<<  ВОСХОЖДЕНИЕ ПАДШЕГО АНГЕЛА


Незадачливый автор


Глава 19. Предвещая непредсказуемое

Память и совесть всегда расходились и будут расходиться в том, следует ли прощать обиды. - Д. Галифакс


«Леди Л. торопится. Дворец Лга-нве. 2000, 1305.27. Без рекламы. Татуировки на выгодных условиях.
Джикс.»

Речь шла о Явине-4. Вейдер не знал, как воспринять сообщение, только что полученное от кореллианского агента. Противнику надо было обладать диковинной смелостью (наглостью?), чтобы желать встретиться на республиканских территориях. Да и поступок принцессы не составлял впечатления продуманности. Чего хотела Лея? Доказать всем, на что она способна ради триумфа? Отдает ли она себе отчет в том, насколько может быть рискованна такая встреча? В ближайшее время на Кореллии должно было состояться совещание союзников в полном составе руководства обеих сторон. Возможно, его опасения обманчивы, и вскоре Лея поведает о своих победоносных планах?

После переговоров, удачных совместных операций и всего остального, что, казалось, должно было сближать людей, отношения с дочерью только царапали и так уже израненную душу. Лея усердно избегала его, отгораживаясь стеной напускного дружелюбия. Может быть, он желал невозможного и навсегда останется для нее лордом Вейдером, олицетворением худших кошмаров прошлого? Если раньше Вейдеру казалось, что они с дочерью достигли безусловных успехов на пути семейного перемирия, миновав порог нескрываемой ненависти, то теперь дело снова застопорилось на следующей эпохальной ступени взаимоотношений - хладнокровном отчуждении.

Вейдер оценил, чего стоило принцессе заключить этот договор с Империей и видел в дочери частицу себя. Лея испытывала к его государству почти прежние чувства, но была согласна пожертвовать личными ощущениями, лишь бы вернуть благоденствие в Галактику. Донельзя знакомо. Более двадцати лет подряд он сам старательно изгонял из себя все по-человечески обыкновенное, то, чему не дано было право находиться в душе служителя Темной стороны. Ради чего? Ради Империи? Или только потому, что с исчезновением единственных родных ему людей в нем умерла и потребность быть в первую очередь человеком, а не ситхом? Он стал затворником собственной души, и едва только фантастические усилия Люка заставили его выбраться наружу, как на два долгих года его заточили в новой тюрьме. И в буквальном смысле этого слова, и в темнице депрессивной тягости. Разве этим республиканцы дали ему шанс на понимание? Несмотря на все случившееся, он шел к Лее, перешагивая через все убеждения и превозмогая свое личное отношение к повстанческой «справедливости». А принцесса не шла к нему как к человеку, она шла к его государству ради своей Республики, отворачивая глаза и не ломая вражду поколений. Это было неправильно.

Должен ли он сделать первый шаг и попробовать поговорить с Леей? Не об Империи, не о вонгах, а о чем-то, что зиждется выше политических целей. В любом случае, Вейдер решил, что как союзник он имеет право узнать побольше о замышляемой принцессиной интриге, а как отец имеет право поучаствовать в таком «неординарном» событии в жизни собственной дочери. Даже если его не ждали на Явине.

- Лорд Вейдер!

- Да, адмирал, – Вейдер развернул кресло в медитационной камере на сто восемьдесят градусов.

- Милорд, зондирование не удалось. Из тысячи дроидов-разведчиков, посланных на Татуин, ни один не прислал ответного сигнала. Мы предполагаем, что они все расплавились в околозвездном пространстве.

- Расплавились или были уничтожены, Пиетт? – требовательно спросил Темный Лорд.

- Возможно и то и другое.

- Возможно? – Вейдер задумался. – На каком расстоянии от разрушителя c ними терялась связь?

- Мы выполним измерения...

- Цифры не интересуют меня, Пиетт. Мне нужно знать, реально ли предположение о том, что зонды расплавились.

Адмирал, не скрывая волнения, смотрел на сжатый кулак Вейдера, пока, наконец, не удостоверился, что если Темный Лорд и злится, то только на вонгов. Комок в горле растаял полностью, когда Вейдер продолжил в менее обвинительном тоне:

- Передайте приказ разрушителю покинуть систему, чтобы не вызывать к себе ненужного интереса. Я уверен, что мы нашли их, – чуть помолчав, он добавил, – адмирал, Экзекьютор в скорейшем порядке отправляется на Явин-4.

- На Явин, милорд?

- На Явин. «Вонги подождут», - подумал Вейдер.


- Значит, вы утверждаете, что некоторая часть вонгов согласна на перемирие?

- Поверьте, этот измученный народ уже устал от войн, навязанных повелителем Шиммрой и Ном-Анором.

Звучало заманчиво.
- Насколько точно вы можете судить об этом?

- Лея – вы позволите называть себя так? – В ответ на кокетливый кивок головы, человек улыбнулся и продолжил, - я хорошо знаю нескольких их военачальников. 

- Но вонги должны уйти с Корусканта!

- Вонги очень религиозны и подчиняются любому желанию властителя. Они не уйдут, пока кто-то, равновеликий Шиммре, не прикажет этого сделать. Мы можем объединить усилия, и вместе свергнуть Шиммру. Глядя на то, насколько удачно в последнее время Республика ведет военные действия, я бы надеялся на положительный исход такой операции.

Лея Органа-Соло приложила все усилия, чтобы не поддаться на лесть.
- Наш успех во многом определяется союзом с имперскими войсками. Я должна посоветоваться с соратниками.

- Конечно, Лея. Должен сообщить, что наиболее прогрессивные из вонгов с большим подозрением и недоверием относятся к Империи. Это диктатура, подобная Шиммре, - с огорчением произнес новоявленный миротворец.

- Империя не представляет сейчас никакой реальной угрозы.

- Боюсь, что два года назад вы так не считали, Лея?

- Времена изменились.

- Возможно, сначала бы стоило заключить мир с военачальником Ца-Вонгом Ла и ему подобными. Но я прошу немного подождать, прежде чем объявлять об этом Империи. Вы ведь сами прекрасно понимаете, что никакие имперские разрушители не способны штурмовать Корускант. А несколько военачальников при вашем согласии и обещании поддержки смогут поднять восстание против Шиммры. 

- Да, это было бы наилучшим исходом.

- Мне нужна только ваша поддержка в Совете Республики. Без вас я не рискну даже придти туда. Меня не воспримут всерьез, а, возможно, посчитают за злоумышленника.

- Я полностью убеждена, что ваше предложение нуждается в самом глубоком рассмотрении. Если мы уже смогли договориться с Империей, почему бы хитростью не расколоть вонгов?

- Вы совершенно правы, принцесса. Вы прирожденный дипломат, как и Ваша прекрасная мать.

- Вы были знакомы с ней? – Лея загорелась энтузиазмом.

- Конечно.

Принцесса была в восторге от своего дивного собеседника. Подобных ему аристократов, то есть людей, благородных не только по происхождению, но и по уму, она встречала лишь в далеком альдераанском детстве. Это был кладезь изысканных манер и самый обходительный человек в общении. Естественно, не мог же плохой человек быть знакомым ее матери!

- Она была одним из самых честных и благородных политиков старой Республики.

- О, я так мало знаю о ней, – вздохнула принцесса.

- Почему бы не рассказать ее дочери и о том, как вы отдали приказ казнить ее?

Лея вздрогнула от фразы и знакомого шума респиратора. Вейдер поднимался по ступенькам небольшого дворца.

- Я ждал тебя, Энакин.

- Тогда вы ждете кого-то другого. Я не Энакин. Будет лучше, Лея, если вы покинете храм и присоединитесь к Соло и Кальриссиану. А мы с графом Дуку обсудим его истинные планы.

- Лорд Вейдер, что вы имеете в виду? Вы, вероятно, ошиблись. Губернатор Ла-Норр предлагает нам мирное решение проблемы.

- Ситхам не известны мирные решения, – холодно произнес Вейдер, держа руки на поясе.

Лея пребывала в совершенном смятении, переводя взгляд с Темного Лорда на благородного седовласого человека. Последний почти завоевал ее доверие за несколько часов, в то время, как Вейдеру понадобилось на это несколько лет, и даже сейчас Лея не знала, доверяет ли она ему полностью. Тем не менее, диалог обоих плащеносителей набирал недюжинные обороты.

- Мне делает честь видеть того, кого Оби-Ван Кеноби считал убитым.

- Тебя он тоже посчитал мертвым. Неужели ты нападешь первым, Энакин? Разве это не противоречит кодексу джедаев?

- Мне не нужен никакой кодекс, чтобы защищать своих детей и свою Галактику.

- Твою Галактику? Она никогда не принадлежала тебе. Ты всегда был рабом у Палпатина.

- Вам видней, граф. Как человеку, который превратил целую цивилизацию вонгов в своих рабов.

- Ты все равно не сможешь убить меня.

- Мы можем проверить ваше последнее утверждение. К тому же, если мне и не удастся это сделать, мои подразделения расстреляют любого вышедшего из этого храма. Кроме меня и принцессы Органы, естественно. Двадцатилетний опыт имперских войск не идет ни в какое сравнение с жалким подобием армии старой Республики. Ваш корабль уже обнаружен моими штурмовиками и уничтожен.

Ни один мускул на лице графа не дрогнул, но Вейдера удовлетворило и небольшого колебания в Силе, свидетельствующего об удивлении. Темный Лорд бесстрастно зажег лайтсейбер. 
- Кстати, граф. Я, лорд Дарт Вейдер, скорее назвал бы это казнью.

Два пламенеющих красных лезвия сошлись на пике ожесточения холодной ярости. Встретились, разделились и снова встретились. За долгое время Вейдер впервые встретил равного соперника, конечно, не считая умышленно уступившего Оби-Вана Кеноби. И этот враг не скрывал отточенных навыков.

Вейдер, держа меч обоими руками, наносил сильные, но безрезультатные удары. Тем не менее, ему все-таки удалось заманить противника за собой на первый этаж дворца, обнадеживающе увеличив расстояние между ними и Леей. К его удивлению, более чем за двадцать пять лет Дуку ничуть не изменился. В отличие от Темного Лорда, он сумел дожить до преклонного возраста, не будучи отягощенным протезами. Или граф вырастил себе клона? Вряд ли. Ни время, ни возраст не было властно над Мастером Силы. В знаниях и умениях истинный воин лишь возрос над самим собой.

- Я уступил тебе место, Энакин. Только поэтому ты стал Темным Лордом. Ты помнишь Джеонозис? Если бы тебя собирались казнить, ты был бы уже мертв. Палпатин устроил испытание, чтобы знать, выдержишь ли ты. Или ты всерьез считал себя героем? 

- Я никогда не считал себя героем. Я всю жизнь делал то, что должен был делать.

- Долг и совесть? Ты так цепляешься за светлую Сторону? Поэтому ты никогда не мог стать ситхским повелителем, как Палпатин. Если ты убъешь меня, то навсегда потеряешь связь со светлой Стороной.

- Я уничтожил многих джедаев. Что для меня значит еще один ситх?

- Ситх? Может быть. Я познал как Темную, так и Светлую сторону великой Силы. В отличие от бывшего раба, из которого не получилось ни джедая, ни ситха.

Что-то не позволяло Вейдеру победить. Что-то мешало внутри, разбавляя концентрацию Силы. Прошлое, которое Темный Лорд отрицал и старался забыть изо всех сил, на самом деле никуда не ушло. Оно было тут же, рядом, пропитанное желанием отомстить. С другой стороны, какой смысл в этом безнадежном порыве взять реванш? Не лучший ли метод избавления от болезненности воспоминаний – порвать саму нитку эмоциональной связи с прошлым? В теперешней жизни у него есть намного более важные дела, чем какая-то глупая месть. 

Вейдер, теперь более отбивая удары, нежели наступая, посмотрел на Лею. Упрямая принцесса вцепилась в поручни лестницы, и, словно зачарованная, следила за битвой двух великих воителей. Он должен защищать свою дочь, своего сына, а не сосредотачиваться на мести.

- Тебе никогда не удастся очистить Галактику от вонгов.

- Я располагаю всей необходимой информацией о двух татуинских солнцах, граф.

- Мои вонги нашли новую систему. Уже через неделю главный йаммоск покинет Татуин и так называемые врата ада откроются там, где ты их никогда не найдешь.

Несмотря на внешнюю невозмутимость противника, сказанное сделало свое дело. Ситх не ожидал раскрытия своей тайны, и вспышка ненависти придала ему сил. Взмах лайтсейбера прошил воздух совсем недалеко от шлема Вейдера.

Темный Лорд пересиливал все ранее ведомые ему барьеры концентрации. Широкий зал старинного дворца пустовал уже сотни лет, и все же, пространство было пересыщено потоками энергий. Сквозь них, Вейдер почувствовал и слабое эхо присутствия своей дочери, словно скрытой за пеленой тумана – настолько мощно было энергетическое поле его противника. Несмотря на угрожающие атаки, которыми его осыпал Дуку, Темный Лорд позволил части своей собственной Силы коснуться разума дочери. Видимо, короткий фрагмент словесной атаки побудил Лею разочароваться, или, по крайней мере, засомневаться в своем собеседнике. Вейдер ощутил тревогу. Тревогу за будущее, за Люка, за Соло. И странную, необычную для самой принцессы тень беспокойства. Лея преодолела что-то внутри, и отдала ему кусочек своей веры, преисполнив новой силой.

«Тебе никогда не удастся это, не удастся то...». Посмотрим. Где-то он уже слышал нечто подобное и умаляющее его возможности. «Если ты сразишь меня, я стану намного сильнее, чем ты можешь себе представить» - так это звучало несколько лет назад. Мастер Кеноби подставился под меч ради спасения Люка. Подставился. Пора было заканчивать и с призраком молодости, и с древними технологиями. В следующий момент Темный Лорд как будто нечаянно подвел край правого плеча под удар графа. Вейдер бессильно упал на колени, выронив лайтсейбер. Победитель занес оружие для последнего удара.

- Как же ты наивен, Энакин! Ты всегда выбирал себе неравных противников.

Именно этого момента удовлетворения, тождественного потере внимания, и ожидал Вейдер. Первое, что он усвоил в обществе Императора, было умение не поддаваться на провокации, второе - умение самому провоцировать, но существовало еще нечто, чему он научился у Палпатина. Он поднял левую руку, неожиданно поразил противника ударом молний Силы, и, в мгновение ока призвав меч, рассек опешившего и потерявшего равновесие врага напополам, надеясь, что Дуку успел услышать ответ:
- Дарт Вейдер никогда не был наивен.

Его жертва окупилась с лихвой. Доспех смягчил удар, и царапина на плече обещала скоро зажить. Пусть хитростью, но враг был уничтожен.

- Лорд Вейдер? – принцесса сбежала по ступенькам и направлялась к нему.

- Ваше высочество, я поражен крайней неразумностью ваших действий. – прошипел в ответ Темный Лорд.

- Этот человек представился губернатором одной из планетарных систем внешних территорий. Он предлагал...

- Перемирие с вонгами.

- Я решила, что такое предложение необходимо хотя бы рассмотреть.

Интересно, его гордая дочь фактически оправдывалась перед ним.
- Неужели республиканцы никогда не поймут, что это в принципе невозможно?

Лея, несколько сконфуженная, замолчала.
- Лорд Вейдер, вы знали этого человека?

- Да. Один хороший знакомый. «Ученик моего бывшего учителя», - с этими словами и мыслями Темный Лорд вышел из старинного здания, и обратившись к имперскому лейтенанту, угрюмо проговорил:
- Сжечь строение.

- Да, милорд.


Кореллия, немного оправившись от потрясений войны, и вновь ощутив себя в кольце безопасности стардестройеров, вспоминала былую привычку никогда не предаваться унынию и благоухать вопреки обстоятельствам. Запланированная встреча невиданных союзников одарила население надеждой, пересиливающей любые опасения.

Для самих союзников этот исторический знак дружелюбия превратился в день беспокойства. По данным ботанской разведки вонги собирались сотворить очередное безумство, невероятность которого затмевала все предыдущие кошмары их достижений. Действительно, что может тягаться с идеей передвинуть Юужаньтар на орбиту ближе к солнцу? Замыслы совместного освобождения Галактической столицы получили огромную дозу ускорения, к сожалению, вызвавшую также и побочный эффект стресса.

- Я считаю, что для уничтожения йаммосков и флота вонгов над Корускантом лучше всего подошел бы суперлазер.

- Лорд Вейдер, неужели вы имеете ввиду создание еще одной Звезды Смерти? – с возмущением в голосе спросила Мотма.

- И не надоело, - тихо сказал Акбар, то ли в ответ Мотме, то ли от негодования речами своего темного союзника.

- Нет, – протяжно ответил Вейдер, вторя каламари в неясности. - Империя располагает первым стардестройером класса Затмение с суперлазером на борту. Его мощность составляет две трети от луча Звезды Смерти. Этого достаточно, чтобы взорвать любой, даже очень большой корабль вонгов.

Находясь в центре того самого зала, где еще недавно Лея призывала республиканцев пожертвовать амбициями, Темный Лорд включил холоизображение летательного аппарата весьма странной конфигурации. Идея Вейдера привосокупила замешательства ко всему ранее услышанному, и размеренная прелюдия тревоги перешла в крещендо лихорадочного возбуждения. 

- Только этого нам еще не хватает, – тихо сказал Хэн сидящему рядом Ландо.

- Интересно, чего этот ситх задумал. Очень уж подозрительно спокойно он это говорит.

- Хорошо быть спокойным, когда носишь маску, – язвительно ответил Соло на замечание Кальриссиана. - Глядишь, после войны с татуированными уродцами придется заново объявлять охоту на суперлазеры. Что-то не радуют меня такие перспективы.

- Принимая во внимание наш военный союз, я предлагаю генералу Соло вступить в командование этим кораблем.

- Слушай, кажется, про тебя говорят, пират, – криво улыбнулся Ландо.

Соло, словно под действием набиравшей скорость цепной реакции мозга, наконец вскочил на ноги:
- Что?!

Вейдер решил выждать несколько минут. Он уже давно задумал такое испытание для Соло. Во-первых, он не забыл событий на Кесселе и прочих удовольствий общения с зятем. Их отношения приобрели характер странного нездорового соперничества, когда оба противника ставили друг друга на место, не всегда выбирая способы. Теперь была его очередь нанести удар. Во-вторых, если кореллианец и впрямь так смел, находчив, умен и технически образован, как его описывал Люк, для него не составит труда принимать решения даже в самом жарком сражении. Если Соло сейчас откажется под любым благовидным предлогом, тем самым он выразит всю свою нелицеприятную сущность беглого жулика. Хотя Вейдер уже давно, где-то в глубине души подозревал, что это не совсем так. А может быть, даже надеялся, что его дочь не слишком сильно ошиблась в выборе спутника жизни. Пусть лучше ошибается он сам. В-третьих, на Затмении должны были находиться адмиралы Пиетт и Миттаэль, с правом контролировать ситуацию и вежливо «заменить» контрабандиста в случае неудачи. Об этом, конечно, Хэн должен был узнать еще совсем нескоро. Сначала сюрприз. Который возымел действие даже на вытаращившего глаза Люка.

- Я готов, – спохватившись, отрапортовал Хэн.

- Я почту за честь ввести вас в курс дела, генерал, – крайне вежливо проговорил Вейдер, тем самым намечая еще одно «приятное» переживание для Хэна. – От вас потребуется всего лишь принимать решения согласно уже разработанной стратегической схеме.

- Польщен доверием, ваша светлость, – Хэн уставился на Вейдера. Для пущей демонстрации уверенности Соло даже приблизился к Темному Лорду, скрестив руки на груди, но тот разглядел след волнения под маской самодовольства.

- Ваше занятное прошлое свидетельствует о наличии такой способности, – Вейдер сделал четкий акцент на слове «прошлое». – Не так ли?

- О, я ценю ваше признание, как и непрекращающееся внимание к своей персоне.

- Зато вам, как генералу Кальриссиану, даже не придется чинить гипердрайв в минуту опасности...

- Когда никакой поганый джава его не ломает, так и чинить не надо, – перебил его Хэн.

- Только отдавать приказы и, разумеется, нести ответственность за них, – невозмутимо продолжил Вейдер. - Это, конечно, несколько трудней, чем избавляться от нелегальной партии спайса при виде патрулей.

- Надеюсь, не намного трудней, чем было хорошенько наподдать по одному имперскому истребителю в шахте Звезды Смерти?

- Не сомневаюсь, что вонги оценят ваше чувство юмора в чрезвычайной ситуации.

- Если в этой ситховой ситуации никто не будет пыхтеть мне в спину, я разберусь.

- Соло, я уже сказал, что передаю корабль целиком под ваше командование. У меня отсутствует желание кого-либо опекать.

- При таком делах, я, естественно, возьму с собой Чубакку.

- В качестве группы поддержки?

Хэн хотел ответить что-то на тему скуки и партии в сабакк, но Лея прекратила этот бессмысленный спектакль.
- Пожалуйста, Хэн, перестань! Я отправляюсь с тобой.

«Принцесса на борту имперского разрушителя. Мило, как всегда».

...Назад

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™