<<  ВОСХОЖДЕНИЕ ПАДШЕГО АНГЕЛА


Незадачливый автор


Глава 8. Все дороги ведут на Киу-Румп

Люди должны знать: в театре жизни только Богу и ангелам позволено быть зрителями. - Фрэнсис Бэкон


Отчаяние, боль, ужас, ненависть и невыносимое ощущение собственной беспомощности – вряд ли всеми этими словами можно выразить то состояние, которое сейчас испытывал Дарт Вейдер. Что-то случилось с Люком. Вейдер внезапно почувствовал сильную боль, перешедшую в безмолвный крик сына о помощи. Затем все прекратилось и зов отчаяния, смешавшись со слепой безысходностью, растворился в далеком небытии. Он сосредоточился, соединился с Силой и нашел подтверждение страданиям сына. Люк был едва жив. Казалось, что его присутствие в Силе становится все слабее и слабее. Нужно было срочно что-то предпринимать. 

Но он бессилен! Если он позовет охранников, вряд ли кто-то соблаговолит его выслушать, а уж тем более передать сигнал в Кореллию. Даже если и так, даже если ему повезет, то есть, если он использует Силу для убеждения – это еще не значит, что все получится. Другие надзиратели могут перехватить товарища по пути и тогда его ожидает провал. Более благоразумным способом Вейдер счел идею с дроидом. Ему никогда не нравилось идти на поводу у слабого призрака надежды, но в противном случае он все же попытается установить прямой контакт с охранниками. Вейдер подошел к панели на двери и, нажав на кнопку, вызвал дроида с датападом. «Какая банта им мешает». Дроид вкатился в камеру только через двадцать минут, показавшиеся Вейдеру вечностью, проведенною в желудке сарлакка. 

Он поднял датапад и быстро набрал свое нехитрое послание. «Господа охранники! Прошу немедленно сообщить в Кореллию о нападении на генерала Люка Скайуокера и направить вооруженный отряд ему на помощь. Скайуокер находится на Киу-Румп и тяжело ранен, я заявляю это как его отец и форсъюзер. С глубоким уважением и нижайшим поклоном, Дарт Вейдер.». За всю жизнь он больше привык приказывать, чем просить, поэтому и получившийся текст звучал откровенно нелепо, но времени обдумывать дипломатические сношения с собственными надзирателями у него не было. Вейдер отослал дроида и стал ждать. 

В течение получаса ответа не последовало. Видимо, охранники сочли его тревогу хитрой уловкой заключенного. В течение кратчайшего мига на чашах весов балансировали жизнь собственного сына и его честь, выраженная в соглашении с Республикой. Нет, спасти человека – вот настоящая честь для воина, а не то, в каком цвете его облик воспринимают ушлые мастера политических интриг.

Он отчетливо понимал, что даже если его миссия удастся, то есть он вырвет сына из рук вонгов и вернется с ним на Кессель, его тут же уничтожат. Никакие исключительные обстоятельства не искупят побега. Хотя какое это имеет значение, для него все должно было закономерно окончиться уже два года назад. Может, все и к лучшему. Пусть он на короткое время увидит небо над головой и навсегда завершит свой путь, вопреки капризу Силы, заточившей его в темнице. Не первый раз в жизни он спорит с судьбой.

Вейдер принял решение. Соединившись с Силой, он понял, что момент для побега сейчас самый подходящий. В соседних помещениях не было ни одной живой души. Впервые за два года. «Интересно, что их так всех отвлекло. Неужели они устроили целое собрание по поводу моего послания? Наоборот, в этом случае охрана была бы усилена». Догадка вдруг озарила его ум истинным пониманием произошедшего. Катастрофическое вторжение и новая война существенно уменьшили весь интерес даже к его персоне. «Вонги свели на нет всю мою популярность». Несомненно, созерцать экран холовидения являлось сейчас более актуальным времяпровождением, чем быть свидетелем однообразного существования хмурого заключенного.

Как же выбраться? Не то чтобы такая мысль не приходила раньше. Если он откроет дверь Силой, скорее всего, что-нибудь взорвется. Логично, таковы кессельские стандарты. Вполне можно попытаться защититься той же самой Силой от последствий взрывной волны, но полноценного успеха такое действие не гарантирует. Могут детонировать и стены, как тогда распределится давление? Если уж он решился сбежать, то весьма глупо будет погибнуть или получить ранения в процессе. Люку от этого никакой пользы не будет. Да, этот брутальный способ можно оставить в запасном арсенале, на случай, если он ничего не добьется «цивилизованными» методами. Но дроид спокойно заходит в камеру – значит, на время его передвижения через дверь автоматически выключаются все системы детонаторов. 

Сначала он решил еще раз вызвать дроида с датападом, но это могло привлечь ненужное внимание. К счастью, приближалось время ужина. Еще двадцать минут мучительного непрерывного ожидания, и, наконец, дроид появился сам собой, следуя электронному приказу равнодушного времени. Вейдер с грустью констатировал факт, что никакого ответа, касающегося Люка, он так и не получил. Еда занимала его сейчас меньше всего на свете, и он поставил тарелку на стол, даже не взглянув на содержимое. В этот момент дроид подкатился обратно к двери, и нижняя часть первой панели раскрылась. Вейдер с помощью Силы задержал его на месте и заставил наполовину открыться вторую дверь. Вытянув руку, он Силой сорвал со стула плащ и вытолкнув дроида, согнувшись, почти мгновенно покинул камеру. Сразу же дезактивировав механическое создание, которое уже загорелось подозрительным огнем красненьких лампочек и вознамерилось послать соответствующий сигнал охранникам, он осторожно заглянул в маленький зал наблюдения. Там действительно никого не было. Вейдер невольно подумал о том, какое наказание в Имперской армии ожидало бы служащих за подобную халатность и мысленно поблагодарил Силу за столь редкое везение в его жизни.


Услужливые манипуляторы дроида отдали датапад прямо в руки Каула Риввана и вот уже более получаса офицер находился в состоянии, близком к помешательству. Сжимая устройство обеими руками, он снова и снова перечитывал строки, стараясь разглядеть в них потаенный смысл. Неужели что-то случилось с Люком? Что делать, что предпринимать? Согласно инструкции, возбранялись любые личные сношения с заключенным. Тем более, строжайшим образом было запрещено передавать какие бы-то ни было послания от Вейдера. А что, если ужасный Темный Лорд что-то задумал? Каул вспомнил все, что когда-либо слышал о Вейдере и фантазия тут же породила жуткий заговор, нацеленный на его собственную легковерную молодость. И он попытался прекратить свои сомнения четким «Нет!» Он офицер Новой Республики. Два года назад ему поручили охранять покой в Галактике, назначив его стражем опаснейшего преступника. Он выполнит приказ, полученный на Корусканте. 

Внезапно вся картина изменилась. На сцену воображении ступил другой актер. Люк Скайуокер. Добрый, дружелюбный, искренний и, несмотря на генеральский чин, никогда не носящий даже малейшего оттенка высокомерия. Разве способен такой человек предать? Только если Вейдер как-то умудрился повлиять на него своей проклятой Силой. Нет, не может быть. В тоже время, это отец и сын, как могла природа сотворить их настолько разными? Или в них есть и что-то похожее? Значит ли это, что Люк Скайуокер вовсе не то, чем кажется? Эта мыслишка показалась Риввану особенно противной и он отогнал ее подальше. Стоит ли прислушаться к голосу обратной логики – возможно, и сам Вейдер не такой монстр? Что вообще заставляет его сына каждый месяц навещать Вейдера? Кто бы хотел иметь такого отца? Тюремная камера прослушивалась и личной обязанностью Риввана было контролировать все произнесенное в ней. Конкретно это касалось визитов Люка Скайуокера. Другое дело, что офицер никогда не хотел вмешиваться в чужой разговор, и, обычно, составив общее впечатление, всегда выключал прослушивание. Единственное, в чем Ривван уже давно перестал сомневаться – каким бы ни был Темный Лорд, он действительно любил своего сына.

Каул все еще не знал, что ему делать, а жизнь уже требовала алгебраической последовательности точных решений и беспощадно теребила его, не позволяя остаться безучастным к происходящему. Поднявшись на этаж вверх, он посмотрел на монитор, бесстрастно отображающий всю тюремное поле деятельности бывшего командующего Имперским флотом. Заключенный ходил по камере. В комнате наблюдения сидел только один сержант, но Ривван не стал корить за это свое подразделение. Он понимал, что невиданная цивилизация захватчиков заставила всех собраться у других экранов и следить за новостями с Кореллии и Корусканта.

- Капитан! Я думал, вы уже в отпуске.

- Да, как раз улетаю и зашел проверить, что все хорошо, заодно и попрощаться.

- Доброго пути! Остальные...они там, внизу, - извиняющимся тоном протянул служащий.

- Я понимаю, все в порядке.

Невольно в голове промелькнула мысль посоветоваться с подчиненным. Еще одно «нет» - ответственный командир сам должен найти решение своей проблемы. Если только спросить совета у своего непосредственного начальника? Бессмысленно. Каул был полностью уверен в отрицательном ответе главы гарнизона Кесселя. Он спустился вниз и вышел из здания в туннель. Сержант, убедившись, что старший офицер ушел, решил также присоединиться к товарищам или попросить кого-нибудь подежурить за него, пока он сам посмотрит новости.

Беспокойные мысли все еще продолжали разрывать разум Каула, цепляясь за каждое нервное окончание мелкими острыми крючками. А если ему самому отправиться на помощь Люку? В конце концов, он может взять маленький отряд. Хотя это и запрещается по уставу, но, ради исключения...Осознав всю безнадежность поиска одного джедая на неизвестной планете, Ривван с досадой отбросил эту идею. Вдруг его размышления были прерваны каким-то знакомым звуком, нарушившим тишину. Где-то он уже слышал нечто подобное. Взгляд словно приклеился к странной двигающейся тени на полу туннеля. Подняв глаза, Ривван с ужасом увидел, как по направлению к нему приближается высокая темная фигура. Очертания шлема и плаща сложились в тот самый силуэт, который в течение двадцати лет заставлял Галактику содрогаться в трепете перед Новым Порядком. Офицер выхватил бластер...но не выстрелил. 

Благодаря рассказам Люка, Вейдер узнал капитана Риввана и, руководствуясь всегда верно служившей ему интуицией, выбрал достаточно неагрессивный способ переговоров. С помощью Силы он выдернул бластер из рук Каула и подошел к офицеру на очень близкое расстояние. 

- Вы получили датапад с моей просьбой, капитан? 

От звука этого голоса Ривван внутренне содрогнулся.
- Да. 

- И какие шаги вы предприняли для спасения Люка Скайуокера?

Ривван молчал. Вейдер мог и не спрашивать, бушующие волны смятения офицера говорили сами за себя. 

- Я не могу разрешить вам покинуть Кессель. 

- Теперь я сделаю это так или иначе. – Вейдер сделал отчетливое ударение на слове «теперь». 

- Даже если вы убьете меня, вас уничтожат!

- Я вовсе не собирался убивать вас, капитан. Я собирался лететь на помощь своему сыну.

Опять настало молчание. Вейдеру не нравилось ожидание, но возможность завоевать себе союзника показалась ему реальной. Поэтому он решил, что в данном случае уговорить противника будет разумнее, нежели оглушить его с помощью Силы.

- Откуда вы знаете, что с ним что-то случилось?

- Я чувствую, что он тяжело ранен. Через Силу.

Еще минута прошла, пока, наконец, Каул решительно произнес:
- Хорошо, я сообщу в Кореллию.

- Сейчас это возьмет уже слишком много времени. Ему необходима срочная помощь. Нужно лететь с Кесселя. Я так понимаю, ваше командование вряд ли одобрит такие действия?

- Скорее всего, они просто не поверят. Взять людей не совсем в моей власти, но я уже хотел заняться этим. Только я даже не знаю, где Люк.

- Зато я могу его отыскать. Что я и сделаю. Боюсь, что в любом случае ваши люди будут не в восторге от перспективы разделить со мной такое путешествие. Но я предлагаю лично вам сопровождать меня. Чтобы вы убедились в правоте моих слов. 
Сказанное Вейдером было квинтэссенцией всего неожиданного. Ошеломленный офицер не мог произнести не слова. Вейдер вложил бластер в его дрожащие руки и окончательно погубил душевное состояние Риввана финальным сюрпризом:
- Я даю вам слово, что вернусь, как только буду знать, что с Люком все в порядке.

Если еще час назад Ривван стоял перед выбором и решал, как ему поступить, то теперь никакого выбора не оставалось. Вернее, сам он этого до конца не осознавал, так как разум уже не вмещал в себя все волнения. Каул понимал, что совершает противозаконные действия, но разве жизнь человека не стоила этого проступка? Отпустить Вейдера одного он тоже не мог.
- Хорошо, - тихо промолвил он.

- Тогда мне нужна какая-нибудь летательная машина. В отличие от вас, я очень плохо знаю Кессель. Если не ошибаюсь, это путь к ангару?

Каул уже не мог ничего отвечать, когда Вейдер заметил небольшой корабль, вероятно, предназначавшийся для транспортировки его грешных соседей по Кесселю. К счастью, корабль оказался сразу в начале следующего туннеля. Вейдер передвигался очень осторожно, чтобы не попасться на глаза стоявшим неподалеку солдатам. Видеть грозного Темного Лорда согнувшимся в три погибели было настолько нелепо, что это возвратило Риввану некоторую долю прагматизма восприятия и он сказал: 
- Но я не умею вести такой корабль. Я знаком только с икс-вингами и немного знаю игрек-винги.

Вейдер обернулся, и, выпрямившись в полный рост, внимательно посмотрев на него. Если бы Каул обладал волшебным дарованием, позволяющим видеть сквозь черную маску, он разглядел бы улыбку.
- Это не проблема. 

Судьба и далее приготовила Риввану немало поводов для изумления. Стоявшие на охране корабля двое солдат послушно сдвинулись с места, когда подошедший сбоку Вейдер едва слышно проговорил: 
- Вы должны немедленно отойти к стене и не оглядываться. 

Через пять минут машина поднялась в воздух. Длинный туннель заканчивался заградительным барьером. 

- YT-1400, сообщите Ваш код для пропуска, – раздался чей-то неинтересный голос в комм-линке. Появившаяся вместо требуемых цифирек дерзкая торпеда разгромила ограждения, освободив путь в небесную вечность. «Какая теперь разница. Они бы и так с минуты на минуту узнали, что я бежал», - подумал Вейдер. Стайка истребителей, по сигналу тревоги мгновенно ринувшаяся в погоню, исчезла, когда направляемый искусной рукой пилота корабль вышел в гиперпространство. 

Каул Ривван неподвижно сидел в кресле второго пилота, вцепившись в поручни и уставившись на экраны незнакомых приборов. Он старался не обращать внимания на черную тень рядом, но голос Вейдера внезапно разорвал тонкую ткань молчания. 

- Ривван, займитесь проверкой оружия. Я рассчитываю через час и тридцать пять стандартных минут быть на Киу-Румп. - Переключив машину на автопилот, Вейдер еще раз соединился с Силой. Его сын все еще был без сознания и огонек жизни медленно угасал. Успеет ли он? Должен успеть. 

Он прошелся по кораблю и вернулся в свое кресло, держа в руке какой-то предмет. Не удержавшись от любопытства, Каул решился задать вопрос. 
- Что Вы делаете? 

- Думаю, что из этого устройства можно сделать подобие термального детонатора. По последним сведениям, это самый лучший способ бороться с вонгами. 

Каул, широко раскрыв глаза, наблюдал за своим странным спутником. Ничего лучшего нельзя и придумать, чем Темный Лорд, собирающий адскую машинку прямо у себя на коленях. Обеспокоенность и смятение Риввана нарушало сосредоточенность Вейдера и, хотя последний и не привык «объясняться», он все же добавил: 
- Я знаю, что делаю. 

Прошло еще тридцать минут в полном молчании. Вейдер погрузился в медитацию, откинувшись на спинку кресла. Повинуясь власти минутного импульса, Каул лихорадочно стал вспоминать, куда же он положил бластер. На пол кабины. Сможет ли он дотянуться, если...если что-нибудь случится. И сам поразился глупости подобной идеи. Вейдер не собирался нападать на него. Вообще все поведение его бывшего заключенного заставило Каула немного изменить свой законопослушный образ мышления. Неизвестно по какой причине, но Вейдер более не казался исчадием ада. Почему? 

Мысли о будущем продолжали терзать Риввана. Словно у него внутри сломалась какая-то очень важная шестеренка и от этого весь сложный механизм распался на части, выведя его систему мировосприятия из равновесия. Что же будет с ними дальше? Он уже совершил преступление, позволив заключенному сбежать. Вейдер зашевелился в кресле, заставив Каула вновь вздрогнуть. Согласно показаниям встроенного навигационного дроида, через семь минут объятия гиперпространства придется покинуть. Тогда он узнает, что на самом деле составляло цель Вейдера. Было ли это зловещей хитростью или же офицеру Республики выпала честь быть свидетелем искренности Темного Лорда? Нет, здесь не могло быть обмана, Люк действительно был в беде. Лучше вообще не думать об этом, а сберечь все умственные и физические ресурсы на предстоящую операцию спасения. 

Приближаясь к Киу-Румп, Вейдер вспомнил, как Люк рассказывал о малой чувствительности вонгов к Силе. Что ж, возникает хорошая возможность проверить это на деле. Он попробовал слиться с жизненным полем планеты. Результатом явилось совершенно странное, доселе никогда не испытанное ощущение. Существа, находившиеся внизу, действительно чрезвычайно мало взаимодействовали с Силой. Как будто всемогущее энергетическое поле отвергло их, сделав вечными изгнанниками, несчастными и озлобленными. Они скорее отталкивали Силу, а не излучали ее. Вейдеру пришлось довести свою концентрацию до напряжения. Но существ было все-таки немного. Значит, удастся справиться единоборством. 

- Приготовьте два бластера. Детонатор я оставлю себе. 

Вейдер обнаружил присутствие Люка где-то в джунглях. Тут же показались и верхушки двух полуразрушенных старинных храмов, о которых ему рассказывал сын и которые послужили верным знаком правильности поисков. Он посадил корабль посреди джунглей, сломав при этом несколько маленьких деревьев. 

- Идем, капитан. 

Около десяти минут они осторожно пробирались через темные заросли. Каул заметил сосредоточенность Вейдера, казалось, что тот обдумывает каждый свой шаг. Внезапно Темный Лорд остановился, молча указав Риввану на нечто, лежащее в кустарнике. Это было неподвижное тело вонга. Вейдер некоторое время рассматривал его, как бы изучая неприятеля, хотя Каул с трудом сдерживал отвращение и желание отвернуться. Даже мертвый, вонг источал ужас. Они прошли еще пять минут, как вдруг Вейдер почувствовал чье-то недоброе присутствие и приказал Риввану скрыться за высокими растениями. Навстречу им приближалось точно такое же чудовище. В его руках сверкнуло что-то металлическое. Лайтсейбер Люка! На Вейдера моментально нахлынуло ощущение кощунственности ситуации – как посмела это омерзительная тварь прикоснуться к оружию джедая, к оружию его сына. Меч был сразу же вырван Силой, и активировавший его воин бросился к противнику: 
- Где Скайуокер? 

Хотя для вонга все произошло очень неожиданно, он все же успел вытащить амфистафф. Вейдер вспомнил наставление Люка о чрезвычайной прочности защитных панцирей и, после нескольких ударов и блоков, расчетливо поразил врага в место сцепления доспехов. Отрубленная верхняя конечность заставила вонга опуститься на землю в болевом шоке. Темный Лорд приставил оружие к его шее и беспрекословным тоном повторно потребовал разъяснений: 
- Где Скайуокер? 

В ответ вонг что-то неясно завыл. 

- Где ты взял его оружие? 

- Язычник! Вы все будете уничтожены... 

За многие годы Имперской карьеры он собрал богатейшую коллекцию нелестных эпитетов, но еще никто никогда не называл Дарта Вейдера язычником. Странный ответ дал понять, что он ничего не добьется и Вейдер остановил хрипящие страдания врага, перерубив ему шею. 

Каул с ужасом наблюдал всю эту сцену. Он участвовал в битвах против Империи, рисковал жизнью, несколько раз был ранен, но еще никогда не видел настолько дикой и вместе с тем могущественной цивилизации. Ненамного утешал его и угрожающий вид самого Темного Лорда с сияющим зеленым клинком. 

Вейдера тревожили иные мысли. Он все еще рассматривал включенный лайтсейбер Люка, вспоминая, как уже держал его в руках когда-то на Эндоре. Тогда он был готов любым способом сохранить ему жизнь, если бы даже для этого пришлось стать угрозой в глазах собственного сына. Этого никогда не повторится. Зато он заставит вонгов заплатить за все мучения Люка. 

- Вперед, – тихо и властно сказал он Риввану и направился дальше в джунгли. Каул подчинился доминирующей воле Вейдера, продолжая путь и озираясь по сторонам; теперь ему приходилось нести оба бластера. Впрочем, до следующего свидания с неприятелем идти пришлось недолго – ближайшая полянка превратилась в новое поле битвы. Каул открыл беспорядочную стрельбу, но панцири вонгов удивительно эффективно отражали лазер. Нападение пяти воинов не настигло Вейдера неожиданностью и он в одиночку принял бой. Термальный детонатор не понадобился – теперь он располагал самым превосходным оружием. Даже после долгих дней тюрьмы, вонги не были ему равными противниками. Разве два года взаперти могут притупить великолепные навыки, когда каждое его грациозное движение было наполнено слиянием с Великой Силой? 

Сперва Ривван не знал, что делать – его неосторожный выстрел мог задеть союзника. Но затем, когда один из воинов, видимо, решил предоставить товарищам самим расправляться с Темным Лордом и бросился к нему, Каул прицелился и удачно поразил вонга в голову. Вейдер уже уничтожил троих из нападавших точными нацеленными взмахами оружия, когда кто-то выбежал сзади из зарослей и сильным ударом амфистаффа расщепил бластер Каула. От толчка Ривван упал на колени. Второй бластер был прицеплен где-то сзади на поясе, куда он в отчаянии никак не мог дотянуться, а вонг победоносно рассматривал человека сверху, занося амфистафф для следующего удара. 

- Не двигайтесь! – голос Вейдера точно приковал его к земле. 

В следующую секунду сверкающее лезвие лайтсейбера пролетело точно над головой Каула, насмерть поразив вонга. С помощью Силы, Вейдер тотчас же призвал оружие обратно. Вскоре и с последним оставшимся страшилой было покончено раз и навсегда. 

- Идемте, Ривван. Люк где-то близко. 

Впереди был овраг, заросший темной высокой травой и заваленный несколькими сломанными деревьями. Спустившись вниз, Вейдер сконцентрировал внимание и, наконец, подошел к огромному стволу, отодвигая тяжелые ветви... 

Люк Скайуокер открыл глаза. Над ним нависала чья-то знакомая угрожающая тень, но совершенно не пугающая своей ослепительной чернотой. Тень того, кого бы он сейчас меньше всего ожидал увидеть. Преодолев ужасную боль в голове, Люк едва слышно произнес:

-Отец...

...Назад

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™