<<  ВОСХОЖДЕНИЕ ПАДШЕГО АНГЕЛА


Незадачливый автор


Глава 20. Сыны солнц

Как басня, так и жизнь ценится не за длину, но за содержание. - Сенека


Только он и его мысли. Целостность одиночества. Командный мостик Экзекьютора. Уверенность в задуманном. Он знает это ощущение. Ощущение того, что он все сделал правильно. Так, как угодно Силе.

Два стандартных часа, отделяющие его от нестерпимого жара Татуинских светил и минимальный личный состав корабля. Люди, как один согласившиеся выполнить опаснейшую миссию и погибнуть за надежду. Он предупредил всех. Впрочем, он никогда и не лгал солдатам. С императорским окружением, моффами и придворными он не стеснялся использовать любые средства для достижения цели. Но не с теми, кто выживал, вместо того, чтобы жить. За двадцать лет имперской службы его приказы и так унесли бесчисленное количество жизней.
Во что верили все эти люди?
Во что верит обычный имперский штурмовик, которого посылают в неравный бой с готовыми умереть идеалистами?
Вот что верит пилот истребителя, на пути которого взвился астероидный поток, а по заданию он должен гнаться за сумасшедшим контрабандистом?
В Империю? Разве государству есть дело до пушечного мяса?
В мир и порядок? Разве смерть станет приятнее, если ее украсить лозунгами?
В святость приказа? Как ни печально, истина, вероятно, обретает на противоположном полюсе воззрений. Распоряжения лучше всего выполняются теми, кто не раздумывает, верить или не верить.
Тогда откуда это добровольное самопожертвование? Они ненавидели его двадцать лет, боялись, жили в страхе гибели от его руки и вдруг выразили готовность уйти в никуда вместе с ним. Естественный отбор существует только в теории. На практике часто погибают именно лучшие из лучших. Чтобы остальные могли продолжить Путь.

Только почему у него самого не хватило смелости признаться сыну в том, что он намеревается сделать? «Нет», - еще раз подтвердил он самому себе, «я сделал все правильно. Пройдет время, и Люк поймет меня».

- Вы не согласны с моим решением, адмирал?

Темный Лорд разобрался в неровном почерке его душевного смятения. Хрусталь внутреннего равновесия грозился разлететься на осколки, не выдержав напряжения властного голоса.

- Нет-нет, милорд. Ваш приказ будет выполнен в точности.
Пиетт почтительно наклонил голову, повернулся и бросился к выходу из личных апартаментов Вейдера.

- Постойте. Возможно, это наш последний разговор. Я с удовольствием выслушаю все ваши соображения, адмирал. И перестаньте дрожать. Вы знаете меня десять лет и вам это к не к лицу.

Пиетт принял строгую военную выправку и тихо спросил:
- К чему этот риск, лорд Вейдер? Почему вы не можете использовать Затмение для операции на Татуине?

- Через несколько часов Затмение начнет атаку орбитальных укреплений вонгов на Корусканте. Адмирал, я не волшебник. Я не обладаю способностью быть в разных местах в одно и то же время.

«Когда-нибудь я стану самым могущественным джедаем!» «Глупость,» - подумал Вейдер. – «У каждого свои пределы. И у жизни каждого тоже свои пределы.»

- Мой приоритет – сохранить жизни оставшихся жителей Корусканта и не дать вонгам изменить орбиту планеты. В ближайшее время они также собираются переместить свой направляющий центр - главный йаммоск. Я не дам этому случиться.

- Милорд, вы уверены, что Экзекьютор сможет подойти к йаммоску на такое расстояние и при этом не расплавится в жаре звезд? Высокотемпературные технологии вонгов...

- Адмирал, я постараюсь сделать это возможным.

- Но наши сводки свидетельствуют, что некоторые корабли вонгов способны поглощать выстрелы турболазерных батарей.

- В крайнем случае мы протараним йаммоск.

Пиетт задумался, и спустя пол-минуты, наконец, поделился своим последним сомнением.
- Но Империя?

- Империя что? Вы знаете мое завещание, адмирал.

- Ваша дочь..., - прошептал изумленный офицер.

- Что, Пиетт? Не бойтесь произносить то, что я понимаю без слов.

- Объединит Империю с Республикой, – выпалил Пиетт.

- Значит, на то воля Силы. Адмирал, чтобы управлять даже таким большим государством, совсем не нужно быть ситхом по примеру Палпатина. Сила характера, ум и хитрость – этого хватит, – Вейдер замолчал. - Я доверяю ее способностям и это моя воля.

- Да пребудет с вами Сила, лорд Вейдер.

Темный Лорд улыбнулся. За двадцать пять лет почти никто так искренне не сочувствовал ему.

- Милорд, Экзекьютор выходит из гиперпространства.

Впереди была разверзнувшаяся пасть ада. Он сделал все, что мог. Последний ситх, мнивший себя властителем двух Галактик – вот ведь амбиции почище палпатиновских - уничтожен. Остатки Империи никогда не будут воевать с Республикой, и военный союз скоро превратится в политическое объединение. Его дочь уже сбросила пеленки наивного идеализма, и в ней начал развиваться его собственный железный характер. Как бы не называлось будущее государство - Империя или Республика, но Галактика получит надежную правительницу.

Его сын...что ж, если кому-то и стоит заняться восстановлением Ордена джедаев, пусть это будет Скайуокер младший.

И Соло. Никогда в жизни он не желал такого бесшабашного родственника. 

- Ваше ситхское доброжелательство пообещало ввести меня в курс дела, что-ли. Ну так я пришел.

- Вы отправитесь сейчас же на стардестройер Затмение и встретитесь с адмиралом Миттаэлем. От него вы получите все инструкции.

- Ясно, как два минока.

- Главное - не предпринимать никакого бессмысленного риска. Вы отвечаете за корабль, за Корускант и, что самое важное – за мою дочь.

- И банте понятно.

- Если с ней что-нибудь случится, я найду вас даже в самой Силе и лично отправлю в преисподнюю, – зашипел Вейдер.

- Спасибо на добром слове.

- Я больше не желаю слышать подобных идиотских шуток.

- Слушай, ваша светлость или как тебя там! Я действительно люблю Лею и клянусь защищать ее любыми способами, даже если ее папаша-ситх в это не верит! – заорал Хэн.

- Благодари Силу, Соло. Если бы я этого не знал, то давно доставил бы тебе таких неприяностей, что карбонит показался бы детской шалостью, – несмотря на словесную угрозу, в голосе Вейдера послышалось удовлетворение.

- А по-другому разговаривать ты не умеешь? Привык всех запугивать?

- Я всего лишь напоминаю. Если Лея пожелает спуститься на Корускант, ты отправишься с ней.

- Естественно. А ты что, сам не собираешься в этом поучаствовать?

- Я буду находиться там, где я нужнее всего.

- Да, я это уже давно заметил. Ну что ж, удачи.

- Да пребудет с тобой Сила, Соло.

Глаза бывалого контрабандиста широко распахнулись. Не кто-нибудь, а сам Темный Лорд благословил его перед сражением.

- Папа!

- «Что?» - Вейдер испытал ощущение, как если бы он рухнул с небес сновидений и больно ударился о жесткую грань действительности. – Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попал?

- Все очень просто. Пиетт передал мне твое письмо. Я случайно увидел, как эти новые тай-истребители «адвансед» перевозили на какой-то корвет и подумал, что один такой мне пригодится. Только что вышел из гиперпространства, назвал старый код, и твой офицер, спросив, не самоубийца ли я, охотно пропустил меня на борт.

Некоторое время Темный Лорд не мог ничего произнести.

- Отец, я прилетел тебе на помощь.

- Я приказываю тебе немедленно покинуть Экзекьютор.

- Ну уж нет. Лучше расскажи, что именно ты собираешься делать. 

- Сын, ты должен сразиться с Шиммрой. Я предвижу это. Именно ты.

- Ты не так давно говорил, что предвидение – нехорошая способность. С Шиммрой справятся остальные. Лея обязательно что-нибудь придумает. В конце концов, взорвут дворец и все, если Шиммра заартачится. За атаку истребителей отвечает Антиллес.

- Люк, это не камни поднимать. Это мое дело.

- Нет, отец, это наше общее дело. Почему ты до сих пор не веришь в мои способности? Мое появление удивило тебя, а это значит, что все десять минут, пока я добирался до мостика, ты совершенно не чувствовал меня, – Люк широко улыбнулся.

Синие глаза, много лет скрытые под линзами, встретились с такими же глазами Люка, и на мгновение Вейдеру показалось, что он более не носит маски. Его недовольство необдуманным поступком сына растворилось в Свете, который излучало лицо юного джедая.

- Хорошо. Ты научился экранировать свое присутствие в Силе.

- Вот видишь. А как остановить перегревание корабля?

- Ты же посещал школу на этом проклятом Татуине?

- Про Силу нам ничего не рассказывали.

- Не сомневаюсь. Дело не в Силе, а в простейших представлениях о естестве природы. Температура определяется всего-лишь потоком частиц плазмы. Ничего более. Теперь понятно?

Корабль неожиданно задрожал.
- Ты будешь чувствовать, что я делаю в Силе. Постарайся делать тоже самое.
- Капитан, как только мы подойдем на допустимое расстояние, откройте огонь из всех носовых турболазерных батарей.

Несмотря на толщину прозрачного стеклообразного материала, мостик Экзекьютора был уже залит светом неумолимо приближающихся солнц. Между звездами располагалось нечто темное, постепенно приобретавшее очертания гигантского эллипсоида. Контрастное сооружение состояло из двенадцати фигур неправильной формы, медленного вращающихся вокруг центрального черного шара.

- Милорд, их корабли абсорбируют наши торпеды. Мы потеряли двадцать процентов щитов. Снаряды могут пробить нашу защиту, – Офицер был чрезвычайно взволнован. Всю свою служебную жизнь он страшился лишь одного - оказаться в положении своего предшественника капитана Нииды и передать Темному Лорду плохие известия. Теперь он не боялся смерти. Он боялся проиграть судьбе.

- Капитан, попробуем пробить центр.

Люк сидел на полу в медитационной джедайской позе и сквозь густой туман, который в данный момент представляло его сознание, вдруг подивился своему отцу. Он сам едва-едва удерживал сосредоточение в Силе, а Вейдер при всем этом еще и отдавал распоряжения. «Размер не имеет значения...какой же это огромный корабль...размер не имеет значения...Мастер Йода, мне так тяжело, где же ты?» Вот если бы Йода и Оби-Ван были здесь...Хотя они, наверно, не согласились бы сотрудничать с Вейдером. С другой стороны, почему? Разве его отец сейчас совершает Зло? Разве титул «Темный Лорд» имеет в данную минуту какое-то значение? Люк представил, что рядом с ним стоят все его учителя, представил себе целую армию джедаев и почувствовал дивное, облегчающее ощущение в душе. Словно кто-то другой переложил на свои плечи его ношу.

- Милорд, мы теряем еще двадцать процентов щитов.

- Продолжайте двигаться по курсу, капитан. Независимо от потерь.

Взглянув на мостик, капитан увидел, как Вейдер преклонил одно колено.
- Капитан, осталось пятьдесят процентов, – доложил один из техников корабля. Но старший офицер вдруг понял, что никакие его рапорты Лорду более не несут смысла. Повернувшись к товарищу, он ободряюще улыбнулся и промолвил:
- Уже не важно. Следите за курсом.

Экзекьютор вздрогнул так, что капитан потерял равновесие и схватился за какую-то настенную трубу.
- Тридцать процентов, о боги...капитан, все приборы зашкаливают...что же это такое..., - прошептал техник.

Люк, открыв глаза и посмотрев на отца, решил подняться и опуститься на колено рядом с ним. Сцепив свои пальцы с пальцами левой руки Вейдера, он едва не застонал от прилива острой головной боли. Давящая громада противоборствовала концентрации. Превозмогая ощущения колоссального давления в артериях, Люк снова сосредоточился и почувствовал, как их удивительный синергизм разлился новым притоком Силы.

Тем временем, черный шар в смотровом окне угрожающе увеличивался. Несмотря на старания обоих форсъюзеров преодолеть гравитацию и не дать кораблю сгореть в адском жару звезд, техники с трудом удерживали курс Экзекьютора, а температура на палубе заметно нарастала.

Внезапно удар дикой мощности сотряс корабль. Нос стардестройера врезался в центр, обрушив целый поток взрывных волн и замедлив движение корабля. Несмотря на ослепляющий свет вокруг, капитан и все техники прильнули к экранам, с трудом передававшим происходящее за корпусом Экзекьютора. Темные спутники разделились. В беспорядочном и все более ускоряющемся движении, словно наперегонки с обломками шара, они ринулись к звездам. Видимо, центральный йаммоск вкупе с ситхскими технологиями «врат ада» как-то уравновешивал гравитацию звезд, а при его исчезновении все части хитрой системы притянулись к татуинским солнцам. Люк открыл глаза. Как будто удалось уничтожить очередную Звезду Смерти, только по какой-то неизвестной для себя причине он сам находится в эпицентре взрыва.

- Все носовые отсеки в огне! – на мостике послышался отчаянный крик кого-то из техников.

Люку показалось, что он больше никогда в жизни не сможет подняться с пола, и, чтобы изгнать это ощущение, он заставил себя вскарабкаться на ноги. Нетвердой поступью, прорываясь сквозь патоку горячего воздуха, он добрался до передней части мостика. Люк уже протянул руку, чтобы прислониться к прозрачной стене, как вдруг Вейдер перехватил его кисть и, тяжело дыша, останавливаясь почти на каждом слове, произнес:
- Твоя рука...сгорит... от прикосновения...к стене.


- Новый стардестройер на орбите, генерал. Только что появился из гиперпространства.

- Я бы скорее сказал «выполз из гиперпространства», – задумчиво произнес Соло, глядя на холоизображение. – Бока расплавились, как у селонианского вареника.

- Лорд Вейдер желает установить контакт с Вами.

- Так это Экзекьютор...ну ничего себе...по носу словно стадо бант пробежало.

При виде голографической фигуры грозного Лорда, на губах Соло заиграла насмешка.
- Ваша светлость, это вы так нарочно корабль поджарили?

- Я требую рапорт о состоянии дел на Затмении, – холодно произнес Вейдер.

- Да все распрекрасно. Чубакка пока ничего не поломал, а мы с адмиралами уже по третьей рюмке лума...

- Соло!

- Флот вонгов уничтожен. В течение часа начнется высадка союзных войск.


Тридцать минут подряд гулкие шаги Темного Лорда сотрясали пустые коридоры когда-то грандиознейшего из Дворцов. Его сын в сопровождении республиканской роты обыскивал нижние этажи. Вонги оказывали безумное сопротивление, и Вейдер был рад за долгое время снова взять в руки меч. Он даже по-мальчишески надеялся первым найти Шиммру.

В конце коридора показался очередной отряд вонгов, и бойцы Эскадрона Смерти открыли огонь. Почему повелитель вонгов выбрал именно Дворец Палпатина? Вейдер подумал, что со временем его последнего визита здесь изменилось почти все. Сначала над зданием потрудились республиканцы, а теперь вонги перестроили его на свой дикий лад. Впрочем, за недолгое время сражения Темный Лорд уже успел убедиться, что некоторые области Корусканта были изуродованы завоевателями до неузнаваемости. И все же, это снова был его Корускант. А не Юужаньтар. Гордая языческая дикарка отдавала украденную славу столицы Галактики, и в израненном облике мегаполиса, под чудовищными наслоениями варварской цивилизации, уже проглядывали черты тысячелетней культуры.

Перед входом в тронный зал Вейдер остановился. Сколько впечатлений! Сколько испытаний! Сколько пережитого!

Двенадцать лет назад он впервые услышал о секретном проекте Звезды Смерти и, будучи привыкшим доверять только интуиции, почувствовал, что начало строительства боевой станции ознаменует закат государства. Зачем тратить ресурсы, когда крохотные восстания подавлялись одним разрушителем?

Через несколько дней, здесь же ему представили моффа Таркина, и, вдоволь наглядевшись на образчик карьеризма, он навсегда возненавидел секретный проект. Формирование Альянса вознесло Таркина в пантеон героев Империи, а Вейдер выслушал немало упреков по поводу своей «недальновидности». И все же, гибель мятежного Альдераана символизировала бессилие государства, а не бесконечную власть и величие. Варварство Империи и блестящая победа Альянса привели в него великое множество союзников. Люди шли отомстить за сине-зеленую мирную планету.

Более шести лет назад, в Тронном Зале, он докладывал об уничтожении Звезды Смерти и на всю жизнь запомнил выражение холодных глаз Палпатина. Год спустя, он рассказывал повелителю о герое Восстания, которого изощренная самоуверенность Императора презрительно нарекла «сыном Скайуокера». Неужели Палпатин вправду думал, что он способен отказаться от сына?

Колонны и статуи, барельефы и гобелены, заставшие расцвет государства и его падение, могли бы поведать о многом. Об императорских интригах, о кознях придворных, о заговорах и предательствах. О том, как некий юноша, сделав выбор и потеряв все, окончательно превратился в безжалостного Темного Лорда ситхов.

Тем не менее, это была неотрицаемая часть его жизни. Вейдер раскрыл дверь, и, приказав штурмовикам не стрелять, включил световой меч и вошел внутрь.

- Повелитель Шиммра. Я, лорд Дарт Вейдер, предоставляю вам право сделать выбор. Вы прикажете войскам прекратить сопротивление и сдаться или последуете в ад за своим господином.

- Ты не мог уничтожить его!

Разглядев «очаровательные» черты приближающегося Шиммры, имперские штурмовики отпрянули на полшага и мысленно решили, что черная маска Вейдера может показаться страшной только младенцу. Вслед за повелителем вонгов выскочила и дюжина его собственных гвардейцев, соревновавшихся друг с другом в степени намеренной изуродованности обликов.

«Если бы Шиммра был форсьюзером», - подумал Темный Лорд, - «это был бы искуснейший из воинов». Вонг вкладывал в удар невероятную физическую мощь. Каждый раз, когда амфистафф приходился по клинку его собственного меча, Вейдер чувствовал, что никакие механические мышцы правой руки, а только сама Сила помогает ему выдерживать натиск врага. Ни о каких хитрых приемах, направленных на то, чтобы выбить оружие из покрытых рубцами конечностей противника, не могло быть и речи. Вейдер изменил тактику, и, нанося удары с невиданной для массивного вонга быстротой, в конце концов, заставил Шиммру отступить вглубь зала. 

Через десять минут ожесточенного боя Шиммра понял, что недооценивал противника, и что его безвременно почивший господин ошибался, когда описал Темного Лорда «неудачником, не сумевшим сохранить власть». Сражение все более рисковало закончиться триумфом языческой силы Вейдера, а не выносливости вонга. Но Шиммра, в отличие от воина в черных доспехах, обладал и другими надеждами. Меч Вейдера уже оцарапал его левое плечо и обещавший стать последним взмах заледенел в пространстве, когда зал содрогнулся от женского голоса.

- Лорд Вейдер, остановитесь!

Довольный Шиммра не побрезговал отскочить от противника, а Вейдер, опустив меч, холодно поинтересовался:
- Что вам угодно, мадам Мотма?

- Я приказываю вам прекратить ваши преступные действия. Мы заключили мир с повелителем Шиммрой.

- Кто это мы?

- Новая Республика. Теперь вонги – наши союзники.

- Сепаратный мир? - презрительно бросил Темный Лорд, повернувшись в сторону Мотмы. - Даже если так, это не мешает мне убить моего врага.

- Вы можете присоединиться к нам.

Это была ложь. Противная, липкая и гадкая.
- Империя никогда не будет союзничать с варварами.

- Кого ты предаешь, Мон? – спросил Риикан, вместе с Додонной неожиданно вышедший из-за огромной колонны.

- Риикан, моя Республика заключила договор с вонгами. Месяц назад.

- Твоя Республика?

- Да. Это наилучший выход.

- Что-то я не помню, чтобы сепаратный договор обсуждался в Совете Республики.

- Мы создаем новый Совет Республики. Генерал, это ваше право - стать его членом или нет. Я не намерена разговаривать с проигравшими.

- В таком случае, именем Республики, мы арестовываем вас, Мон Мотма.

- Вы бредите. За мной армия вонгов.

Как бы в подтверждение слов Главы Совета Республики, гвардейцы Шиммры подошли ближе, угрожая обоим генералам.

- А с нами, в таком случае, имперские штурмовики, – сказал Додонна.

Наблюдая невиданный доселе разлад в стане республиканцев, Вейдер заметил, как в дверях Зала появился белый силуэт Леи, представ на мгновение сошедшим с небес ангелом. Шиммра, в отличие от некоторых своих подданных, никогда не обременял себя кодексами воинской чести, и сразу сообразил, что обещанный шанс настал. Амфистафф, выбрав целью спину противника, пришел в движение и через долю секунды пронзил насквозь его фигуру. Темный рыцарь очень дорого заплатил за незаконченный бой, рухнув на пол зала и прижав руку к ране под сердцем. Последнее, что он узрел закрывающимися глазами, была бегущая к нему Лея и Люка, ринувшийся в атаку с зажженным зеленым мечом.

- Отец! - принцесса опустилась на колени перед потерявшим сознание Вейдером. 

- А ты кто такой, юный язычник?

- Джедай. И сын своего отца, – при этих словах Люк призвал в левую руку лежавший на полу меч Вейдера. Он не видел, как отряд штурмовиков покончил с вонгами. Он не видел, как зал наполнялся разнообразными людьми, замирающими при виде истекающего кровью на полу воина. Он видел только тщетно пытавшегося сбежать врага.

«Сын, ты должен сразиться с Шиммрой. Я предвижу это. Именно ты».

Его отец был прав. К сожалению.

...Назад

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™