<<  ВОСХОЖДЕНИЕ ПАДШЕГО АНГЕЛА


Незадачливый автор


Глава 15. Живые тени Коррибана

Все любят разгадывать других, но никто не любит быть разгаданным. - Ф. Ларошфуко


- Милорд, ваш сын только что прибыл на республиканском грузовом корабле в ангар SQ-4. – доложил капитан Экзекьютора. Вейдер был слегка удивлен, что Люк избрал такую странную машину для странствий. Неужто в Республике перевелись икс-винги?

- С ним прилетел еще один молодой человек.

- Спасибо. Проводите их в мои апартаменты. «Кого это привез Люк? Соло? Только его мне здесь не хватало», – мысль о том, что на Экзекьюторе появился наглый кореллианец, готовый в любую минуту пальнуть из бластера, доставила Вейдеру дискомфорт. - «Неужели вуки тоже взяли?»


Люк видел Экзекьютор только один раз в жизни и при таких обстоятельствах, которые он уже не раз пытался захоронить в самом глубоком склепе воспоминаний. Более трех лет назад он отчаянно ловил последние мгновения свободы, бессильно следя за тем, как флагман затягивает Тысячелетний Сокол в нору хищника. Беспинский кошмар еще очень долго преследовал Люка, принуждая вновь и вновь возвращаться к пережитому. Каждое слово, произнесенное Вейдером, навсегда вьелось в память, как и каждый его жест, шаг, удар, блок; ослепляющая боль от потери руки. И рокот ада, молвящий: «Я твой отец.» Никто не знал, какие внутренние муки возвели его на иную ступень восприятия. Заставили перерасти самого себя. Осознать, что Вейдер действительно сохранил ему жизнь. Почувствовать то, что было скрыто для остальной Галактики. Увериться, что в его демоническом отце оставалось добро, как будто не благодаря Светлой стороне силы, а вопреки ей.

Наперекор Темной стороне силы, Люк вышел победителем из поражения. Сознание не смирилось с правдой, но приняло ее всю, преобразовав испытанное в своем алхимическом горне и получив единственное правильное решение. «Я не могу убить собственного отца!» Мощность ответа превзошла разрушительность судьбоносного откровения, рассеяла Тьму в Свете и зажгла Свет во Тьме.

И теперь, за плотной сетью треугольников Имперских разрушителей, перед Люком опять вырисовывался тот самый беспощадный Палач, призванный казнить и устрашать. Его и его братьев-повстанцев. Все более становилось осязаемым знакомое присутствие. Но Экзекьютор более не охотится за ним, и приближение не таит в себе опасности. Он не просто верит в это, а знает. В Силе нет слепой веры, в Силе есть знание и ощущение. Ощущение того, что здесь нет злейшего врага. Здесь только его отец.

Ривван не испытывал и тысячной доли переживаний Люка. Для него Экзекьютор был невиданным кораблем, внушающим одновременно и ужас, и восхищение перед боевой мощью. Навстречу путешественникам вышел имперский военнослужащий, учтиво склонивший голову в знак приветствия и представившийся капитаном разрушителя. Люк задумался о том, какая это, должно быть, сложнейшая и ответственнейшая работа руководить такой громадиной. Внутренность Экзекьютора заставила еще раз оценить гигантские размеры летательного аппарата. В ангаре, где они высадились, без труда поместилось бы несколько корветов.

Капитан повел их дальше, с неожиданным для имперца дружелюбием объясняя назначение того или иного помещения. Один ангар сменился другим, зал за залом, коридор за коридором они постигали «вражеские» укрепления. В одном из помещений, заставленным какими-то приборами, к Люку подошел человек среднего роста с нашивками адмирала:

- Командир Скайуокер, рад вас видеть. Адмирал Пиетт, к вашим услугам.

- Рад познакомиться, адмирал.

Люк чувствовал скользящие по себе взгляды стоявших рядом с Пиеттом техников и офицеров. Вот что значит быть в стане врага или, по крайней мере, бывшего противника. «Какое странное ощущение, когда тебя исподтишка разглядывают», - подумал он. «Естественно, теперь все имперцы в курсе, что генерал Республики еще и сын Вейдера. Нет, даже не это главное. Я же взорвал Звезду Смерти». Для повстанцев это было победой, а кем его считали в Империи? И не в какой-то там безнадежно далекой Империи, а здесь, на Экзекьюторе. Здесь он прослыл врагом государства? Подобно тому, как его отец нажил себе славу военного преступника в Республике. «Занятная аналогия семейного сходства», - решил Люк.

- А вот тут двумя этажами ниже начинаются помещения, предназначенные Эскадрону Смерти, – произносил в эту минуту капитан. Ангары AT/AT, AT/ST и другой техники.

- Я даже видел их в действии! – сказал Люк. – «Лучше не буду рассказывать, как на Хоте я уничтожил такую машину».

- Вы можете осмотреть их позже, если пожелаете. Боюсь, сейчас ваш отец ждет вас.

Через двадцать минут после посадки корабля перед Вейдером предстали его сын и никто иной, как его бывший кессельский надзиратель. Пригласив их расположиться в маленьком зале совещаний и выслушав отчет о приключениях, он промолвил:
- Значит, Ривван, я нанес серьезный ущерб вашей репутации добропорядочного республиканца?

Какого ответа ждал от него Вейдер в тишине, рассыпающейся комками неловкости? Он сделал свой выбор, и сам должен отвечать. Решив сотворить из ничего какую-нибудь вежливую, пусть и бессмысленную фразу, Ривван успел произнести:

- Лорд Вейдер, я вовсе...

- Ривван, чтобы обо мне не говорили ваши мятежные компаньоны, я все же умею быть благодарным. Вы помогли мне спасти сына, я могу помочь вам сделать карьеру в имперских войсках.

Каул был ошеломлен предложением, но заметил, что и сидевший рядом знакомый джедай отреагировал ничуть не лучше.

- Я не могу пойти на это. Я всю жизнь служил Альянсу, а потом Республике.

- Наверно, вы сами не раз задумывались, почему вы служили именно Альянсу.

- Я считал своим долгом внести вклад в борьбу за свободу, – Ривван удивился, как он вообще смог выговорить такие слова в присутствии человека, который пресекал все попытки этой пресловутой борьбы за свободу.

- Разве имперская армия не освобождает Галактику от вонгов? Разве теперь у нас иные цели?

Темный Лорд терпеливо ждал ответа, а Ривван не знал, что ответить. Вроде бы Вейдер был прав.

- Я вовсе не подстрекаю вас к борьбе против Республики или предательству ваших идеалов. До своей благородной службы на Кесселе вы были в наземных войсках или во флоте?

- Я начинал на икс-вингах, но пилот из меня никакой, и в конце войны я переквалифицировался в командира отряда республиканских коммандос. Потом меня повысили в звании, а на Корусканте создавалось специальное подразделение для охраны...хм...

- В сражении на Кам-Диопне мы потеряли двоих командиров в Эскадроне Смерти. Естественно, вам сначала придется многому учиться, так как имперская техника и наше стандартное вооружение отличаются от республиканских. Это очень престижный вид войск. Вы будете служить под командой генерала Виирса.

- Но я ... бывший повстанец. Как меня воспримут имперские офицеры?

- Как человека, которому доверяет главнокомандующий имперскими войсками. У вас будет масса времени в полете на Коррибан, чтобы обдумать это, – уверенно подытожил Вейдер. Сказанное Ривваном удостоверило его, что зерно искушения посеяно. Почему бы не перетянуть на свою сторону порядочного человека из Республики?

- В полете куда? – подключился Люк.

- На Коррибан, - Вейдер повернул голову в его сторону.

- Так это правда? Эта жуткая планета существует? - воскликнул Люк, озадаченный невеселыми мыслями об ужасных ситхских храмах.

- Эта планета существует. Какой хатт сказал тебе, что она жуткая? - в голосе его отца послышалось удивление.

- Не помню, где-то слышал.

- К твоему сведению, сын, Коррибан – одна из самых красивых планет, которые мне довелось увидеть. А я видел многое. Впрочем, скоро ты сам будешь иметь возможность убедиться.

- А как же жертвоприношения? Это правда, что неподходящих учеников ситхи сбрасывали в подвал с крысами и они съедали их живьем?

- Какая впечатляющая история. Люк, представление о планете можно получить, лишь посетив ее, а не слушая рассказы посетителей кантин. Теперь о деле. Я изучил ряд манускриптов и нашел два древних пророчества, которые очень похожи друг на друга, – при этих словах Вейдер, не вставая с кресла, с помощью Силы перебросил сыну датапад. Люк поймал его и прочитал вслух записанное:
- Придет время, когда неверующие воины устремятся в мир из далекой бездны, неся с собой страх и боль. Адовы врата откроются и воины страха принесут с собой разрушение. Ну и что это значит? Я понимаю, что воинов можно ассоциировать с вонгами.

- Люк, я не знаю, что такое врата ада. Никаких таких ворот на Коррибане нет. Более чем вероятно, что это аллегория. Древние ситхи не боялись экспериментировать и изобрели множество малопонятных нам вещей. Некоторые исследования были настолько опасны, что соответствующие артефакты и описания были впоследствии уничтожены другими ситхами. Не говоря уже о джедаях. Орден потратил столетия, чтобы изжить это наследие.

- Я должен искать какие-нибудь рукописи?

- Там нет библиотек. Коррибан аккумулировал знания во фресках, барельефах и других настенных изображениях. Я могу показать тебе несколько холоизображений, чтобы ты имел представление, но их количество беспредельно.

- Приятная перспектива.

- Сила всегда будет с тобой в твоих поисках. Самой легенде восемь тысяч лет, но так называемые врата могли быть придуманы и ранее. Ищи все, что могло бы напоминать о вонгах, о другой Галактике, о далекой бездне.

Люк с трудом представлял, как можно нарисовать далекую бездну.

- Я дам тебе все имеющиеся материалы и карты Коррибана. Там есть множество помещений, вход в которые открывается только с помощью Силы.

Но Люк уже не слушал Вейдера. Его сознание внезапно начало протестовать. Это храмы ситхов, храмы Тьмы!

- Разве я, как джедай, могу посещать храмы ситхов? Я предаю Светлую сторону Силы!

Вейдер понял бунт в душе сына и принялся за свою обязанность подавлять восстания, избрав сарказм своим оружием:
- Неужели экскурсия по древних музеям может послужить достаточной угрозой или искушением для джедая, чтобы перейти на Темную Сторону?

Люк не отвечал.

- В свою бытность верховным канцлером Палпатин не раз посещал действующий Храм джедаев. Мне никогда не приходила в голову идея спросить покойного Императора, боялся ли он при этом перейти на Светлую Сторону. – сарказм перешел в относительно незлую усмешку, настолько незлую, насколько это было возможно для Темного Лорда. Кажется, Вейдеру самому стало смешно.

- Я и не боюсь! Джедаи бывали в этих святилищах?

- Я их там не видел. Безусловно, старый Орден запретил бы тебе такую поездку.

Сказанное не придало Люку уверенности в себе.

- Сын, в рамках тех традиций ты уже совершил преступление, разговаривая со мной.

Скайуокер младший вдруг словно вспомнил, кто его отец:
- Скажи, зачем ты посещал Коррибан? Там проводились какие-то обряды?

- Там уже почти семь тысяч лет не проводятся обряды. Прежде всего, это культурное наследие древних цивилизаций. Кстати, шесть лет назад, когда мои агенты собирали данные о тебе, я получил одну интересную холозапись с Явина. Тебе вручили медаль за уничтожение Звезды Смерти. Ты знаешь, где проводилась эта церемония?

- Какой-то древний...храм. Этого не может быть! Это храм ситхов?

- Естественно.

Последние сгустившиеся тучи тревог начали понемножку рассеиваться, но Люк еще помолчал перед тем, как вынести свой окончательный вердикт и улыбнуться:
- Хорошо. Это далеко? На Кореллии мне пришлось взять первую попавшуюся развалюху вместо корабля, некогда было выбирать. Здорово, что мы вообще долетели.

- Мне уже доложили о превосходном пополнении мусорного отсека Экзекьютора. Да, это очень далеко. Я дам тебе разрушитель класса Император.

С удовлетворением наблюдая за тем, как его сын широко раскрывает глаза от изумления, Вейдер добавил:

- Для защиты, а не для безрассудного нападения на вонгов. Хотя я уверен, что их нет на Коррибане. По планете удобнее всего передвигаться с помощью ламбда-шаттла. Ты, кажется, неплохо осведомлен о таком летательном аппарате?

Люк понял, что имел в ввиду Вейдер, вспомнив свои Эндорские приключения.

- Как поживает Борск Фейлиа? Я слышал, его милый племянник теперь обитает на Кесселе.

- Мне показалось, он был искренне огорчен предательством Огрины.

- Что не заставило его подать в отставку.

- Скандал быстро замяли. Да и Огрина так ничего нам и не рассказал на допросе. Вообще ничего. Так что я сразу догадался, чья эта работа. Вот этот твой Джикс мог бы поменьше попадаться мне на глаза.

Вместо ответа из-под маски Вейдера вырвалось нечто, похожее на смех.


За неделю гиперпространственной скуки Люк успел добросовестно изучить все материалы о Коррибане. Порой казалось, что стардестройер «Мститель» скучал с ним в унисон, ибо безукоризненная, но однообразная работа гигантского живого механизма, составлявшего экипаж, наводила как раз на подобные мысли. Долгий полет так надоел джедаю, что ему уже не терпелось окунуться с головой в ситхские премудрости. 

- Я хотел спросить вашего мнения, Люк, – раздался голос Риввана. Что ж, Люк уже давно ожидал этого вопроса. - Я сам не принял пока окончательного решения. 

Кого он хотел обмануть? Себя? В случае с Люком такой трюк не срабатывал. Скайуокер сразу понял, в какую сторону дует ветер, заметив, что Ривван потихоньку интересуется имперской техникой и беседует с офицерами. Но Люк чувствовал, что для бывшего капитана Республики было важно именно его мнение. Почему? Он еще не мудрый старец, чтобы наделять общество своими поучениями. Тем не менее, от него ждали совета. И Люк принял эту роль, подбодрив компаньона не слишком заумной для джедая фразой «конечно, трудно вот так взять и изменить привычный ход жизни, но иногда приходится». Предложение Вейдера казалось достаточно обоснованным. Ривван оказал ему и его отцу огромную услугу, жаль, только, что это благородство не укладывалось в тесноватые рамки республиканских законов.

- Командир Скайуокер, мы покинули гиперпространство, – доложил капитан ИЗР по комм-линку.

Почему они отчитываются перед ним? Он же не более, чем пассажир. Так приказал его отец? Странно. Люк решил посетить мостик, чтобы поскорее увидеть долгожданную планету, ради которой он запер себя в чреве разрушителя. С дивизией штурмовиков. Воспоминания о том, как Люк считал врагом любого имперца, были еще очень свежи в памяти. Когда при виде белой брони подсознание било в набат и сам собой выскакивал бластер или лайтсейбер. Зато теперь он вместе с ними завтракает, обедает, ужинает, не только обсуждает подробности предстоящей вылазки, но иногда даже разговаривает, стараясь казаться непринужденным. А еще совсем недавно Люк бы сто раз подумал, прежде чем отправиться куда-нибудь в компании пятнадцати штурмовиков и трех офицеров – а именно такой состав экспедиции запланировал для него Вейдер.

Вот он, Коррибан, сердце Тьмы и таинственная ложа ситхов. Если Татуин казался из космоса желтым пыльным шариком, который хотелось пнуть ногой, Хот приглашал поиграть в снежки, а Эндор завораживал густотой сине-зеленых красок, то Коррибан не был похож ни на одну ранее виденную планету. Небесное тело источало почти все цвета радуги, правда, с явным преобладанием темных оттенков. Казалось, что луч голубого солнца, ударяясь о поверхность черной сферы, выбивал из нее разнообразные искры. Люк заметил, что уже полчаса таращится на экран перед собой.

- Разрушитель занял свою позицию на орбите, командир Скайуокер. Я распорядился выслать дроидов-разведчиков, - опять докладывал капитан ИЗР.

Люк хотел спросить, зачем, но тут же остановил себя. Надо отдать должное ответственности имперцев. Сам бы он уже очертя голову бросился на поиски приключений. 

- Мы рассчитываем получить первичные результаты через пять-шесть часов.

- Спасибо, капитан. «Ну вот, придется ждать еще полдня.»

Как и обещал офицер, через несколько часов Люк уже сидел рядом с капитаном ламбда-шаттла, стараясь не пропустить ничего из новых впечатлений. Холмы бронзового и красного песка перемежались коричневым рельефом огромных камней. Опустошенная местность становилась все темней и темней, пока, наконец, не переросла в лес. Путь пролегал над возвышенностями, и Люк решил, что никогда не видел настолько высоких гор, разрывающих облака остроконечными вершинами. Капитан был не против поделиться властью над благополучием шаттла с джедаем, и вскоре его усилиями они миновали «рифы». Достигнув небольшой долины в кольце суровых скал-стражников, Люк понял, что его необычная миссия должна вот-вот начаться.

- Начнем с храма Смерти, хорошо? – дружелюбно обратился Люк к остальным.

- Да, командир, – ответил ему капитан Ли-Бриллах, очень четко и практически без эмоций.

Люк направил шаги к строению, немного озадаченный странной реакцией спутников. Он представил на их месте Хэна, Веджа, пилотов Разбойной Эскадрильи. Сколько разговоров возникло бы только из-за одного названия святилища? А здесь и штурмовики, и офицеры шли как будто на ежедневную службу, а не в мрачнейший ситхский храм. Или это он сам стесняет их своим присутствием?

Первое впечатление на пути Люка оказалось сверху почти полностью заросшим зеленью и мхом, так, что его трапецоидная форма была еле-еле различима. Тяжеленная плита у входа отодвинулась по воле Силы. Люк не любил такие всенародные демонстрации «фокусов». Он почувствовал, что по отряду пробежала волна удивления, быстро сменившаяся ощущением того, что все так и должно быть. Значит, они действительно видели в нем прежде всего сына Темного Лорда. Размышляя о том, плохо это или хорошо в данной ситуации, джедай проскользнул внутрь.

Великолепный широкий коридор, стены которого были отделаны каким-то темно-серым, гладким и скользким камнем, закончился еще двумя скрещенными черными плитами. Преодолев и это препятствие, странники попали в огромный зал, растянувшийся на несколько этажей в высоту. Серые гробницы, хоть и украшенные искусными барельефами из красных и черных камней, не производили сколь-либо жизнерадостного впечатления. Люк не понимал языка надписей, всезнайки C3PO рядом не было, и тайны иероглифов остались неразгаданными. Изображенные на стенах темные фигуры были похожи на кого угодно, но только не на вонгов. Тем не менее, Ривван, офицеры и штурмовики с великим трудолюбием принялись за работу, успев за восемь часов облазить с холокамерами все закоулки храма. 

«Эти существа мнили себя полубогами, желали завоевать Вселенную, и вот все, что осталось от них – унылые камни». Внезапный звонкий шум нарушил философские раздумья. Один штурмовик умудрился зацепить круглый прозрачный шар, который упал со стойки и разлетелся на тысячу осколков. Люк был готов поклясться, что точно слышал, как в это мгновение кто-то застонал. Он сиюминутно активировал лайтсейбер, ожидая нападения какого-нибудь многострадального духа, потревоженного в своей усыпальнице. Видимо, и остальным стало не по себе, так как почти одновременно с джедаем десяток присутствующих выхватили бластеры. Но ничего не случилось, и Люк, немного смущенный своей реакцией, вместо нотации ободряюще улыбнулся неуклюжему солдату. «Как же хорошо иметь дело с сыном Вейдера, а не с ним самим», - с облегчением подумал штурмовик.

Никаких свидетельств о татуированных воинах не преподнесли и три храма, построенные более высоко в горах. Как и Храм Смерти, они были спрятаны под деревьями и кустарниками, взгромоздившимися на принесенной ветром почве. Люк все время изнывал ожиданием. Это же легендарный Коррибан, что-нибудь непременно должно произойти! С разочарованием пришлось отметить, что Вейдер был прав, когда присвоил их пилигримству умаляющее имя «экскурсия». Планета Ордена ситхов совершенно не походила на тот капкан для легкомысленных джедаев, которого так ждал Люк. Семь тысяч лет забвения сказали свое и почти полностью растворили столпы первозданной Тьмы. Неукротимая природа наступала на пятки когда-то грозным святилищам, поглощая их каменные своды под своими собственными сооружениями.

Спустя два дня, Люк принял решение оставить этот регион и лететь к следующему комплексу. Но то ли Тьма решила все-таки продемонстрировать свое настоящее могущество, чтобы выдворить незваного джедая из уютных катакомб, то ли просто погода Коррибана творила чудеса на диво гостям, но едва шаттл успел подняться в небо, разыгрался настоящий шторм. Голубой гигант пустился наутек от угрюмых туч, даже не пытаясь их разогнать. Пришлось вести корабль «наощупь по Силе» и в срочном порядке плюхнуться на ближайшую более-менее гладкую поверхность.

- Надо подождать конца этого светопреставления, – сказал Люк

Хотя горы и находились достаточно далеко, никто не чувствовал себя в безопасности и, вероятно, это несколько оживило отряд.

- Я родился в Центре Империи и привык к дождям и грозам, но ничего подобного раньше не видел, – удивился Ли-Бриллах.

- Кстати, в правительственных районах грозы никогда не было, – ответил другой офицер.

- Почему?

- Мой брат работал в метеорологической спецслужбе. В прямом смысле делали погоду по заказу. Как ты думаешь, отнесся бы Император, если молния стукнула бы в его дворец?

Слушая разговор имперцев и вспоминая свое недолгое знакомство с Палпатином, Люк подумал, что ситх, наверно, в ответ мог бы сам запустить молнию ничуть не хуже натуральной. Между тем, коррибанская мистерия набирала обороты. Копья вершин содрогались от синих разрядов, отвечая небесам свирепым грохотом камнепада. Планета был богата взрывчатыми ископаемыми, и гроза с изощренным наслаждением зажигала красное пламя на фоне черных гор. Люк решил, что именно таким символическим представлением планета и привлекла поклоняющуюся Тьме древнюю цивилизацию. Коррибан не был ни адом, ни раем. Дикие красоты веяли не просто суровостью, а редкостной, врожденной агрессивностью, с гордостью показывая все неприглядные черты характера. Или это служило своеобразным предупреждением расплодившимся здесь ситхам? Но, с другой стороны, кто иной возжелал бы искать пристанища в здешних далях, кроме форсъюзера, одержимого мечтой доказать свое право сильного? Словно отражая мысли Люка, буря оторвала от скалы какое-то несчастное дерево и поволокла его вниз, размахивая догорающим обломком, как световым мечом. Он отдал воображению все бразды правления разумом и увидел, как огненные отблески приобретают причудливые очертания, похожие то на голову оскаленной оранжевой вампы, то на дергающего хвостом гигантского хатта, то на расправляющего крылья дракона.

Шторм утих только через два часа. Небо расчистилось также внезапно, как и затянулось тучами, словно убрав декорации со сцены и оповещая зрителей о конце грандиозного зрелища. Правда, последние все еще не могли придти в себя и долго, словно зачарованные, смотрели на расстилающуюся сверху белизну. Выйдя с Ривваном и двумя офицерами наружу, Люк увидел, что посадил корабль вблизи леса. Искушение поглазеть на иссиня-черные заросли изнутри было велико, но он удержался от приступа любопытства. Во-первых, у него была цель. Во-вторых, Вейдер предупредил его о том, что некоторые представители фауны Коррибана будут пострашнее вонгов.

Вспыльчивые коррибанские боги, видимо, сами устали от своей злобы, и в течение непродолжительного полета шаттла не тревожили небеса новыми вспышками ярости. Вдали показались еще более неприступные горы, а на холокартах показалась очень досадная ошибка.

- Командир Скайуокер, отряд не нашел никаких строений среди скал, – доложил лейтенант в белой броне.

- А ведь этот храм Тьмы, наверно, не маленький, – задумчиво произнес Ривван.

- Самый величественнейший из всех, созданных ситхами! Но здесь нет ни деревьев, ни лесов, не понимаю, где они его спрятали, – расстроенно протянул Люк. – Местоположение совпадает с вон той скалой. Ерунда какая-то получается.

- А координаты?

- Один ситх...Стой! Я понял! – молот озарения ударил по черепу. Наверняка, Вейдер построил свой замок на Вьюне по образу и подобию коррибанских строений. Святилище действительно было на месте исключительно высокого и острого пика в середине горной гряды, вернее, внутри скалы.

На радостях Люк решил сразу пробраться вверх по лестницам, чтобы оценить пропорциональность работы и высоты строения. Путь казался бесконечным, а души древних ситхов, вероятно, второй раз переживали смерть – на сей раз от хохота, потешаясь над самонадеянностью джедая и отвечая на каждую покоренную лестницу следующим рядом ступенек. На тридцать пятом этаже Люк послал несколько мысленных проклятий в адрес несносных строителей, и, окончательно истощив себя, прислонился к стене. В храме Смерти он насчитал девять этажей, все в согласии с девятеричной системой исчисления древних строителей. Неужели ему придется обойти восемьдесят один этаж? Вот этого Вейдер не соблаговолил сообщить! Если раньше он задавался вопросом, так ли уж его отец далек от Светлой стороны, эта хитрость, по мнению Люка граничащая с подлостью, расставила все крючки над иероглифами доказательств. Ему и в голову не пришло, что Темный Лорд просто решил обезопасить себя от типичного скайуокерского нытья.

Люк спустился вниз, тогда как его спутники начинали медленный путь наверх. Каждый этаж был непохож на предыдущий ни оформлением стен, ни размерами. Если первый и второй этажи смогли бы вместить пару шаттлов друг на другом, то третий оказался довольно низким («Чубакке пришлось бы чуть согнуться»). На удивление экспедиции, здесь не было ни одной истлевшей вещи. Все внутреннее убранство было выделано из шлифованных камней или металла. Пусть ситхи и исчезли во тьме небытия, но их храм мог простоять еще десять тысяч лет. Закрепленные на стенах прозрачные полусферы, очевидно, работали по принципу солнечных батарей, не давая залам утонуть во тьме. С четвертого этажа начался нескончаемый поток тех самых знаменитых цветных фресок, о которых Люку рассказывал Вейдер. Пристальный просмотр восемнадцати галерей так и не раскрыл деталей появления вонгов в Галактике. Как говорится, один ситх знал, о чем повествовали настенные шедевры. Впрочем, Люк уже свыкся с единственной утешавшей его идеей - засыпать своего отца холоснимками в надежде, что Темный Лорд разберется.

Следующие два дня ушли на разглядывание изображений, по-видимому посвященных разумной жизни вместе с населявшими Галактику существами. Так и не найдя на них характерных татуировок, Люк почувствовал себя сидящим в луже разочарования. Ум отвлекался на любые мелочи. Вдобавок, какой-то неясный проблеск заставил Силу на мгновение задрожать и тут же исчез. Люк приписал это своей усталости и обманчивости ситхского храма.

- Командир Скайуокер, сегодня мы успеем осмотреть еще один этаж, – произнес Ли-Бриллах.

«Интересно, а смог бы AT/ST забраться вверх по такой лестнице?» - думал в этот момент Люк, глядя на размеренную поступь штурмовиков. Заметив, что вопрос был обращен к нему, он спохватился и ответил:
- Не стоит. По-моему, все и так уже устали.


Ночное небо сверкало великолепным сиянием беспорядочно рассыпанных драгоценностей. Где-то там блестела надменная звезда его неудачи и беспокойно металась комета отчаяния, вероятно, все еще в поисках проклятой Галактики вонгов. Снова показалось, что ровное поле Силы вздрогнуло под действием незнакомого присутствия. Померещилось? Тьма проснулась ночью и искушает джедая? Решившись спросить ночного гостеприимства в храме Тьмы, Люк добрел до двадцать первого этажа, улавливая малейшие колебания Силы. Постепенно уверившись, что он действительно тут не один, Люк решил поискать неведомое на следующем этаже.

- Я приветствую тебя, джедай Скайоукер.

Услышав тонкий голос, видимо, принадлежавший женщине, Люк резко обернулся и увидел закутанную в темный плащ фигуру твилекки. Если его ощущения верны, это не ситх...

- Кто вы? – спросил он, предусмотрительно держа руку на рукоятке меча.

- Юк-кам Биранат, рыцарь-джедай, – представилась твилекка.

- Вы...живете здесь? – продолжил Люк, сам изумившись нелепости вопроса.

- Можно и так сказать, – улыбнулась его собеседница. Воздух наполнился теплотой, не свойственной Темной стороне. - Мой корабль разбился о здешние скалы около десяти лет назад.

- Мне жаль...

- Сначала мне тоже было жаль. Но теперь я буду счастлива прожить здесь последние дни и уже давно не собираюсь покидать эту планету, Скайуокер.

- Вы знаете мое имя? – Люк только сейчас обратил на это внимание.

- Я слышала, как тебя называли штурмовики. Значит, ты сын Энакина Скайуокера? Я даже помню твоего отца. Жаль, что он погиб в столь юном возрасте, – в голосе отшельницы зазвучала неподдельная грусть.

Люк находился в замешательстве. Твилекка-джедай долго жила на Коррибане и, безусловно, могла бы помочь ему. Вот только она не знала, кто называл себя Вейдером. Что будет, если он расскажет правду? Он до сих пор не знает подробностей, но у Темного Лорда, кажется, был какой-то «конфликт» с Орденом и это еще очень мягко сказано...С другой стороны, джедай не может лгать джедаю. Что теперь делать? К счастью, Биранат первой продолжила разговор:

- Знаешь, рыцари Ордена считали твоего отца Избранным.

- Кем-кем считали? – осторожно поинтересовался Люк, решив про себя, что храмы ситхов все-таки оказывают вредное влияние на психику.

- Древнее пророчество гласило, что в смутные времена придет Избранный, который восстановит баланс Силы. Многие из джедаев верили в эту легенду и считали дарования Энакина доказательством.

Три часа ночи по стандартному времени, он разговаривает с джедаем в храме ситхов, и речь, кажется, идет о Вейдере.

- Как получилось, что джедай путешествует по ситхским храмам на имперском шаттле?

- О, это долгая история. «И вообще я сюда на разрушителе прилетел».

- Я буду рада услышать ее от тебя. Что произошло в Галактике за десять лет? Повстанцы добились успеха? – с надеждой в голосе спросила твилекка.

- Да. Три года назад Империя была разбита.

- Слава Великой Силе, – Биранат засияла от радости. – Как это произошло? Как ты стал джедаем в темное время? У кого ты учился? Тебя воспитал кто-то из повстанцев? - внутренняя дисциплина отшельницы не мешала искрам жадного любопытства накалять пространство и закидывать Люка вопросами.

А вот Скайуокер не знал, с какого места начать рассказ, то ли со стратегии Мон Мотмы (но это слишком скучно), то ли перечислить наиболее удачные операции Разбойной Эскадрильи (но это слишком непонятно без карты Галактики). Наконец, он решил остановиться на пересказе собственного жизнеописания и биографии близко знакомых технологических ужасов.
- К Восстанию я присоединился только в восемнадцать лет. До этого я жил на Татуине и вообще ничего не знал о моих родителях. Бен Кеноби, то есть Оби-Ван охранял меня. У меня есть сестра-близнец Лея, но она выросла в королевском доме Органы. Имперцы захватили ее, а ко мне попали Леины дроиды с планами Звезды Смерти. Это боевая станция, способная уничтожить планету. Имперцы взорвали Альдераан, – Люк замолчал на момент, увидев крайне печальное выражение лица твилекки. Вокруг ее зеленых глаз вспыхнули морщинки и только сейчас он различил, что перед ним уже немолодая женщина.

- Продолжай. Погибших друзей не вернешь.

- Нам удалось вызволить Лею, надо сказать, благодаря ей самой. Позже мы с повстанцами атаковали Звезду Смерти и уничтожили ее.

- Что-то подсказывает мне, что это сделал ты, – Биранат лукаво улыбнулась и на мгновение, сбросила двадцать лет со ступенек возраста.

- Мне здорово помог мой друг. Иначе бы я не справился.

- Скромность делает честь джедаю. Значит, твоим учителем был Оби-Ван?

- Да, но в основном меня обучал Мастер Йода. Он жил на одной из заброшенных планет, но сейчас и он уже соединился с Силой. Так что мое обучение было недолгим. К сожалению, Оби-Ван мог заниматься со мной только несколько дней.

- А что случилось с ним?

- Вейдер убил его на Звезде Смерти.

Биранат снова замолкла. Люк привез ей немало поводов для скорби:
- Что стало с этим...с Вейдером?

«Ну что ж, придется все рассказать», - подумал Люк. - После уничтожения Звезды Смерти Вейдер узнал о моем существовании и...стал охотиться за мной. Так получилось, что он привел меня к Императору, чтобы обратить на Темную сторону. Для этого Палпатин посчитал нужным поджарить меня молниями. Это не помогло и он решил убить меня.

- Но ты смог сам уничтожить его и Вейдера? Ты же сказал, что вы разбили Империю?

- Я не мог ничего сделать. Мой отец спас меня, – с гордостью в голосе произнес Люк. – Он бросил Палпатина в реактор. - Заметив ошеломленный взгляд своей собеседницы, Люк продолжил:

- Энакин Скайуокер не погиб. Он стал Дартом Вейдером. Я узнал об этом за полгода до встречи с Императором.

- Не может быть...- зеленые глаза Биранат застыли в шоке.

- Это именно так. Даже Мастер Йода и Оби-Ван не верили, что он способен сделать что-то хорошее. Я встретился с ним, потому что верил в своего отца...Мои друзья взорвали вторую Звезду Смерти. Совет Альянса восстановил Республику.

Прошло десять минут, пока, наконец, затихшая твилекка смогла решиться на следующий вопрос:

- Неужели Вейдер теперь в руководстве Республики?

- Нет, все намного сложней. Палпатин успел сильно изранить моего отца молниями. Я был наивен, думая, что после того, что случилось, повстанцы простят Вейдера и привез его к ним. Он выжил, но был осужден на пожизненное заключение. 
- А теперь мы опять воюем, - продолжал Люк, - но на этот раз не с Империей. В Галактику вторглась цивилизация юужань-вонгов, они уже захватили Корускант и кучу территорий. Для Республики сейчас, скажем так, не лучшие времена. Один раз я попал к вонгам в ловушку, но мой отец сбежал из тюрьмы и спас меня. Сейчас он возглавляет остатки Империи и ведет войну. Есть два древних пророчества о нашествии вонгов и очень может быть, что древние ситхи нашли какой-нибудь способ сообщения между Галактиками. Поэтому я здесь. К сожалению, наша экспедиция уже третий день ползает по храму с холокамерами, но пока мы ничего не нашли. - Люк был рад поменять тему разговора. - Может быть, вы сможете мне помочь? Мне вообще непонятно, что означают все эти фрески.

Твилекка все еще смотрела куда-то вдаль.
- Фрески первых двадцати этажей - это космогония. Развитие Галактики. Далее следует история, в таком виде, в каком ее представляли ситхи. История планетарных систем, история их Ордена. Их философия. С шестьдесят третьего этажа начинается уровень пророчеств – может быть, ты и найдешь там что-нибудь полезное.

- Вот оно что. - Люк задумался. – Я обязательно посмотрю.

- Да, кстати! Мне кажется, это происходит довольно редко, может быть, раз в месяц – быстро заговорила Биранат. - У Коррибана есть два спутника, Жайбас и Карас. Ночью стены храма концентрируют свет этих лун и на каком-то из этажей...это трудно рассказать, ты должен увидеть сам. Наверно, сейчас уже рассветает. Я была рада встретить тебя, джедай Скайуокер. Сила будет с тобой всегда.

- Для меня большая честь познакомиться с Вами, госпожа джедай Биранат! Да прибудет с вами Сила!

Люк надеялся расспросить твилекку о старом Ордене, но она уже исчезла в глубине узких лестниц, видимо, стараясь уйти до прихода его товарищей, а может быть, и найти равновесие среди переполнявших впечатлений. Он вдруг понял, что ужасно устал и улегся спать прямо на полу. Через два часа Люка разбудили Ривван и Ли-Бриллах, одновременно искавшие его по комм-линку. Теперь нужно было добраться до шестьдесят третьего этажа.

Круглый астрономический календарь занимал почти весь зал и был запечатлен на полу, окруженный изящным металлическим ограждением. Люк привел сюда одного из имперских офицеров, который хвастался образованием астрофизика, но и он не смог ничего разобрать. Два лунных месяца с презрительной небрежностью накладывались друг на друга и попытки увидеть логику в значках и крючках не привели ни к каким результатам. В довершение ко всему, Люк постоянно вспоминал свой ночной разговор с джедаем-твилеккой и рассказанную ей легенду. Что значит баланс Силы? Решив, что чего бы это ему не стоило, он добьется объяснений у самого Вейдера, Люк, между тем, обошел еще несколько выставок абстрактного искусства. Твилекка говорила о свете спутников. Как же он увидит этот свет, если в храме Тьмы нет ни одного окна?

Сваливаясь от усталости и мысли «Я только немножко отдохну», Люк посмотрел на часы. Стандартная полночь. Как назло, в храме не было ни одной скамейки – наверно, так злобные ситхи издевались над своими учениками. Люк спустился этажом ниже и обратил внимание на небольшой низкий постамент в центре зала. Взгромоздившись на него, он скрестил ноги, а весьма скоро принял более удобную позу, пусть и не приличествующую медитирующему джедаю. Манящая истома постепенно овладевала разумом, глаза закрывались сами собой, казалось, что блестящие сферы и изогнутые стены вокруг него пришли в движение. Люк уже видел десятый сон, когда его веки неприятно вздрогнули от яркого света.

Он вскочил на ноги и увидел, как нежное свечение струится прямо из стен. Храм ожил. Лучи отражались от многочисленных зеркальных поверхностей, приобретали окраску в преломлении на прозрачном камне, постепенно принимая четкие формы в пространстве перед зрителем. Люк спрыгнул с постамента и вся магия рассеялась, превратившись в бесформенное облако. Осознав урок, он снова скрестил ноги на своем возвышении и стал терпеливо наблюдать.

Мифические существа, геометрические фигуры, волшебные образы – поначалу все это было чрезвычайно интересно, но через два часа он разочаровался в спектакле. Какие предсказания могли древние цивилизации столь непонятно зашифровать для потомков в лучах спутников Коррибана? Люк изо всех сил напрягал мышление. Сияющая сфера подозрительно напоминала Звезду Смерти, и, превратившись в скопление маленьких светящихся точек, рассыпалась и исчезла. Люку оставалось только мысленно посетовать на свое больное воображение. Ну не ситхи же придумали суперлазер.

Предупреждение отшельницы о том, что такое представление дается раз в месяц, было единственным фактором, не дающим ему уснуть. Только сейчас Люк заметил, что оставил холокамеру этажом выше. Если он пойдет искать ее, то, возможно, пропустит что-нибудь забавное. Тем временем, в зале вычертились две красные сферы, а под ними нарисовался маленький желтоватый шарик. Где-то он уже видел что-то подобное. Между сферами возник какой-то двигающийся по спирали ритмично мерцающий квадрат. Спираль растаяла и ее место заняла человекообразная фигура с копьем в руке. Копье зашевелилось.

Люк провел следующие полчаса в лихорадочном возбуждении, безрезультатно пытаясь сосредоточиться на плывущих образах. Наконец, представление подошло к концу и сияющие лучи медленно растворились в темноте. Настало утро. Храм уснул. Скайуокер понял, что он ничего не понял.

...Назад

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™