<<  ВОСХОЖДЕНИЕ ПАДШЕГО АНГЕЛА


Незадачливый автор


Глава 4. Гость

Хотя мир в целом двигается вперед, молодежи приходится всякий раз начинать сначала. - И. Гете


Вейдер провел около трех часов в медицинской камере. Неожиданно, его достаточно успешная медитация была прервана ощущением знакомого присутствия в Силе. Люк! Видимо, сын вывел свой корабль из гиперпространства и теперь быстро приближался к Кесселю. Наконец-то. Вейдер ждал визита уже давно и радость увидеть сына захлестнула его.

Люк получил разрешение на посадку и пристроил свой икс-винг в небольшом ангаре. Его встретил уже хорошо знакомый офицер Республики Каул Ривван, веснушчатое лицо и добрые карие глаза которого никак не гармонировали с мрачными скалами планеты-тюрьмы. Он был немного выше Люка ростом и шире в плечах, а на его рыжих волосах нескладно примостилась белая фуражка. Ривван руководил подразделением, несшим службу в том самом небольшом здании, которое было полностью отведено для самого страшного узника на свете. Так, по крайней мере, считали некоторые жители Галактики.

- Командир Скайуокер. Рад видеть.

- Капитан Ривван. Я прилетел сюда навестить Лорда Вейдера.
Уже два года при встрече они разыгрывали один и тот же диалог, как будто Ривван не знал, что командир Скайуокер прилетел не с проверкой, а к отцу.

- Я провожу Вас.

- Ну и погода у Вас, Каул. Кессель – и вместе с тем почти тепло. Во всяком случае, не мороз.

- Такое здесь первый раз – во всяком случае за те два года, которые я здесь служу. Обычно все вокруг очень серое. Как небо, так и здания.

- На Корусканте теперь сезон дождей, так что я не зря приехал, да? - Улыбнулся Люк.

- В таком случае, добро пожаловать на Кессель, командир!

Люк рассмеялся.
- Когда идете в отпуск, Каул? И, пожалуйста, называйте меня Люк, я уже не раз Вам об этом говорил. - Тем не менее, Люк знал, что в следующий визит все повторится заново и Ривван опять обратиться к нему не иначе, как Командир.

- Хорошо, Люк, как скажете. В отпуск уезжаю где-то через три месяца. Честно говоря, давно мечтаю. Вообще, вряд ли я тут протяну еще больше года, наверно, попрошу перевести меня куда-нибудь.

- Здесь неплохо платят, верно?

- Пока никто не сбежал, платят. Кто бы иначе согласился здесь работать? Скучно. Ничего, заработаю еще немного и тогда распрощаюсь с Кесселем навсегда. Здорово было бы служить где-нибудь на родине.

- Скучаете по дому? - Люк уже знал, что Ривван родом из Кореллианского сектора.

- Конечно. В Кореллии все так славно. Как будто вторая столица, ничем не хуже Корусканта. - В его голосе звучала гордость.

- Точно. Правда, я только недавно сам смог там побывать. Мой друг Хэн – тоже кореллианин.

- Откуда Вы сами родом, Люк?

- С Татуина. Вы, наверно, и не знаете такую планету, это во внешних территориях.

- Да нет, знаю! Одна пустыня! Сам не был, но один мой приятель-инженер занялся предпринимательством и поставлял туда оборудование для испарителей. Так что и я в курсе, как татуинские фермеры получают влагу. Вы, наверно, тоже из семьи такого фермера? - Ривван осекся и опустил глаза. За непринужденным разговором он увлекся и сумел забыть, из чьей семьи Люк. - Простите за невежливость, командир. - Но самого Люка это ничуть не смутило.

- Все в порядке, Каул. Да, я был воспитан тетей и дядей, которые были как раз такими фермерами. Кстати, Татуин ненамного лучше Кесселя. Унылая планета. Из развлечений устраивали с друзьями гонки на Т-16. Да, еще там есть хатты – думаю, вы и сами слышали, что это такое.

Они приблизились к двери здания, и Каул открыл его с помощью специального магнитоключа, предварительно набрав пароль. Двое солдат с удивлением смотрели вслед Люку, поднимавшемуся с Каулом на два этажа выше.
- Генерал Скайуокер прибыл с визитом, - сказал Ривван служащим. - Пропустите его в камеру. Когда захотите выйти, Люк, подойдите к двери и мы Вас выпустим через минуту-другую.

Люк почувствовал, как «дверь», состоявшая из нескольких слоев, закрылась за его спиной. Через десять секунд, серая панель перед ним начала раздвигаться и, наконец, он смог войти в камеру.
- Отец!

- Люк! - Вейдер заключил сына в обьятья и почувствовал невероятную теплоту в сердце. Люк посмотрел на своего отца. Вейдер определенно не желал меняться. Маска и длинные темные одежды поверх черной кожи костюма. Зачем ходить в шлеме по камере? Единственное, что отсутствовало – грудной панцирь и защищавшие плечи доспехи, оставленные еще в госпитале на Корусканте. Плащ был брошен на спинку стула.

- Отец, я давно хотел спросить тебя , надеюсь, ты не обидишься.

- О чем?» Вейдер удивленно наклонил голову.

- Скажи, почему ты до сих пор ходишь в маске и шлеме?

- Люк, к счастью, ты не знаешь, что значит носить это двадцать лет. Иначе ты бы понял меня. 

- В принципе, можно изменить конструкцию маски. Ведь фактически тебе нужен только респиратор, зачем закрывать глаза и голову?

- Я хочу остаться таким, какой я есть, - твердо ответил Вейдер.

- Но разве все это не символ страдания и Темной стороны?

- Это еще и символ моей жизни.

Последнее утверждение поразило Люка.
- Но та жизнь уже кончилась вместе с уничтожением Палпатина! Ты можешь опять быть Энакином Скайуокером! Ты ведь больше не Дарт Вейдер!

- Ты ошибаешься, сын. Я именно Дарт Вейдер.

- Только не говори опять, что имя Энакина Скайуокера ничего не значит для тебя!

- Значит многое, сын мой. Ты прав, теперь уже бессмысленно это отрицать. Это имя человека, которого я знал давно и которому было суждено бесследно исчезнуть. Я изменился, сын и никогда не стану тем, кем был более чем двадцать лет назад.

- В тебе опять говорит Темная сторона.

- Она никогда не оставит меня полностью, Люк. - Сын поразился спокойствию, с которым его отец констатировал этот факт. - Но я сделал ошибку, когда пытался обратить тебя. Твой путь – путь Света.

- Отец, я думал, что когда ты спас меня и убил Палпатина, ты перешел на Светлую сторону. Разве ты не можешь чувствовать свет? - Робко произнес Люк.

- Могу. Как Свет, так и Тьму. Но все, что я совершил в жизни, было сделано на Темной стороне.

- Но этот путь ошибочен!

- Сила вела меня именно по этому пути.

- Откуда ты знаешь?

- Я чувствовал это всю жизнь. Но это уже не важно. Мое время ознаменовало эпоху разрушения. Теперь это в прошлом. Ты должен строить.

Разговор оборвался. Люк иногда не мог понять своего отца, в котором одновременно жили раскаяние за преступления и ...нечто подобное гордости за свершенное. Был ли Вейдер живым скоплением противоречий или же логика каких-то его действий просто ускользала от Люка? «Все, что я совершил в жизни». Что имел ввиду его отец? Видимо, ему потребуется время, чтобы узнать это. Несмотря на сближение, несмотря на всевозможные разговоры и дискуссии, Вейдер все еще хранил в себе великое множество тайн. Как ни старался Люк познать своего отца за эти годы, на деле он недалеко ушел в своих исследованиях. Были и такие темы разговоров, которые Люк старательно обходил. Как, например, уничтожение Ордена джедаев. Что это было? Какую роль сыграл в этом его отец? По сравнению с остальными обвинениями, на суде этот вопрос обсуждался крайне мало. Свидетелей не было, а обвиняемый сказал, что ни в коем случае не станет предавать огласке подробности дела и просто признал себя виновным по пункту «роспуск Ордена и уничтожение многих его членов». Последнее обстоятельство настолько устроило присяжных, что никто даже не заинтересовался фразой, брошенной Вейдером «Я считал, что приостановление деятельности Ордена будет полезным для государства». Что на самом деле хотел сказать этим Темный Лорд, осталось загадкой. Теперь можно было только терпеливо ожидать благоприятной ситуации, которая бы позволила Люку узнать о том, что же все-таки случилось на самом деле. В большинстве случаев, его отец не любил вспоминать молодость и намеренно уходил от связанных с этим временем вопросов. Люк пытался покопаться в архивах Старой Республики, но не нашел ничего интересного или каким бы то ни было образом проливающего свет на конфликт джедаев и Империи.

Вейдер решил вывести разговор из тупика.
- Что происходит на Корусканте?

- Мотма заключила договор с Торговой Федерацией.

- Зря. Одной из причин того, почему Старая республика провалилась в ад, было влияние неймодианского руководства на политику. Эту организацию вообще нельзя было восстанавливать.

- Лэндо тоже был против, но что поделать, большая часть Совета проголосовала за договор. Хэн попытался наладить контакты с Союзом контрабандистов.

- Только не говори, что Новая Республика и с ними заключит договор, - в голосе Вейдера спряталась какая-то усмешка.

- Посмотрим. Мон хочет жить со всеми в мире, - немного неуверенно произнес Люк.

- С хаттами тоже?

- С хаттами, наверно, нет. В смысле...за их деятельностью установлен строгий контроль.

- Радостная новость. Я так понимаю, что мирное соглашение с остатками Империи до сих пор не заключено? Впрочем, я, кажется, зря постоянно об этом спрашиваю.

- Не знаю, но Мон как-то...презирает их.

- За что? Только за то, что они были на другой стороне?

- Часть бывших высокопоставленных имперцев декларировала отказ от своих убеждений. Доккан, Шнифт, Аккаладжи. Да ты и сам знаешь об этом.

- Да, помню этих бюрократов и канцелярских крыс. Аккаладжи был хорошим знакомым Таркина. Вместо того, чтобы вести переговоры с людьми, знающими, что такое честь, Мотма поверила перебежчикам.

- Я тоже не испытываю к ним доверия. Особенно после выступления Доккана на суде.

- Аккаладжи не выступил только потому, что побоялся меня. Должно быть, Таркин когда-то поделился слухами. Доккана можно понять – я когда-то прикрыл его теневой бизнес.

- Не в моих силах повлиять на решения Совета. К примеру, Додонна тоже считает, что можно сотрудничать только с теми имперцами, которые сами пришли к нам. – «Он опять все критикует, какие бы я новости не привез», - подумал Люк.

- Что происходит в Вашей армии? Надеюсь, Мадин отказался от своего намерения распустить ее? - несколько едко спросил Вейдер.

- Мадин никогда не собирался распускать ее! Только сократить. Нам не с кем воевать. Зато Акбар создал отличные боевые подразделения на Мон Каламари. Кстати, я завтра буду там, ознакомлюсь с эскадрильями.

- Да, он, похоже, единственный, кто отдает себе отчет в том, что делает.

- Отец, почему ты так скептически относишься к нам?

- Только потому, что любое государство должно иметь сильную армию. Централизованную армию.

- Но нам действительно больше не с кем воевать. Завоевывать мы тоже не собираемся.

- Миролюбивость бывшего Восстания впечатляет. А что, если все-таки придется вести военные действия?

- Но Империя разгромлена!

- Почему обязательно Империя? Империи больше нет. Я когда-то посоветовал тебе обратить внимание на Историю Старой республики.

- Я изучал историю, - упрямо протянул Люк.

- Тогда ты должен знать, почему сепаратисты развязали войну.

- Но за этим всем стоял Палпатин.

- Да, но все беспорядки в Галактике начались исключительно из-за того, что у Старой Республики не было сильной армии.

- А как же армия клонов?

- Ее обнаружили только потом и практически случайно. Если бы сепаратисты были уверены в военной состоятельности республики, они бы не стали демонстрировать мощь своей собственной армии. И при том, из сильной державы никто не хочет уходить. Палпатин лишь подтолкнул их, а затем воспользовался создавшимся положением. Армия клонов помогла, но и ее создание было запланировано Палпатином. Его ум всегда вызывал у меня восхищение. Война сильно ослабила Республику и привела ее к краху.

- Можно подумать, что Палпатин вывел ее из этого краха!

- Фактически, да, именно это и произошло. Народ хотел перемен и получил то, что хотел. С сепаратистами было покончено, а созданная сильная армия навела порядок в Галактике.

- Но это было зло, а не порядок!

- Можешь спросить Мотму, как она сама приветствовала Империю. По крайней мере, с торговой федерацией, грабящей маленькие планеты, было покончено раз и навсегда. Контрабандисты преследовались законом. Если бы Палпатин сумел удержать лучших людей в сенате, сумел бы умеренно наслаждаться властью, вряд ли бы Империя рухнула так скоро.

- Тем не менее, сейчас для Новой Республики нет никакой угрозы. Местные войска остались на многих планетах. Чубакка пытается понемногу организовать вуки.

- Хорошая мысль. Да, жаль, что Империя не использовала вуки, как солдат. Они отказались сотрудничать с нами.

Вейдер опять задумался. «Никакой угрозы». Он еще раз убедился, по какому странному пути идет молодое государство. Вместо того, чтобы пользоваться уже отлаженными механизмами Империи, Новая Республика решила дословно повторить все грубейшие ошибки Старой, причем добиться этого за рекордные сроки. Остатки Имперских войск, после нескольких неудачных диверсий и непродолжительных боев в открытую, приютились где-то во внешних территориях. Год назад военные конфликты почти полностью прекратились. Хотя и сейчас корабли Республики старались не показываться в имперских регионах, целью Совета было изо всех сил демонстрировать свое миролюбие и доказать гражданам, насколько новая власть лучше прежнего режима террора и страха.

- А что происходит с тем странным вторжением, про которое ты рассказывал мне два месяца назад? Удалось что-нибудь узнать?

- Ах да, вот это интересно. Они называются юужань-вонги.

- Я так понимаю, они понемногу завоевывают часть внешних территорий?

- Ни о каком завоевании нет и речи. Вонги пришли из другой Галактики. У них случилась экологическая катастрофа.

- Как могла в целой Галактике случиться экологическая катастрофа? Ты представляешь, что такое целая Галактика?

- Ну не знаю, но они же не зря побежали оттуда.

- И при этом случайно захватили с собой целую армию?

- Да никакая это не армия. И мы узнали о том маленьком конфликте. Жители Кам-Диопны сами начали сражение, а вонгам пришлось защищаться.

- Любое здравомыслящее руководство начнет сражение, если на территорию вторгнутся незваные гости. Я первый раз в жизни слышу, как можно из одной Галактики прыгнуть в другую, - голос Вейдера звучал угрожающе.

- Ты все преувеличиваешь, отец. Делегация Совета Республики уже побывала в том регионе. Генерал Додонна, Ведж, и еще кто-то, не помню точно. Они встретились с премьер-министром Кам-Диопны и его новым заместителем Ном-Анором. Кстати, он теперь представляет их систему на Корусканте. Все в порядке, вонги подписали договор с народом Кам-Диопны. Между прочим, у них интересные и очень развитые технологии.

- Какие именно? Ты видел их сам?

- Кого – вонгов или технологии? Вонгов я видел только на голоизображениях. Вообще страшненькие такие. Типа гуманоидов, только все в шрамах и татуировках. Но Ведж с кем-то из них разговаривал, сказал, что ничего. Про технологии тоже он мне рассказал. Их корабли, как бы это сказать – почти живые. Органический материал, очень...

- Органический материал?

- Ну да, они все себе выращивают путем какой-то биотехнологии. Дроидов у них вообще нет. Ведж говорил, что те вонги, которых он видел, просто отшатнулись от обычного протокольного дроида. И еще удалось узнать, что они очень религиозны, а их народ разделен на касты.

- Чем они вооружены?

- Да я и не знаю, честно говоря. Ведж заметил у нескольких вонгов нечто похожее сразу и на кнут и на змею, но вряд ли это что-то серьезное. По крайней мере, бластеров и лайтсейберов у них точно не было.

- Из того немногого, что я слышал, я делаю следующие выводы. На территорию Галактики вторглись какие-то омерзительные существа, которые уже заняли довольно большой регион. Я прекрасно знаю, что такое Кам-Диопна. Это множество планет более-менее сносного климата, леса, скалы и горы, где можно создать отличные военные базы. Отличные для того, чтобы их искусно скрыть, а затем продвигаться вглубь Галактики. И на фоне всего этого Республика распускает армию?

- Не распускает, а модифицирует. А вонги попросили помощи. Я же говорил, у них катастрофа...

Реакция Вейдера была непонятна Люку. На некоторое время в камере снова воцарилось молчание. Люк всегда радовался, что его отец так активно интересуется происходящим в новом государстве, и с интересом воспринимал критику, но столь враждебное мнение Вейдера относительно оказавшейся в беде незнакомой цивилизации казалось весьма странным. Он вдруг поймал себя на мысли, что находится в камере с человеком, которому когда-то беспрекословно подчинялась вся огромная армия Империи. Неужели Вейдер настолько привык разрушать и уничтожать?

- Люк, я не успел тебе сказать. Я стал ощущать в силе какое-то новое присутствие.

- Когда? Какое присутствие?

- Около двух месяцев назад. Сначала я подумал, что вернулся Палпатин.
При этих словах лоб Люка украсился испариной.

- Нет, это был не он. Палпатина я бы узнал. Но это было темное присутствие. Я не знаю, что это значит. Это...не был обычный ситх. Три недели назад оно стало более четким, оформилось.

- Ты думаешь, что вонги используют Темную сторону?

- Безусловно, нет – если бы целый народ использовал Силу, мы бы с тобой никогда не смогли бы уснуть из-за ночных кошмаров. Нет, это скорее одно существо и какая-то иная Темная сторона. Модифицированная, если так можно сказать.

- Но причем тут вонги?

- Думаю, нам предстоит это узнать. Но мне кажется, эти два обстоятельства неразрывно связаны между собой.

Их разговор продолжался еще долго. Пытаясь переосмыслить сказанное отцом, Люк решил на время оттолкнуть это в глубины подсознания и переключить дискуссию с политического и милитарного профиля на что-то более легкоусваиваемое. Как всегда, область техники стала тем островком в потоке беседы, где существенных разногласий оказалось значительно меньше. Люк привез отцу то, что тот попросил месяц назад - книги, связанные с историей различных систем, а также некоторые медицинские препараты. Через некоторое время его посетило досадное ощущение - прошло уже четыре часа, а согласно тюремному распорядку Кесселя, ни одно посещение не могло быть таким долгим. Люк знал, что злоупотребляет добротой Каула Риввана, который, несмотря на всю строгость Кессельской дисциплины, ни за что не осмелился бы прервать визит генерала Альянса.

Вейдер понял, что опять расстается с сыном на месяц.
- Я еще хотел спросить...как Лея?

- Как всегда. Заседает в Совете, это как раз она предложила ввести строжайший контроль над бизнесом хаттов и послать постоянных наблюдателей на Нал-Хутта и Нар-Шаддаа. Переехали в новую квартиру. Слетали с Хэном в Кореллию, навестили его родственников...

Эти слова обожгли сердце Вейдера больнее молний Палпатина. Да, Лея ни за что не навестила бы своего настоящего отца. Люк с горечью понимал, что отношениям между отцом и дочерью не суждено наладиться и обычно сам никогда не начинал подобных разговоров.

- Тебе уже пора идти. Спасибо, что приехал. Желаю успеха в той миссии на Мон-Каламари. Да прибудет с тобой Сила, сын.

- Да прибудет с тобой Сила, отец. - Люк в очередной раз взглянул на черные линзы зрительных сенсоров, улыбнулся и попытался представить глаза отца.

...Назад

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™