Мотти, - холодно бросил Таркин.
Лицо адмирала налилось нездоровым багрянцем. Он явно собрался сказать в ответ какую-нибудь гадость, но чувство самосохранения победило.
- Еще Пиетт этот, - добавил он, успокаиваясь.
- Я понимаю, адмирал, что повышение Пиетта вам чисто по-человечески неприятно, - тонкие губы губернатора скривились в усмешке, но продолжить ему не дали.
- Губернатор, вас вызывает Корусант по дальней связи. Император…
Сначала Таркин подумал, что ослышался.
С момента Явинской битвы Палпатин ни разу не проявил желания говорить с ним лично.

Таркин опустился на одно колено перед слегка мерцающей синим голограммой.
- Мой Повелитель.
Он проработал на этого человека половину своей жизни. Старший лейтенант армии Республики... Ему было тогда тридцать два. Все было при нем – незаурядные способности, амбиции, необыкновенная работоспособность. Их самая первая встреча решила его судьбу – у него всегда было звериное чутье на силу. А здесь было что-то гораздо большее…
Его карьерный рост резко пошел вверх. Верховный Канцлер - да, тогда еще только Канцлер - дал фокус всем самым тайным устремлениям его души.
Но чем дальше, тем очевиднее Таркину становилось, что из всего человеческого в Косе Палпатине была только оболочка и узнать, что там за ней у него не было ни малейшего желания. А ведь губернатор был материалистом до мозга костей и даже идею с Силой воспринимал со скрипом, несмотря на то, что был неоднократно свидетелем ее использования...
- Рад вас снова видеть, губернатор.
И еще за все эти годы Император совершенно не изменился. В лучшем случае сейчас они выглядели ровесниками.
- Я дам вам возможность реабилитироваться, Таркин, - светский тон после мучительно долгого молчания. - Не подведите меня.

***

Такая непосредственная близость имперского разрушителя да еще такого размера слегка нервировала. И то, что они были на украденном шатле почувствовать себя лучше не помогало. Совсем. Даже как-то наоборот.

«Как же мне это все не нравится…»

Лея наклонилась к Хену, слегка коснувшись его плеча:
- И что теперь?
- У нас есть код доступа. Хотя, если он не прокатит, сматываться нам отсюда придется очень быстро. Чуи, ты меня слышал. И нежней давай, чтобы выглядело естественно. Но близко не подлетай.

«Хороший план…»

Люк положил руки на спинку кресла второго пилота и тревожно взглянул на нее.
Принцесса вопросительно подняла брови, но он лишь молча покачал головой.

«Хммм….»

- Адмирал, шатл Тайдариум спрашивает разрешение на посадку на луне и просит дать им окно.
Пиетт заглянул через плечо оператора связи.
«Просто как дети малые, в самом деле… Сначала шатл угоняем… Потом на этом же шатле летим выполнять секретную операцию… Вероятно они считают, что у нас такой же бардак как и у них и техника периодически пропадает в никому неизвестном направлении…»

Лорд Вейдер, стоящий в нескольких шагах от адмирала, замер, словно прислушиваясь к чему-то.
- Милорд? – весь алгоритм действий был утвержден заранее, но подобное поведение Темного Лорда нередко вело за собой кардинальную смену планов.
- Запросите информацию об их грузе. И выведите связь на главный компьютер. Громкость одиннадцать единиц.
Сначала было тихо, а потом неожиданно голос Хена Соло провозгласил на весь мостик:
- Запчасти и технический персонал.
- Ну они совсем… - пробормотал адмирал, борясь с желанием поздороваться с контрабандистом по имени и осведомиться, какие собственно запчасти они везут - там уже все давно отремонтировали.
- Видимо генерал Соло недооценивает популярность своей персоны. Пропустите их, адмирал.
- Да, милорд.

***

Посадка прошла без приключений.
- Все, - Хен откинулся на спинку кресла и задрал голову в попытке рассмотреть лицо Леи, все еще стоящей за ним. С такого ракурса открывались интересные перспективы, особенно, если бы она чуть-чуть нагнулась…
- Что дало сканирование местности? - Принцесса попыталась отодвинуть лапу Чуи, которая мешала ей прочитать информацию. Кожаные подушечки на пальцах оказались теплыми и слегка шершавыми на ощупь.
Взгляд Хена она даже не заметила.
Едва слышно вздохнув, Соло слегка пнул задумавшегося вуки в бок, заставив его подвинуться, и посмотрел на экран:
- Чисто. До генератора отсюда десять километров. Выходим?

Чуи был явно не в себе. Возможно, эта планета с ее лесами напоминала ему родной Кашиик. Он пытался взять себя в руки, но все равно его волнение бросалось в глаза. Вуки беспокойно крутил головой и время от времени тихонько поскуливал.
Он шел за Леей. Первым шел Хен. Люк вызвался идти последним.
Если верить навигатору, им оставалось идти не более получаса.

Слушать Силу здесь было очень тяжело – деревья, практически осязаемые потоки энергии, проходящие через них, мешали сосредоточиться, отделить частное от целого…
Но смятение последних дней ушло, оставив покой.
Правда, не совсем понятно, на чем основанный…
Вернее, совсем не понятно.

Лея немного придержала шаг, дав Чуи себя обогнать.
- Ты его не чувствуешь? – спросила она тихо у нагнавшего ее Люка.
Спрашивать «кого» необходимости не было.
- Нет.
- Думаешь, он будет на Станции?
- Не знаю… Но мне кажется… Это трудно объяснить… Мне спокойно как-то за него…
- Тебе спокойно… - медленно повторила Лея.
- Понимаешь, я думаю, нет, я уверен – если бы ему что-то угрожало, я бы почувствовал.
- Так, ну ладно. Будем на это надеяться.
- Ты что за него переживаешь? – Люк просто не мог не улыбнуться.
За что заслужил чувствительный пинок в плечо…
- Хей! – оказывается Хен все же заметил их возню,- что там за разборки с моей девушкой?


Часть 15

Земля была холодной и влажной. Последние минут двадцать это ощущалось особенно сильно.
Люк осторожно приподнялся на локтях и осмотрелся. По-прежнему ничего. Вернее никого. Небольшая поляна перед серым сооружением генератора защитного поля была пуста.
- Ну что? – спросил Хен, подползая поближе.
- Да все то же… Похоже, здесь нет никого живого. Я ничего не чувствую.
- Может все автоматизировано?
- Может…
Соло приставил к глазам бинокль и принялся рассматривать серые, ничем не примечательные стены.
- Значит так, пушки у них тут точно есть, и камеры слежения… Скорее всего еще и какая-нибудь сканирующая установка…
- Какой у нас план? - прошептала Лея, тоже слегка приподнимаясь.
- Ну какой… Надо пробиваться ко входу.
Люк согласно кивнул и нашарил на поясе сейбер:
- Давайте по-одному. Я прикрою… - и тут же дернул сестру вниз, пригибая ее обратно к земле – лазерный луч прожег дерево прямо над ними.
На поляну один за другим выкатились три дройда, моментально открыв огонь – такой конструкции он у имперцев до этого не видел. Они сгруппировались прямо на глазах, продолжая стрелять. И буквально через какую-то долю секунды к ним присоединились два орудия над входом в генератор.
Хен оказался прав.
Но либо что-то было не так с конструкцией дройдов, либо им везло самым непостижимым образом – ни один выстрел не попал в цель. На какой-то момент, отбив сейбером очередной заряд, очень удачно угодивший в пушку на стене, Люк даже невольно почувствовал себя профессионалом.
Хен сделал несколько удачных выстрелов, сняв вторую пушку и дав Люку возможность подойти поближе…
Лея выстрелила в одного из дройдов в упор и бросилась через поляну к генератору. Дройд стал поворачиваться за ней, но так медленно, что Люк успел перерубить его пополам… Отбитый сейбером заряд снес голову второму... Тут подоспел Чуи, просто сгреб все еще бестолково барахтающегося и палящего во все стороны дройда, чудом не попав под выстрел, и запустил им в ближайшее дерево. Сейбер Люка и бластер Хена доделали остальное…
Лея уже колдовала над панелью у входа, подключая к ней небольшое устройство декодировщика.
Металлические створки дернулись и разъехались в сторону, и они сразу же бросились внутрь. Хен обернулся и выстрелил по панели с внутренней стороны двери. Они не стали дожидаться, пока та закроется, а сразу же кинулись бежать по пустому коридору, потом по узкой лестнице наверх…
В помещении, где находилось управление генератором, тоже было пусто. Дройды судя по всему были единственной охраной.
Лея подошла к пульту и ввела необходимую комбинацию.
Вот и все.
Оставалось только ждать.
Люк сполз по стене на пол и остался так сидеть.

***

Если бы ей двадцатилетней кто-то сказал, что она встретит свой сорок шестой день рождения на забытой Силой планете в пластиковой палатке, Сена Лейквольд просто бы рассмеялась этому шутнику в лицо.
Впрочем, тогда многие вещи, ставшие впоследствии реальностью, невозможно было себе представить. Например, то, что Верховный Канцлер объявит себя Императором да еще под дружные аплодисменты Сената. Или то, что от Ордена джедаев, одной из самых весомых сил в политике Старой Республики, не останется и следа…
Но жалеть о прошлом было не в ее характере, а то, что жизнь сложилась не так, как это виделось в двадцать… Что ж… в двадцать все выглядит по-другому… В двадцать кажется, что неважно у кого как, но вот именно у тебя все сложится так, как надо… даже если все началось не совсем так…
Ей было двадцать, она влюбилась…
Сенатор Гарм Бел Иблис был женат, то есть тогда был женат, но кого на Корусанте когда это смущало? У многих сенаторов были любовницы или любовники. Сенатор Амидала, так та впоследствии вообще решила себе родить неизвестно от кого. Все старания прессы узнать хоть что-то оказались тщетны. Хотя непонятно, как ей это удалось провернуть – ходили журналисты за беременным сенатором просто по пятам. Видимо, у набуанцев был особый талант сохранять свою личную жизнь личной – вот о Палпатине тоже никто ничего не знал. Даже пустую сплетню вытянуть было не из чего. А ведь вряд ли он вел жизнь отшельника. Во всяком случае Сена в этом очень сильно сомневалась.
Нет, она ни о чем не жалела. Ни о том, что у нее не сложилось с детьми, ни о том, что даже после развода Гарм так и не сделал ей предложение. Эти условности ее никогда не волновали. Она по-прежнему была его помощницей, его правой рукой, у них по-прежнему было общее дело – вот, что имело значение. Ее даже не беспокоило, что он как обычно забыл, какой сегодня день.
Сена Лейквольд никогда не была сентиментальной.

Бывший сенатор Кореллии, а ныне командующий своей собственной повстанческой армией, обнаружился возле своей палатки. Он сидел на складном стуле, положив скрещенные ноги на другой. В собранных в тугой хвост волосах уже было порядочно седины, но его это абсолютно не портило…
- Ты бы спать шла, - бросил он сухо через плечо, расслышав ее шаги.
Сена постояла немного и присела на маленький пластиковый столик.
- Ты с Мотмой не связывался?
- А зачем?
- Рано или поздно ведь придется это сделать…- она уже не в первый раз начинала этот разговор.
- Тогда лучше поздно… После победы.
И все так же безрезультатно.

Невидимые в высокой траве насекомые стали трещать еще громче. Может к грозе…

- Ты ненавидишь его? – это почти не было вопросом.
Бел Иблис убрал ноги со стула и сел так, чтобы хорошо ее видеть.
- А ты – нет? После всего, что было?
Голос, еще минуту назад такой спокойный, дрожал от еле сдерживаемой ярости. Ее всегда удивляло, как быстро Гарм заводился.
- А что было? – спросила она еле слышно.
Да, по вине Палпатина они потеряли все. Гарм потерял все. Он все-таки был сенатором, а она только его помощницей. Но тут было что-то еще, кроме того, что лежало на поверхности.
- Я хочу увидеть, как он подохнет… желательно на коленях…
Все случилось одновременно… Запищал комлинк, завыла сирена боевой тревоги… и уже почти совсем темное небо взорвалось над ними, распадаясь на куски… Сена не сразу поняла, что это погиб дредноут на орбите… Потом был сумасшедший бег к командному центру… Вокруг что-то взрывалось… кто-то кричал…
И все же они добрались… Хоть это и заняло как казалось целую вечность.
Капитан Коул бросился им на встречу…
- Докладывайте!
- Имперцы, сер. Мы ничего не успели сделать… Они вышли из гиперпространства и сразу же открыли огонь… как будто бы точно знали расположение наших сил…
- Потери?!
- Уничтожены «Приют странника», «Победа», «Путеводная звезда» и «Кореллия». Еще десять малых дредноутов практически выведены из строя, они еще обороняются, но дольше пятнадцати минут им не продержаться…
Сена побелела.
- Сколько их?
- Мы не можем точно сказать… Где-то около сорока разрушителей…
Громыхнуло где-то совсем рядом… Стены сотряслись в судороге… И тут же погас свет…
- Аварийный генератор!
Она рванулась в тусклом свете мониторов к двери … Громыхнуло снова... Правую руку пронзила острая боль. Рядом коротко и страшно вскрикнули… Сена несколько раз упала пока добралась до генератора, с третьего раза попала карточкой в узкий проем, ломая ногти потащила заевшую дверцу в сторону и изо всех сил потянула рычаг вниз…
Она еще успела испугаться, что не сработает… и обрадоваться, что слабое аварийное освещение все-таки зажглось… Немыслимый грохот обрушился на нее со всех сторон, погребая под собой вместе с вывернутой мебелью и кустками потолочных перекрытий…

***

Адмирал Пиетт стоял на мостике рядом с Лордом Вейдером, с охотничьим азартом вглядываясь в черное пространство перед ними.
Нервы были натянуты до предела.
Определить, когда точно корабли противника выйдут из гиперпространства, технически было невозможно, но способностям Темного Лорда Пиетт доверял безоговорочно.

***

Они даже не поняли, что произошло… и когда белые линии гиперпространства сменились беспрерывным потоком огня…
Это была ловушка, но сделать уже ничего было нельзя.
Ландо попытался уйти в сторону, едва не попав под разлетающиеся во все стороны обломки горящего крейсера мон-каламари. Ведж заорал: «Отступаем!», но было уже поздно, поздно, поздно… Два крестокрыла взорвались практически прямо перед ними…
Сколько их было! Ландо никогда в жизни не видел столько имперских кораблей сразу.
То и дело в поле зрения попадал серый шар Звезды Смерти, но сейчас было не до нее…
Некогда было даже подумать, удалось ли Соло отключить защитное поле.
Да и значения это уже не имело.
Никакого.

***

Тяжелее всего Мон Мотме давалось вот такое ожидание в вынужденном бездействии. Но так рисковать собой, отправляясь вместе с флотом к Эндору, было бы просто глупо. Она была политиком, а не военной.
План был хорош… Оставалось просто ждать.
Мотма откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза…
Так близко… Она была так близко… Где-то в глубине уже ворочалась, готовая каждую минуту вырваться наружу, пьянящая радость… Она уже чувствовала вкус победы... видела ликующий Корусант, снова стояла перед Сенатом… в белом платье … она, вернувшая этой галактике демократию, свергнувшая тиранический режим Империи…

- Мэм… Вы просили докладывать вам каждые полчаса.
- Какие новости?
- Пока никаких, мэм. Но по нашим расчетам флот должен был выйти из гиперпространства сорок минут назад.
- Хорошо.

Она встала, немного прошлась, поглядывая на работающих вокруг нее людей и алиенов.
Борск удобно разместился в кресле у стены, сложив перед собой домиком маленькие, почти детские на вид кожаные ручки. Одно ухо периодически слегка подергивалось, выдавая волнение ботана.

У них все еще не было никаких новостей.

Дверь открылась, впустив главу правительства Суллуста Киен Коана.
Он не стал ничего говорить, просто подошел к Мотме и встал рядом. Суллустиане называли это «сопричастием в действии».

Потянулся еще один бесконечный час.

«Да что же это…»

- Мэм, корабли…
Еще было слишком рано для возвращения Акбара, но все-таки она спросила:
- Наши?
Перепуганный дежурный отрицательно завертел головой, едва выдавив из себя:
- Нет, мэм…
Киен Коан судорожно впился коготками в обивку кресла - своего флота у суллустиан не было, а Акбар забрал с собой все, что мог… Оборона Суллуста в планы не входила.


Часть 16

Генерал Мадин заворожено смотрел, как перед его глазами огромный, похожий на личинку-переростка крейсер адмирала Акбара разваливается на несколько частей.
Смотрел и не мог осознать того, что видит.
- Генерал…
- Что вам? - спросил он на автомате, не отрывая взгляда от погибающего флагмана.
Акбар…
- «Исполнитель» на связи.
Мадин судорожно сглотнул, уже зная, кого он сейчас увидит… еще до того, как услышал звук респиратора.

***

- Мадам, - гранд-адмирал Руфаан Тигеллинус извиняющее улыбнулся. По изображению прошла легкая рябь. - Вы уж простите, что мы в такую рань да еще без приглашения…
Взгляд неприятных маленьких глаз скользнул по белому как мел лицу Мон Мотмы, по мордочке Фейлия, и остановился на Киен Коане:
- Боюсь, вам я тоже должен извинение. За уничтожение защитного поля Суллуста. Но поверьте, это была вынужденная необходимость - очень уж хотелось, чтобы вы поняли нас правильно.
Глава правительства Суллуста булькнул что-то нечленораздельное.
- А скажите, мадам Мотма у вас в гостях или…? - и видимо решив оставить близкого к сердечному приступу суллустианца на данный момент в покое, гранд-адмирал снова перевел взгляд на главу Альянса. - Впрочем, у нас еще будет время поговорить на эту тему... Мадам, я бы хотел пригласить вас присоединиться к генералу Мадину и принять вместе с ним участие в обсуждении нескольких насущных вопросов.
Мон Мотма почувствовала как земля уходит у нее из под ног.
Значит…
Это не могло происходить на самом деле…
- Я вам не верю – прошептала она.
- Ну что вы,- улыбка Тигеллинуса стала еще шире, а вот глаза… Не оставалось никаких сомнений в том, что вот так же улыбаясь этот человек превратит Суллуст в обугленный безжизненный кусок камня, а потом спокойно выпьет чашечку кофе. И ночью сниться ему будет только хорошее.
Выбора у нее не было.
Как и надежды на то, что все сказанное - ложь.
- А адмирал Акбар?
- Боюсь, что с адмиралом Акбаром случилось несчастье. Такое бывает на войне… А вы знаете, что мон-каламари верят в то, что после смерти они возвращаются в Предвечный океан, из которого были рождены? Интересная философия, вы не находите? Так за вами прислать шатл или вы сами подниметесь на борт «Неумолимого»?

***

Все тело болело… Грудь сдавило кашлем…
- Встать! Руки за голову!
Сена с трудом поднялась, сначала на колени, потом, качаясь как пьяная, в полный рост…
- Лицом к стене!
Грязный подранный рукав на правой руке был совершенно мокрым от крови.
Но это ее сейчас занимало мало.
«Только бы он был жив… Сила Великая, только бы был жив…»

***

Люк сидел на полу. С его ракурса был виден клочок темнеющего неба в маленьком прямоугольном окошке под самым потолком.
Ощущение покоя все еще доминировало над всеми остальными чувствами… Покой…
Покой и уверенность в безопасности …
Люк похолодел…
«О, Сила Великая! Какой же я идиот…»
И не в состоянии сдержаться закрыл лицо руками и рассмеялся. Сначала тихо, а потом уже не в силах себя контролировать в полную силу, взахлеб…
Не обращая внимания на ошарашенные лица Леи и Хена и морду Чуи.
Он все смеялся и смеялся и все никак не мог остановиться…
Конечно он чувствовал покой и безопасность!! Чувствовал, потому как ничего им здесь не угрожало. Как и то, что они делали здесь, не было угрозой ни для отца, ни для Императора.
Смех оборвался… Сердце сжало в тиски…
Если ни отцу, ни Императору ничего не угрожает, значит…


Часть 17

- Присаживайтесь, сенатор.
Бел Иблис лишь презрительно дернул уголком губ и остался стоять.
- Не стоит играть в вежливость, Такел.
- Как пожелаете. Хотите стоять - стойте.
А сесть очень хотелось… Скованные за спиной наручниками руки затекли. Даже слабое движение отзывалось болью.
Но он сможет терпеть столько, сколько будет необходимо.
Одна мысль о проявлении слабости приводила в ярость. Придавала сил.
- Я хочу знать, что с моими людьми.
- Мне абсолютно безразлично, чего вы хотите, - гранд-адмирал Такел выдержал томительную паузу и продолжил все таким же лишенным всякого выражения голосом – все, что я собираюсь сделать, это довести до вашего сведения то, что в ближайшие сутки вам предстоит встреча с вашей… соратницей… Мон Мотмой.
- Мон Мотма арестована?
Его вопрос был проигнорирован.
- Уведите сенатора в его камеру.
Он рванулся вперед, но был мгновенно сбит на пол штурмовиком. Холодное дуло бластера уперлось в висок.
- Не испытывайте мое терпение, сенатор. Ваша жизнь не представляет для Императора такой ценности, как вы очевидно полагаете.
- Я хочу знать, что с моими людьми, - прорычал Бел Иблис сквозь зубы. Из разбитой губы на пол капала кровь.
Сначала ему показалось, что Такел не ответит.
- Мы взяли в плен пятьдесят семь человек.
Пятьдесят семь…
Только пятьдесят семь… из трех тысяч двадцати пяти…

***

Сена сидела на металлическом полу и отрешенно наблюдала, как лейтенант Дов поправляет импровизированную повязку на ноге.
«Сколько ему? Лет двадцать? От силы двадцать три… Совсем мальчик…

Как же мы могли втянуть в это столько детей? Впрочем, и в этом возрасте ты имеешь право выбирать, за что тебе умирать…»

В камере их было девятеро – слишком много для такого небольшого помещения. Но, с другой стороны, здесь было чисто и относительно тепло. Даже освежитель имелся.
Она по-прежнему ничего не знала о Гарме.
Только все повторяла как мантру: «Только бы был жив…только бы был жив…»

***

Мон Мотма металась по камере как раненное животное.
Резко остановилась. Села на койку. Вскочила и заметалась снова…
Надо успокоиться…
Взять себя в руки…
Она сможет…
Она найдет выход… выкрутится, как всегда…
В конце концов, она была опытным политиком, не какой-нибудь наивной девочкой.
И кроме того у нее был еще один козырь – джедай Люк Скайвокер.
А даже один джедай может очень сильно повлиять на ход событий.

«Какое совпадение: «Скайвокер» и тоже джедай… Или может совсем не совпадение…»

***

- Малыш, ты че…
Запищал комлинк.
- Генерал Соло, - сказал Хен в устройство, не сводя обеспокоенного взгляда с Люка.
Люк, Лея и Чуи не сговариваясь, уставились на него.
- Так точно, сэр,- брови бывшего контрабандиста медленно, но очень выразительно поползли вверх, - есть, сэр.
- Ну что? - спросила, не выдержав, Лея.
Хен громко выдохнул и почесал рукой в затылке.
- Полная капитуляция. Мадин приказал возвращаться на «Дом-2».
- Чья капитуляция?
Неужели они победили…?!
- Наша,- тихо ответил за друга Люк, - наша капитуляция, Лея.

***

До шатла шли молча.
Как-будто каждый из них боялся озвучить свои мысли.

Шатл вышел из атмосферы спутника.
Станция как и раньше висела над планетой. Целая и невредимая…

Лея до крови прикусила губу и услышала, как сзади сдавленно охнул Люк – сотни и сотни обломков беззвучно плыли в пустоте, так же беззвучно сталкиваясь и разлетаясь в стороны…
Мимо пролетел развороченный кусок крестокрыла.
Это было кладбище.
А за ним, насколько хватало глаз, виднелись имперские разрушители.

- Туда, Чуи – хрипло сказал Хен, указывая на один из двух уцелевших крейсеров Альянса, изрядно потрепанный, с большой подпалиной на левом боку и явно потерявший часть двигателей.
Между несколькими десятками выживших кораблей поменьше носились туда-сюда дишки.

Ангар «Дома-2» оказался забит под завязку крестокрылами. Соло понадобился весь его профессионализм, чтобы посадить шатл и ни в кого при этом не врезаться.
Пилоты сидели тут же, у своих машин. Кто-то спал… Кто-то ждал своей очереди быть обслуженным снующими меддройдами…
- Хен! Люк!
Ландо выглядел не очень. Одна рука была в лубке, весь лоб закрывала повязка, на которой проступало красное пятно.
Что в общем-то никак не мешало ему улыбаться во все лицо.
Он обнял Хена, потом Люка и Чуи - крепко, несколько раз хлопнув их по спине.
Соло еще раз обвел взглядом ангар, ища знакомые лица и не находя…
- Такие дела… - сказал Ландо мрачно, проследив за его взглядом.
- И что теперь?
- Ждем. Мадин ведет переговоры с Вейдером. Будет послана делегация. Вы кстати втроем в составе.
Люк и Лея озабочено посмотрели друг на друга.

***

- Пустите меня, пустите!!! Я должен его видеть!
Бейл Органа бился как безумный, абсолютно не обращая внимания ни на оружие гвардейцев, упирающееся ему в грудь, ни на маячащую в проходе тощую фигуру Слай Мур…
Вдруг что-то изменилось. Он был отпущен и гвардейцы снова стали по обе стороны от двери.
- Император примет вас, сенатор.

Как давно он не был в этом кабинете.
Нимало не заботясь, как это выглядит со стороны и как немного в этом достоинства, Бейл чуть ли не бегом бросился к большому рабочему столу.
- Не делайте ей ничего!!! Не делайте!!! Я сделаю все, что хотите!!! Все-все, что хотите!!
Он рухнул на бордовый ковер… Жесткий под сведенными пальцами…
И ничего не было больше.
Ни гордости… Ни стыда…
Ничего…
Только боль…
И больше ничего… ничего…
Бейл совершенно потерял счет времени. Наконец, оторвав глаза от пола, он приподнял голову и сразу наткнулся взглядом на край темно-фиолетового одеяния.
Когда Палпатин успел подойти так близко?..
- Встаньте.
Вице- король схватился за край стола и с трудом поднялся на ноги.
Взгляд снова уперся в пол...
Палпатин пропал из его поля зрения на какую-то минуту. Что-то глухо стукнуло о стол.
Подняв глаза, Органа с изумлением увидел, что это была бутылка кореллианского виски и стакан.
Палпатин тем временем спокойно открыл бутылку, наполнил стакан до половины и протянул ему.
- Пейте.
Плохо что-либо соображая, Бейл взял стакан и, не думая, вылил все содержимое себе в горло.
Все внутри тут же охватило огнем.
Вице-король закашлялся…
Император оценивающе посмотрел на него.
- Садитесь.
Он сделал, что было велено. Палпатин вернулся к своему креслу, сел в него и соединил кисти рук перед собой.
- Теперь поговорим.
- Лея… - начал Бейл слабым голосом, глядя куда-то в сторону – куда угодно лишь бы не встречаться взглядом с человеком напротив.
- Лее ничего не угрожает. Если я скажу, что никогда не причиню вреда дочери Падме Амидалы (Органа вздрогнул), вас это успокоит?
Сил хватило только на то, чтобы кивнуть.

Палпатин знал. Знал, несмотря на все их усилия…

- Тогда разговор окончен, как я полагаю.
Вице-король Альдераана поднялся и на негнущихся ногах направился к двери.


Часть 18

Борск Фейлиа шел по коридору «Неумолимого» в сопровождении двух штурмовиков и думал о том, что вот сейчас самое время начать действительно серьезно переживать за свою жизнь.
Однако помещение, в котором он был без каких-либо объяснений оставлен конвоем, было явно не комнатой для допросов. А сидящий небрежно закинув ногу на ногу человек, насколько Борск помнил, никогда не снисходил до проведения этих самых допросов самостоятельно.
Если конечно губернатор Уилхув Таркин не решил изменить своим привычкам.

- Прошу вас, господин Фейлиа.
По лицам людей было не просто что-либо прочесть - мимика у них была вялой и невыразительной, особенно у мужских особей. По запаху можно было понять только степень волнения, да и то это было очень уж индивидуально, а с различными заглушающими ароматизированными средствами почти невозможно.
С поведением было еще сложнее - нередко найти логическую связь между поступками и причинами их побудившими было, на взгляд ботана, проблематично даже для самих людей (Борск подозревал, что это была одна из причин, почему этой расе было свойственно постоянно выяснять отношения).
Ну и ко всему люди становились абсолютно эмоционально нестабильны и непредсказуемы, когда речь шла о привязанностях (и эта раса была господствующей в галактике! Вот где, спрашивается, справедливость?!)
Оставались только жесты - тут, если быть внимательным, можно было понять очень многое. Люди редко следили за тем, как они двигаются.

Фейлиа отодвинул стул и сел – чего ж не сесть, если предлагают.
Губернатор соединил кончики пальцев. Вся его поза говорила о самодовольстве и уверенности - хозяин положения и хорошо это знает. Разговор продумал наперед, и в этом разговоре для человека нет никакого риска. Хотя… пальцы слишком уж напряжены – вероятно, от исхода этой беседы лично для него что-то все-таки зависит…
- Господин Фейлиа, я уверен, что вы прекрасно понимаете, что положение Альянса очень тяжелое. Вариантов дальнейшего развития событий, в сущности, не так и много, и Кесель – отнюдь не самый плохой из них, но… самый маловероятный.
Борск дернул носом, но решил промолчать - пусть человек скажет то, что хочет сказать.
В конце концов, затем его сюда и привели.
- Поговорим начистоту, если не возражаете.
Фейлиа поскреб коготками о край стола.
Значит вот как. Предлагалась игра. Не Мон – именно ему. Вполне понятно почему: Мон всегда не хватало практической жилки.
Но позиции были слишком неравны.
- Зачем это Империи, губернатор? Вы уже победили. Я не верю в неравноценный обмен.
Губы Таркина растянулись в подобии улыбки:
- Кое-что вы все еще можете нам предложить.
- Что?
- Завтра состоится подписание акта о капитуляции Альянса. Мон Мотме может понадобиться ваш совет…
Значит, он был прав.
- А разве тот факт, что выбора у Альянса нет, не достаточно веский довод и нужно что-то еще?
- Скажем так, прийти к общему знаменателю с госпожой Мотмой может быть довольно непросто, даже имея «веский довод». Не говоря уже о бывшем сенаторе Бел Иблисе.

«И Иблиса достали. Вот это совсем неплохо. Однако Таркин прав - в данной ситуации он вполне способен стать проблемой. А с Палпатином у них с самого первого дня их знакомства существовала явная взаимная неприязнь…»

- Влияния на Иблиса я не имею.
- Зато имеете влияние на Мотму и Мадина. Уверен, лично вы умирать не собираетесь.
- Не собираюсь, - отрицать очевидное не имело смысла. - А с чего вдруг у Империи такое желание оставить нас в живых?
- Нам не нужны мученики за идею. Но нам нужен мир, - губернатор посмотрел прямо в желтые глаза ботана, - а вам нужна власть. Если бы Альянсу удалось задуманное, на Корусанте вы бы ее получили очень и очень нескоро, если бы получили – люди от своей первенствующей роли так легко бы не отказались. Но на какой-нибудь другой планете шанс у вас есть. И достаточно хороший. Конечно, в том случае, если ваши доводы окажутся убедительны для главы Альянса.
Даже так.
Черные вертикальные зрачки сузились до черточек.
- Я подумаю над вашими словами, губернатор.
- Подумайте, господин Фейлиа.

***

Лея всегда была реалисткой. Она всегда принимала жизнь такой, как есть.
Принимала и шла дальше.
Но сейчас... сейчас это было слишком много. Даже для нее.
Им ведь до сих пор все удавалось. Они выходили живыми из абсолютно безнадежных ситуаций – они смогли сбежать со Звезды Смерти, выжить на Явине и Хоте…
И вот она бродила по «Дому-2» среди раненых и искалеченных людей и алиенов и не могла понять.
Все никак не могла понять, как же это произошло.
Столько умерло за последние сутки…
Это был дурной сон, от которого было не проснуться.
И она прекрасно знала, кто за это в ответе.
Именно поэтому Лея избегала Люка, с момента их прибытия на крейсер – не хотела, не могла видеть отражение своих мыслей в его глазах.

«Но ведь я не лучше… Еще только вчера я готова была убить полтора миллиона человек… Да, я верю в то, что свобода того стоит и все мы знаем,что мы делаем и что защищаем. Но факт остается фактом. Люк… Люк - он другой. А во мне действительно та же кровь.»

***

Корабль Мадина приземлился в главном ангаре Звезды Смерти.

Лея бросила украдкой взгляд на Люка - похоже он старательно избегал зрительного контакта с ней.
Мадин явно нервничал.
Хен тоже, но скрывал он это с большим успехом.
Что ж, причины нервничать у них были. А белые ряды штурмовиков никак не способствовали тому, чтобы почувствовать себя лучше.
Как и встречающий их имперский офицер, судя по нашивкам и нагрудной табличке, адмирал. Лицо у него было вроде знакомое, но вспомнить, где же она его видела, Принцесса так и не смогла.
А вот у Мадина проблем с памятью, судя по всему, не было – при виде встречающего лицо генерала приобрело довольно неестественный сероватый оттенок.
- Адмирал Пиетт, - представился офицер, скользнув взглядом по их компании и остановив его на какое-то мгновение на Мадине.
Генерал усердно смотрел куда-то в сторону, делая вид, что его интересует дальняя стена ангара.
Имя помогло вспомнить - Фирмус С Пиетт, командующий личной Эскадрой Вейдера.
«Надо же какая честь»,- подумала Лея с сарказмом.
- Оружие вам придется сдать.
Хен поморщился, отстегнул кобуру с бластером и демонстративно небрежно протянул ее подошедшему штурмовику. Мадин, Лея и Люк последовали его примеру.
- Лайтсейбер тоже, командор Скайвокер.
Люк помедлил и сделал, как был было велено, посмотрев с вызовом на адмирала.
- Благодарю вас, - сказано было вежливо и относительно без особого выражения, но Принцесса испытала сильное желание сказать вслух какую-нибудь гадость.
Очень сильное желание.
- А вот и другие члены делегации…
Лея проследила за взглядом Пиетта. Два лямбда-шатла сели рядом с их кораблем.
О том, что Суллуст был взят, она уже знала от Мадина - Мон держалась хорошо, хотя была очень бледна, Фейлиа… трудно было сказать…
Но вот увидеть Бел Иблиса было шоком.
Только сейчас она поняла, что подсознательно надеялась на него.
Теперь это точно был конец.

«Как там Мон говорила: «имперский флот рассредоточен по галактике в безнадежных усилиях обнаружить нас…»? Сила великая, если мы выберемся отсюда живыми, обещаю никогда больше не недооценивать имперскую разведку.»

Мон побледнела еще больше, хотя казалось, что это невозможно. Бывший сенатор только коротко кивнул.
Он единственный из них всех был в наручниках.
- Снимите наручники с сенатора.
Бел Иблис криво усмехнулся и посмотрел на Пиетта сверху вниз (он был на хорошие полторы головы выше невысокого адмирала):
- Вы уверены, что это разумно?
Пиетт спокойно улыбнулся в ответ, и Лея отчетливо поняла, почему Вейдер предпочитал работать именно с этим человеком.
- Уверен, сенатор. Забудете, что вы в гостях – я вас пристрелю. Собственноручно.
И обратился уже ко всем:
- Следуйте за мной.


Часть 19

Люк почувствовал отца неожиданно. Так, как не чувствовал еще никогда.
Всем своим существом.
Как–будто непроницаемая стена, постоянно окружающая Вейдера вдруг исчезла.
Сердце болезненно сжалось.
Это длилось всего лишь какое-то мгновение и пропало.

На появление Темного лорда отреагировали все - и свои, и имперцы.
Он бесспорно умел произвести впечатление.
Люк почувствовал, как рядом напряглась Лея.
Вейдер занял место во главе большого овального стола, жестом пригласив последовать его примеру. Адмирал Пиетт сел с правой стороны от него. Два офицера, пришедшие с Милордом, остались стоять.
- Госпожа Мотма, я, как главнокомандующий вооруженными силами Империи, готов принять вашу полную капитуляцию, - Темный Лорд явно не считал нужным тратить время на любезности. – Но прежде, чем мы обсудим детали, я бы хотел предоставить вам возможность озвучить вашу позицию.
Мон слегка выпрямилась, сложенные на столе руки едва различимо дрогнули.
Волнение, страх, презрение волнами расходились от нее… а еще глубокая холодная ненависть.
Люк невольно подумал, что если он так хорошо способен был это чувствовать, насколько же очевидно должно быть ее состояние для Вейдера. Так же, как чувства и эмоции всех остальных в этой комнате…
- Милорд, ставить под сомнение победу Империи бессмысленно, но дух свободы вам не убить. На наше место придут другие.
Все посмотрели на Мон Мотму.
Хен, сидящий рядом с Люком, еле слышно выругался на хатском. Очень вычурно. Было вполне очевидно, что готовность Мон умереть за идею он не разделяет.
- Однако, - продолжила Глава Альянса, - я не могу не думать о судьбе наших последователей и о тех, кто сражался в наших рядах. Поэтому я хотела бы услышать ваши условия.
Фейлиа потер маленькие кожаные ручки:
- Я считаю необходимым присоединиться к словам госпожи Мотмы и подтвердить, что в сложившейся ситуации главной заботой Альянса является сохранение как можно большего количества жизней.
Люк мысленно поаплодировал.
А еще ему вдруг стало мерзко.
Он опустил голову и уставился на гладкую поверхность стола.

«Что я здесь делаю? Среди этих профессиональных игроков? Таким как я нужно оставаться там, внизу: стрелять, когда прикажут, орать и свистеть под лозунги и не забивать голову ненужными мыслями.»

Люк посмотрел на Бел Иблиса. Было похоже, что ему также было глубоко противно все происходящее.
- Лорд Вейдер, вам, не сомневаюсь, известно, что я на сегодняшний день не являюсь членом Альянса, - сказал он, наконец, (Мон Мотма поджала губы). - Со своей стороны хочу вас заверить, что готов умереть за свои убеждения и уверен, что мои люди, те, кто остались в живых, меня поддержат.
- Сенатор, боюсь, что решение будет принято одно для всех, вне зависимости от ваших отношений с Альянсом. Этот вопрос может быть решен путем демократического голосования, которое является бесспорно наиболее приемлемым для всех членов делегации (Люк не был уверен, но ему показалось, что в голосе Темного лорда проскользнула ирония). Вам будет предоставлено для этого время. А сейчас я ознакомлю вас с нашими требованиями, на тот случай, если вы все-таки предпочтете остаться в живых.
Вам разумеется известно, что полная капитуляция подразумевает переход всего имущества и ресурсов побежденной стороны, а также всех участвующих в конфликте планет в полное распоряжение победителя. Но мы можем предложить альтернативный выход из создавшейся ситуации. Альянсу будет позволено создать свое государство в одном из четырнадцати миров, которые его поддерживают. Все члены Альянса получат полную амнистию. Империя не будет вмешиваться в его внутреннюю и внешнюю политику, до тех пор, пока эта политика не затрагивает ее интересов, не угрожает ее территориальной целостности и не нарушает прав ее граждан. Империя готова признать полную независимость этого государства и строить с ним дипломатические отношения согласно Каминовской конвенции о галактическом сотрудничестве. Со своей стороны Альянс прекращает любую террористическую деятельность на территории Империи. При возникновении малейшего прецедента вы будете уничтожены.

Слова Вейдера были выслушаны в полной тишине.
Подобного никто не ожидал.

Мотма переглянулась с Фейлиа, потом посмотрела на Лею.
- Нам надо это обдумать, Милорд.
- Как я уже сказал, вам будет предоставлена такая возможность. У вас два часа. Уверен, этого более чем достаточно.
С этими словами Темный лорд поднялся и сопровождаемый Пиеттом и одним из офицеров вышел из комнаты.
Оставшийся офицер подошел ближе к столу.
- В вашем распоряжении это помещение, два помещения рядом и коридоры их связывающие.


Часть 20

Бел Иблис несколько раз стукнул со всей силы обеими руками по столу:
- Мне надоела вся эта софистика, Мон…
Прекрасно. Прошло только пятнадцать минут, а присутствие штурмовиков уже никого не смущало.
А вполне возможно здесь были еще и камеры…
Лея потихонечку выползла из-за стола и огляделась. Люк разговаривал о чем-то с Хеном. Мадин абсолютно безрезультатно пытался помочь Бел Иблису и Мон найти общий язык. Фейлиа наблюдал за процессом, время от времени вставляя комментарии.

«Вот и замечательно - все при деле».

Лея подошла к открытой двери и вышла в коридор. Штурмовики не обратили на нее никакого внимания.
Она не знала, куда она шла. Просто шла и все.
Коридор оказался достаточно длинным. Было похоже, что он огибал помещение, из которого она вышла. Несколько раз она проходила металлические двери, но возле них уже была усиленная охрана.

« Ага…»

В итоге она оказалась в тупике. Здесь коридор расширялся, вдоль одной из стен шел ряд небольших прямоугольных иллюминаторов.
Лея остановилась. Резко. Словно наткнулась на невидимое препятствие.
У самого дальнего иллюминатора стоял Вейдер.

Она не знала, что сказать.
Просто стояла и молчала.
Так глупо. Так на нее непохоже...
Она понимала, что уязвима в таком состоянии.
Надо было что-то сделать, как-то начать разговор…
Но она не могла.
Комок стоял в горле и не давал произнести ни слова.
И вдруг она с ужасом поняла, что готова расплакаться.
Не думая больше ни о чем, Лея бросилась обратно по коридору…
Она даже успела сделать несколько шагов до того, как ее аккуратно поймали за руку и развернули.
- Лея…
Вейдер стоял рядом с ней, его рука по-прежнему на ее предплечье, и Лея была почему-то уверена, что он был так же шокирован происшедшим, как и она.
- Хей, уберите от нее руки!
Лея не помнила, когда еще Хен был настолько не вовремя.
- Хен…
Соло схватил ее за плечи и попытался спрятать себе за спину.
Лея делала отчаянные попытки вырваться, но получалось плохо.
- Хен, ты мешаешь мне вести переговоры… - это было полным идиотизмом, но ничего лучше Лея придумать не смогла.
- Да? Только в моем присутствии, - Хен на эту чушь покупаться явно не собирался.
Вейдер скрестил руки на груди.
- Генерал, отпустите ее высочество. Ей явно не нравится ваша активность.
Хен отвлекся от Леи и произнес длинную тираду на хатском.
Темный Лорд сделал несколько шагов к нему, заставив бывшего контрабандиста невольно попятиться (Принцессу тем не менее он не выпустил).
- Соло, - медленно произнес Вейдер таким тоном, что Лея невольно вздрогнула, - позволите себе еще что либо подобное в ее присутствии и я вырву вам язык. Уверен, что на качество переговоров это не повлияет.
- Слушайте, вы…
Лея в панике переводила взгляд с одного на другого - разговор очень быстро становился неконструктивным.
- Хотите обратно в карбонит? И отпустите ее наконец!
- Она моя девушка! Так что, что хочу, то и делаю!
- Может вы уже и оформить ваши отношения успели? - ядовито осведомился Темный Лорд.
- Нет, не успели, - поспешила вставить Лея - женская интуиция подсказывала, что это необходимо, если она не хотела, чтобы Вейдер придушил Соло прямо сейчас, - он мне даже предложения еще не сделал.
Соло повернулся к ней:
- Хорошо. Я делаю тебе предложение. В чем собственно проблема?
Все сворачивало определенно не туда.
- Соло, любая нормальная женщина после такого предложения вас пошлет. Предварительно для такого случая выучив хатский.
- Хен, я… Мне нужно подумать.
- Нечего тут думать, - оборвал ее Вейдер.
Тут наконец-то до Хена дошла вся абсурдность ситуации.
Он посмотрел на Лею, потом перевел взгляд на Темного Лорда.
- А вам, собственно, какое дело? - спросил он подозрительно.
Вейдера это отнюдь не смутило.
- Я знаю ее высочество куда дольше чем вы.
И не дав Хену придумать ответ, обратился к Лее:
- Ваше высочество, я бы хотел с вами поговорить. Наедине.
Соло начал багроветь… Принцесса схватила его за руку и оттащила немного в сторону.
- Слушай, это важно. Ты вообще помнишь зачем мы здесь?
- Лея…
- Генерал Соло, это приказ.
- Лея, имел я…
- Хорошо у вас с субординацией в Альянсе.
Лея одарила Вейдера мрачным взглядом, говорящим, что он отнюдь не помогает процессу, и снова посмотрела на Хена.
- Мы потом обо всем поговорим, хорошо?
- Ладно, - Хен бросил взгляд на Темного Лорда. - Учтите, если с ней что-нибудь случится, я вас из под земли достану.
- Учту.

Хен просто не мог в это поверить.
Он был настолько выведен из себя, что абсолютно не видел куда идет и чуть не столкнулся с Люком.
- Где Лея? - Люк потер лицо руками, - честно, я уже хочу чтобы это все закончилось. Не важно как. Ты чего такой?
- Какой? Лея там. Переговоры ведет. С Вейдером.
Люк рассеяно кивнул, занятый своими мыслями:
- Да? Хорошо.
Это было последней каплей.
- Люк! Ты вообще в своем уме?!
Скайвокер удивленно моргнул.
Хен тяжело вздохнул и покачал головой:
- А может это я немного не в своем. Пойдем. Надо хоть выяснить, о чем там наши договорились.

Дальше


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™