<<  ВОСХОЖДЕНИЕ ПАДШЕГО АНГЕЛА


Незадачливый автор


Глава 9. Откровения свободы

У каждого человека три характера: тот, который ему приписывают, тот, который он сам себе приписывает, и, наконец, тот, который есть в действительности. - В. Гюго.


Вейдер осторожно приподнял голову Люка, пытаясь с помощью Силы просканировать его повреждения. Ривван тоже опустился на колени, с тревогой глядя на окровавленное плечо младшего Скайуокера.

- Мы должны перенести его на корабль. Помогите мне.

Ривван послушно перекинул руку Люка через плечо, его отец сделал тоже самое и они двинулись в путь. Cначала Вейдер хотел сам понести Люка и предоставить офицеру возможность охранять их от вонгов, но тут же отказался от этой идеи, решив, что их безопасность обеспечивается только его способностью вовремя выхватить лайтсейбер. К счастью, на обратном пути «компаньоны» обошлись без уже порядком надоевших приключений.

Достигнув корабля, они устроили Люка на скамью рядом с кабинкой пилотов. Вейдер занялся разбором стандартного комплекта медикаментов, а Ривван попытался смыть застывшую кровь с лица раненого. Сделав иньекцию очень сильного обезбаливающего, и перевязав плечо, ногу и голову, Вейдер произнес:
- Побудьте с ним, пока я выведу корабль в гиперпространство.

- А куда мы летим? – спросил опешивший Ривван.

- Обратно на Кессель, разумеется, - прозвучал тихий ответ Вейдера.

Офицера обуревали странные, разрывающие его тягостные ощущения. Вейдер возвращается в тюрьму. Так должно быть. Это справедливость и заслуженный приговор. Осужденный обязан находиться в месте заключения. И все же – побег ему не простят. Даже добровольное возвращение опаснейшего преступника будет встречено оправданным по закону огнем бластеров.

- Вас уничтожат сразу же по прибытию, – робко произнес Ривван.

- Я прекрасно осведомлен об этом. Я знал, на что иду.

- Но это...бессмысленно...вы сами...ступаете на эшафот. – Каул не знал, почему он это говорит. Фраза получилась растянутой, как если бы он сам старался вникнуть в ее смысл вдогонку сказанному.

- Я дал вам обещание, что вернусь.

- Мне не нужно ваше обещание. Это...не имеет никакого значения.

- Зато для меня оно имеет значение.

- Вы нужны своему сыну! Вы не можете дать себе погибнуть!

- Сейчас главное, чтобы мой сын получил бы помощь. 

- Возвращаться опасно даже для Люка, Вы понимаете это? Они могут открыть огонь по кораблю.

- Ривван, я привык все обдумывать заранее. Вы установите контакт с Кесселем и скажете, что я взял вас в заложники, заставив лететь на Киу-Румп. Фактически, именно так и произошло. Так же вы сообщите, что на борту находится раненый. После посадки я сдамся. – Офицеру показалось, что его гордый заключенный уже сдался жестокой логике жизни, не оставившей выбора для чести.

Казалось, что этот день как будто стал точкой перегиба в сложной математической функции, описывающей жизнь офицера Новой Республики Каула Риввана. Ранее Галактика четко разделялась на постыдных имперских негодяев и благородных служителей великого Альянса. Справедливость законов демократической республики была незыблема. Теперь он более не мог довольствоваться скупым видением мира в черно-белых красках. Алтарь традиционных представлений оказался перевернутым, а жертвенные камни привычных верований разбросаны. 

Вместо военного преступника он видел отца, который вот уже второй раз пытался выторговать жизнь сына, предлагая коварной злодейке-судьбе свою собственную жизнь взамен. Нет, Ривван не мог позволить своим солдатам уничтожить Вейдера. Разве это не кульминация жестокости? Где находится та неуловимая граница между казнью и убийством, и существует ли она вообще? Как же он сам сможет жить после этого? Что будет, когда Люк узнает о гибели отца?

- Я никогда не пойду на это! - вскричал Ривван.

- Тогда я действительно заставлю вас. Поверьте, я умею это делать.

- Лорд Вейдер, я не желаю вам смерти. После всего, что случилось, я не могу позволить солдатам расстрелять вас. Вас же действительно уничтожат! Я...я прошу вас не сдаваться им.

- Вы отдаете себе отчет в том, что предлагая мне это, вы идете на предательство своих же законов?

- Я знаю, что произошло на второй звезде смерти. Вы же сами когда-то предали Империю.

- Ошибаетесь, Ривван. Я не предал Империю. Возможно, я предал безумца-Императора, но не Империю. Я сделал свой выбор между жизнью сына и долгом перед моим бывшим повелителем.

- Тем более! - эмоционально воскликнул Ривван. - Значит, я предам всего-лишь ничего не стоящую, фальшивую справедливость!

Вейдер задумался. Это не входило в его планы.

- Все будет так, как я рассчитывал. Моя жизнь закончилась более чем два года назад. Нет смысла быть призраком уходящего мира.

Создавшаяся тишина тяжело опустилась на плечи Каула.

- Нет, отец! - вырвался внезапный крик Люка, пересыщенный болью и отчаянием положения.

Вейдер и Ривван обернулись. Люк с трудом приподнялся на уцелевшей руке. Его лицо было искажено страданием – он пришел в себя и, очевидно, слышал весь разговор. 

- Как ты можешь это делать? Я не хочу покупать спасение ценою твоей жизни. Я сам виноват, что был глуп и попался в ловушку.

- Люк, ты не понимаешь...

- Я все понимаю! Ты не хочешь жить, потому что не считаешь себя нужным. Но ты нужен мне! Это что-нибудь значит для тебя?

- Да, мой сын. Но не в моих силах остановить правосудие.

- Это не правосудие! Отец, ты видел их? Ты понял, что происходит в Галактике? Нужна любая помощь, чтобы остановить вонгов! – Последние слова Люк произнес уже с трудом. Его силы иссякли и он рухнул обратно на скамью.

- Лорд Вейдер, мы ведь можем лететь в Кореллию, – Ривван решил уговорить Темного Лорда иным способом, положившись на свою врожденную национальную изворотливость.

- Это слишком далеко. Я могу облегчить его боль с помощью Силы, но Люку необходимо срочное хирургическое вмешательство.

- К вашему сведению, на Кесселе хирургов не держат.

- А медицинские дроиды?

- Есть несколько, но я сомневаюсь, что они способны провести сложную операцию. 

- Да, я подозревал это, – как-то тяжело проговорил Вейдер.

- Возможно, есть еще какой-нибудь выход? Какая-нибудь планета недалеко отсюда? – Ривван цеплялся за соломинку. Под маской, Вейдер нахмурил брови и по прошествии минуты, произнес только одно слово: 
- Вьюн.

- Что? - переспросил Ривван.

Подойдя к приборам, Вейдер ввел какие-то координаты и вскоре сказал:

- Шесть часов на предельной скорости в гиперпространстве. Хорошо. Но это не значит, что я уже согласился со всем, что вы мне предлагали, Ривван. – Вейдер дополнил свою речь резким указательным жестом.

- Что это за место? – Ривван всеми силами хотел отвлечь собеседника от ненужных разговоров, касающихся возможных непоправимых решений в будущем.

- Очень маленькая планета. Моя частная резиденция.

- Это территория Империи или Республики?

- Надеюсь, Вьюн до сих пор не утратил свой очаровательный нейтралитет, - в голосе Вейдера слышалось какое-то подобие усмешки и скрытое удовлетворение. - И я практически уверен, что там еще нет вонгов. В стратегическом плане Вьюн не представляет интереса, в плане ресурсов тоже. Построить там военную базу за короткое время невозможно.

- И там есть какой-нибудь госпиталь?

- Есть, но я имел ввиду иной вариант. В моей резиденции есть все, что может понадобиться. Самые лучшие образцы медицинских дроидов, какие только можно найти в Галактике. Лучшее оборудование. Наверно, мне удастся даже возобновить контакты с местным населением в случае необходимости.

- Тогда летим!

- Да. Но учтите, если территория уже присоединилась к Республике, вы будете делать то, что я скажу. Без возражений.

Ривван решил не отвечать. Непонятно почему, но у него было хорошее предчувствие в ожидании полета на неизвестную планету. Корабль устремился в гиперпространство. Вейдер дал указания Каулу, объяснив, за какими приборами и как следить, затем сел рядом с сыном. Люк спал. Плечо до сих пор немного кровоточило, несмотря на все усилия Вейдера остановить дальнейшее поражение ткани с помощью Силы.

Путешествие закончилось появлением непритязательной серенькой планетки. Войдя в атмосферу, Вейдер направил корабль в сторону блестящих бронзовых вершин. Ривван с интересом наблюдал за уверенным маневрированием – казалось, что найти дорогу среди ничем не отличавшихся друг от друга скал практически невозможно. Обогнув очередное каменное нагромождение, машина уселась на гладкую площадку почти правильной квадратной формы. Включив комм-линк, Вейдер стал набирать длинные ряды каких-то цифр. Через пару минут площадка вместе с кораблем стала плавно опускаться вниз. От неожиданности Каул раскрыл рот.

Они очутились в маленьком ангаре и, наконец, Вейдер с Ривваном выбрались наружу. Навстречу им шло странное создание небольшого роста с огромными круглыми глазами и Каул с удивлением узнал в нем жителя Суллуста. Незадолго до Эндорского сражения он успел побывать на повстанческой базе, расположенной на Суллусте, и хорошо запомнил его маленьких жителей, один из которых даже командовал частью флота Альянса и вместе с Лэндо Калриссианом взрывал вторую Звезду Смерти.

- Да, Ривван. Вьюн – это маленькая колония суллустанцев, – Вейдер дал немедленный ответ на вопрос, легким облачком образовавшийся в мыслях капитана.

- Милорд, мы рады вашему прибытию. Мы уже не надеялись снова увидеть вас здесь, - маленькое существо удивило Каула не столько необычным акцентом, сколько искренностью и отсутствием раболепия перед когда-то власть придержавшим.

- Спасибо, Аранда. Мой сын тяжело ранен. Нужно подготовить помещение для операции и перенести его туда, - ответил Вейдер.

- Для нас будет честь оказать помощь вашему сыну, милорд, - суллустанка мгновенно удалилась.


Ривван все еще не мог полностью придти в себя от волнений вчерашнего дня, а «сегодня», тем не менее, явно поставило себе целью окончательно потопить его разум в наводнении новых нескончаемых впечатлений. Когда Люка отправили на операцию, а суллустанец, представившийся братом Аранды, предложил Риввану отдохнуть в отдельных покоях, ему показалось, что он больше никогда в жизни не сможет заснуть. Вместо этого, только соприкоснувшись с диванной подушкой, Каул полностью отдался власти внезапно захватившей его усталости и проспал часов двенадцать. И вот теперь, после очень позднего завтрака, Вейдер навестил его, предложив экскурсию по замку.

- Как Люк? – спросил Ривван.

- Он еще спит. Мы сможем навестить его позже.

- Ему придется долго выздоравливать?

- Не менее недели, пока он будет в состоянии лететь в Кореллию. Надеюсь, что вы, Ривван, составите ему компанию до отъезда.

- С удовольствием. Я со вчерашнего дня в отпуске и рад, что все так интересно начинается, – вместо светского ответа Ривван изрек весьма двусмысленную сентенцию, причем сделал это совершенно неумышленно.

Небольшой замок оказался построенным внутри скалы и был тщательно спрятан от посторонних глаз. Даже вырубленные окна не привлекали внимания незадачливых путешественников, так как их очертания нарочито пренебрегали любой симметрией и великолепно сливались с замысловатыми контурами горной породы. Замок поражал красотой, а внутреннее убранство – изяществом. В то же время отсутствовал любой малейший намек на роскошь, чувствовалось, что хозяин строил его для себя, а не для пышных приемов. Вейдер рассказал Риввану об истории этой маленькой планеты и возникновении здесь колонии суллустанцев, добавив в конце своей речи:

- Кстати, Ривван, за восемнадцать лет существования резиденции, вы – второй мой гость.

«Что бы это значило?» - подумал Каул и продолжил беседу в рамках хорошего тона, без лишних вопросов. - Планета входит в Республику?

- Пока еще нет, насколько я успел узнать. Вонги сюда тоже не добрались.

- Но она никогда не принадлежала Империи. Почему?

- Должен признаться в собственном эгоизме – мне было так удобно и я сделал все возможное, чтобы сохранить ей нейтралитет. Регион не представлял для Империи какого-либо интереса и мне оставалось лишь убедить в этом своих «коллег». Я построил резиденцию втайне от их зорких глаз и сам заключил соглашение с суллустанцами. Они скрыли мой секрет, а я полностью обезопасил их планету от нежелательного влияния Империи. Я воспользовался анонимными финансовыми средствами и через своих агентов нанял независимую родианскую строительную компанию для разрезания скал. Они неплохо справились с этим, правда? Работы внутри осуществил местный архитектор – одно юное дарование.

Говоря это, Вейдер на самом деле позволил мыслям улететь в область других материй. Резиденция на одинокой планетке – это, пожалуй, единственное, что он за годы Империи выстроил для себя. Корускантский дворец, практически навязанный ему Императором, тяготил его постоянным вниманием подобострастного и лицемерного придворного люда, чересчур смелых журналистов, всевозможных шпионов и прочего любопытного контингента, который не отступал даже перед его грозной репутацией. Он желал хотя бы иногда ощутить полное уединение и дать настоящий отдых изможденному телу и душе. Для первого здесь имелась прекрасная медицинская база, для второго – библиотека, для соединения обоих – тренировочный зал со специальными боевыми дроидами. Резиденция была его личным вызовом разведке самого Императора. Палпатин знал о своем ученике все...нет, не все, но достаточно многое. В тоже время он никогда не был официально уведомлен о замке и до сих пор Вейдер задавался одним и тем же вопросом – знал ли его повелитель все эти годы о существовании тайного убежища? Возможно, Император проявил своеобразное великодушие, ничем не выдав ученику своей истинной информированности и все это время с чувством превосходства наблюдал за его неудавшимся маневром? Вейдер так и не решил эту задачу. Темный Лорд никогда не раскрывал свой замысел, а после его осуществления тщательно оберегал любые сведения. Он периодически посещал Вьюн, когда его желания находились в согласии с определенным расстоянием от Корусканта. Каждый раз, он отправлялся в одинокое путешествие на шаттле или тай-файтере, хотя обычно оставался здесь не более, чем на несколько дней. Возможно, именно благодаря этому приюту души, он сохранил здравый рассудок после всех ниспосланных жизнью испытаний. «А также невыдержанных испытаний» - подумал он. Почти медитационное молчание Вейдера прервал вопрос Риввана:

- А эти суллустанцы...они служат Вам?

- Скорее, живут здесь. Во время постройки замка рабочие случайно разрушили их дом, и я пригласил их семью поселиться здесь. Они взяли на себя обязанность следить за сохранностью здания и порядком внутри.

Как раз в это время к ним подошла улыбающаяся Аранда.
- Милорд, ваш сын проснулся и просит вас зайти.

- Спасибо. Идем, Ривван.

Операция прошла успешно, хотя в изрезанное плечо пришлось вживить несколько искуственных жил и суставов. Люк был еще слаб, но, узнав от навестившей его Аранды, ГДЕ он находится, тут же зажегся страстным желанием вскочить с кровати и побежать осматривать резиденцию. Остудив себя досадой на ранения, бинты, бакту и все остальное, удерживающее его в кровати, он с величайшим неудовольствием опустил голову на подушку и велел суллустанке сейчас же пойти разыскать Вейдера.

Войдя в комнату, Вейдер с помощью Силы в сотый раз оценил состояние сына, найдя его достаточно удовлетворительным.

- Как ты себя чувствуешь?

- Нормально, только плеча как будто и нет.

- Это временное ощущение.

- Почему ты никогда не рассказывал мне об этом замке? – в голосе Люка сквозил холодноватый ветер обиды. Вейдеру показалось, что он говорит не со взрослым джедаем, а с десятилетним ребенком. На двадцать третьем году жизни сына его настигло счастье побыть родителем и вдоволь полюбоваться инфантильностью драгоценного чада.

- Тогда бы я не смог удивить тебя в данный момент. Всегда нужно иметь что-то новое в запасе. – «Самое бессмысленное оправдание за всю мою жизнь», -подумал Темный Лорд. - К тому же, я не хотел, чтобы охранники Кесселя услышали об этом. Я скрывал этот замок даже от Палпатина, не говоря уже о Новой власти.

Подобное извинение не устроило его пылавшего возмущением сына. - Но мы же можем общаться через Силу!

- Сюда нелегко найти дорогу, а тем более, объяснить, к какой именно скале нужно лететь. Вход открывается несколькими паролями.

- И что, этого нельзя было рассказать? Думаешь, я бы не запомнил?

- Прости. Не было подходящего случая. К тому же, я не думал, что мой быт будет настолько интересен тебе. Я не хочу утомлять тебя, ты должен отдыхать.

Эмоциональный выплеск Люка поглотил добрую половину всех его сил. Пришлось признаться самому себе, что десять часов назад он и вправду перенес операцию.

- Нет, постой! Мне же надо сообщить Лее, что со мной все в порядке. Я говорил с Мадином, но я также обещал появиться через три дня в Кореллии.

- Мы сделаем это чуть позже, когда ты будешь лучше себя чувствовать.- Последние слова Вейдер произнес тоном, не терпящим возражений.

- Я хорошо себя чувствую. И не говори, что у тебя нет комм-линка для связи на дальние расстояния.

- Позже. Через несколько часов, когда ты отдохнешь. - Вейдер уже направился к выходу, но упрямство сына задержало его на месте, требуя продолжить беседу:

- Как я могу отдыхать! Я не позволю усыпить себя!

- Хорошо. Ты свяжешься с Кореллианским руководством и сообщишь следующую информацию. При нападении вонгов на Киу-Румп ты был ранен и связался по комм-линку с Ривваном, который и спас тебя. Скажешь, что находишься в безопасном месте и вернешься, как только поправишься. Здешняя аппаратура позволяет так шифровать сигнал, что его происхождение невозможно вычислить.

Лица Люка и Каула носили общее выражение недоумения. Вейдер ожидал этого и сам испытывал трудности перед тем, как объяснить им суть своих планов. Из гостей замка он был единственным, кто не смог спать и провел всю прошлую ночь, сидя у себя в кабинете. Что-то повлияло на него и его решения. Что конкретно – слова Люка, попытки Риввана убедить его или же просто напросто вкус свободы? Дивное, почти волшебное ощущение, которое он испытал впервые за два с половиной года, нет, поправил он себя, скорее, более чем за двадцать лет. А возможно, даже впервые в жизни – да, именно так! Впервые в жизни он был предоставлен самому себе. Он знал, что пытаться отгадать свой жребий и предназначение занятие неблагодарное, но вместе с тем не мог не задуматься, почему все случилось так, как случилось. Значило ли это, что судьба в своей игре против него два года скрывала козырную карту у себя в рукаве и вот теперь хитрой манипуляцией вытащила его из темницы? Тогда зачем он ей понадобился? Казалось, что сама Сила создала все возможности и обстоятельства для обретения свободы. Имело ли теперь смысл возвращаться обратно на Кессель? Лед суицидных мыслей, скрепленных чувством долга, вдруг растаял сам собой. В чем его долг? Раньше его обязанности были связаны только с Империей, а сейчас? За свою жизнь он набрал долгов по отношению ко всей Галактике, но что могло быть важнее благополучия собственных детей?

Находясь на Кесселе, Вейдер имел несчастье интересоваться событиями в Галактике, но внутренне воспринимал все услышанное от Люка как случившееся вне его камеры. Теперь же, на короткий миг выбравшись наружу, он больше не мог оставаться теоретиком-аналитиком. Он ощутил всем организмом, что и падение Корусканта, и вторжение неведомой цивилизации, и беспорядки – все это произошло в его Галактике. Более того, начавшаяся война грозила его сыну, его дочери и всему остальному, с чем он был связан. В такое время стыдно умирать.

- Люк, возможно, мое решение покажется непоследовательным. Я не собираюсь возвращаться на Кессель, - при этих словах лицо его сына засияло восторгом.

- Как только я смогу, отправимся вместе в Кореллию. Поговорим с Леей, как-нибудь убедим ее...

- Нет. Это пока невозможно. Я останусь здесь.

- Зачем?

- Люк, нельзя бороться с какой-либо проблемой, не изучив ее. Вторжение вонгов – это именно такая проблема. Чтобы избавиться от следствий, нужно уничтожить причину.

- И что ты будешь делать?

- Искать ответы и собирать информацию. Пока еще никто не знает, откуда и почему появились вонги, и самое главное – кто руководит ими. Бесспорно, у них очень сильный лидер и, вероятно, превосходно знающий как Силу, так и нашу Галактику.

Люк решил переосмыслить и обдумать сказанное отцом, как вдруг в его уме промелькнула тревожная мысль.

- Ты присоединишься к остаткам Империи?

- Вероятно.

- Но я слышал, что имперцы, - Люк старательно подбирал подходящие слова, - враждебно относятся к тебе. Разве это не опасно – устанавливать с ними контакт?

- Я и не собираюсь искать с ними встреч. Они сами придут ко мне. Естественно, не завтра и не послезавтра.

- Почему ты так думаешь?

- Я отлично знаю их командный состав и более чем уверен в их действиях.

- Значит, мы опять будем на разных сторонах, - с горечью в голосе произнес Люк.

- Нет. Этого никогда не случится. Остатки Империи не будут воевать с Республикой. Я обещаю тебе.

Люк вздохнул и погрузился в раздумья. Что же подумает Лея, узнав о побеге Вейдера? Тем более, если он присоединится к Имперскому флоту. Исчезают последние робкие надежды на примирение семьи.

- Но я должен рассказать Лее, как все было на самом деле.

- Хорошо. Когда будешь в Кореллии. Но никому больше. Остальным ты скажешь, что ничего не знаешь о моем побеге. Во-первых, тебя или капитана Риввана могут обвинить в помощи преступнику. Я бы не хотел, чтобы от меня ты унаследовал камеру на Кесселе. Во-вторых, даже в лучшем случае тебя будут расспрашивать о моем местонахождении. Так или иначе, за тобой будут постоянно следить. Ривван – вам останется только подтвердить сказанное Люком. То есть, вы как раз улетали в отпуск на икс-винге, когда с вами соединился Люк и вы отправились на Киу-Румп. Оттуда вы запросили помощи, скажем, у родственников или друзей, которые и прибыли на более вместительном корабле.

...Назад

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™