<<  ВОСХОЖДЕНИЕ ПАДШЕГО АНГЕЛА


Незадачливый автор


Глава 12. В поисках войны, мира и порядка

Если бы римляне изучали все исключения из правил своей грамматики, то у них не осталось бы времени на покорение мира. - Генрих Гейне


- Я благодарен всем гражданам Империи и ее защитникам за то, что вы не приняли сторону свирепых захватчиков. Я был рад узнать, что большая часть верных хранителей Экзекьютора уцелела в тяжелейших битвах. Время не приемлет равнодушия к тем ужасным катастрофам, которые дикая цивилизация юужань-вонгов творит в Галактике, разрушая все то, что мы созидали. Именно поэтому я здесь.

- Мне не нужен титул Императора для того, чтобы сражаться ради установления мира и порядка в Галактике. Как единственный законный наследник Империи, я объявляю о роспуске Совета Моффов. Также я заявляю о создании Высшего Совета Империи, в который войдут люди, известные своей верной службой, знаниями и опытом. Это адмирал Грегори Пиетт, генерал Максимиллиан Виирс, адмирал Джет Грифф, капитан Никвилл Миттаэль и губернатор Диир Цуфиан. 

- Война с повстанцами уже проиграна и начинать кампанию против Новой Республикой бессмысленно. Но в наших силах увеличить влияние Империи в Галактике иным способом. От нас самих зависит возвратить авторитет великого государства и преобразовать жалкие остатки в державу чести. Мы окажем жесткое сопротивление варварам и добьемся их изгнания из Галактики. Я, лорд Дарт Вейдер, объявляю беспощадную войну юужань-вонгам.

- Любой, кто начнет переговоры с вонгами, допустит возможность сотрудничества на дипломатических или экономических основаниях, будет считаться изменником и понесет заслуженное наказание.

- Я клянусь служить Империи верой и правдой.

При этих словах Темный Лорд совершил нечто никогда не виданное и повергшее всех зрителей в изумление. Он опустился на одно колено и преклонил голову, позволив нескольким расшалившимся бликам света заиграть на шлеме.

Вейдер не любил выступать и в течение двадцатилетней Имперской деятельности избегал интервью и публичных появлений. Ему, воину, пристало нести в руках меч, а не чашу словоблудия, и он оставлял все радости и тяготы пиара своему повелителю. Теперь пришлось чуть подкорректировать свои пристрастия и потратить немного времени на обращение к остаткам Империи. В его призыве, транслировавшемся по всем государственным каналам холонета, полностью отсутствовал блеск сусального золота инаугурации и помпезность Императорского трона. Короткая речь должна была лишь послужить доказательством того, что он пришел работать, а не упиваться властью.

Пиетт и Виирс наблюдали за происходящим, расположившись неподалеку на фоне несчитанной белой брони. Оба по-детски наслаждались крепкой пощечиной, нанесенной моффам, которые узнали о прекращении деятельности их Совета из выступления Вейдера по холовидению. Ряд разнообразных офицеров, заполнивший до отказа самый грандиозный ангар Экзекьютора, разглядывал тщательно отобранные кандидатуры для нового органа управления. Естественно, никто не удивился появлением там двух ближайших сторонников, «выкормышей» Темного Лорда. Остальные трое привлекли к себе значительно больше внимания. Адмирал Грифф, буквально за час до объявления новой войны прибывший на крейсере «Возмездие», очень внимательно слушал Вейдера. Это был пожилой человек, но по слухам, один из опытнейших и образованнейших военных. Немногие из команды Экзекьютора знали Миттаэля, который до этого занимал должность капитана на «Доминирующем». Губернатор Цуфиан получил самую большую охапку недоверчивых взглядов. Последний происходил из редчайшего сорта политиков, еще во время Нового Порядка заслуживших доверия Вейдера. Возможно, потому, что Цуфиан был инженером по образованию и очень интеллигентным, многосторонне развитым человеком. До второго пришествия Темного Лорда он сумел вызвать недовольство Совета моффов и по причине ряда разногласий был вынужден оставить политическую деятельность. Наверняка это послужило еще одним очком в пользу его нового поста.

Пиетт оценил мастерство Вейдера, которого никто никогда не считал искусным политиком. Именно по его приказу холокамеры были размещены не в удобном маленьком зале пресс-конференций, а прямо в ангаре, вместившем в себя внушительную долю команды Экзекьютора. В результате каждому офицеру и штурмовику казалось, что Темный Лорд выступает исключительно ради них. В своей речи он упомянул не только безликих защитников государства, но и «хранителей своего флагмана». А что не вдохновляет человека больше, нежели повышение собственной значимости через внимание руководства к себе любимому? По крайней мере, здесь пошатнувшееся доверие было с блеском восстановлено. Экзекьютор принял его появление...почти как ожидаемый поворот событий. Неожиданно вся команда оказалась чем-то занята и уже вскоре корабль покрылся офицерами, снующими туда-сюда, как работящие насекомые. Хотя, раздумывал Пиетт, на других военных объектах отношение к Лорду могло быть под вопросом. «Возмездие», «Доминирующий», тысячи разрушителей типа Император находились под пристальным вниманием членов Высшего Совета Империи и уже признали власть Вейдера. Цуфиан взял на себя колонии. А что будет с разъяренными моффами? Они могут настроить общество и близких им военачальников против Темного Лорда.

Впрочем, Пиетту не удалось как следует поразмышлять над этой проблемой. За выступлением сразу последовало собрание Высшего Совета Империи. Темный Лорд отдал распоряжение возобновить заброшенное строительство стардестройера Затмение. Безумная мечта Палпатина должна была наконец осуществиться, послужив страшным оружием против вонгов. Далее Пиетт стал свидетелем того, как Вейдер вызвал около десятка разнообразных специалистов и офицеров, требуя отчета о технической части и вооружении Экзекьютора. Создалось впечатление, что Темный Лорд хотел получить наиболее ясную картину рабочего состояния флагмана и нарочно не дал людям подготовиться, уничтожая на корню их шансы приукрасить реальность. Спустя пять часов непрерывных совещаний адмирал чувствовал себя как AT/AT, проскакавший в погоне за повстанцами всю поверхность Хота. Пиетт добрался до мостика управления и присел отдохнуть в чье-то свободное кресло перед астронавигационным компьютером. Наблюдая за ползущим рядом каких-то цифр, он уже задремал, как вдруг за спиной послышался знакомый звук вдох-выдох:

- Пиетт, я намерен посетить «Страж» и надеюсь, что вы составите мне компанию.

- Лорд Вейдер, вам не кажется, что это несколько...опасно? После ликвидации Совета Моффов они могут встретить вас...хм...неподобающе, - адмирал хотел сказать «лазерной канонадой».

- Тем более необходимо уже сейчас уладить все вопросы с экипажем Стража. И я не хочу лишить себя удовольствия нанести дружеский визит моффам.

Вейдер прекрасно понимал затруднения и поэтому решил самолично посетить несколько крупнейших стардестройеров, чтобы ближе ознакомиться с их командным составом, начав с пристанища моффов. Последние усердно разбазаривали финансы и нещадно эксплуатировали оставшиеся колонии, но сами заперлись в люкс-каютах одного из мощнейших военных кораблей. Пиетта беспокоило решение Вейдера.

- А что, если они откроют огонь по шаттлу в перелете от Экзекьютора к Стражу?

- Во-первых, адмирал, они не сделают этого. Если они решатся уничтожить меня, то, скорее, превратят это в показательное шоу. Во-вторых, Экзекьютор останется здесь, в системе Таара. Вонги давно интересуются этим регионом. Приготовьте корвет.

К счастью, Страж стоял на рейде относительно недалеко. Всего-то девять часов в гиперпространстве. Пиетт ушел в помещение для отдыха, оставив Вейдера одного в обществе бесконечных данных по расположению и экономическом состоянии Имперских колоний. Проспав часа три, адмирал обнаружил, что обстановка на сцене кают-компании ничуть не изменилась. «Интересно, откуда же у него столько энергии? Ах да, его проклятая Сила». На самом деле, Вейдер чувствовал смертельную усталость после сорока семи часов без отдыха и никакая пресловутая Сила уже не спасала.

- Пиетт, соединитесь с базой данных крейсера Возмездие и узнайте все о состоянии Второго Эскадрона Смерти и AT/AT.

Выслушав адмирала и найдя количество сухопутной техники удовлетворительным, Вейдер просмотрел еще несколько наскоро приготовленных отчетов и отослал с десяток приказов. Он с радостью обнаружил, что на одной из планет внешних регионов сохранились секретные имперские лаборатории, в числе прочего производившие и дроидов-разведчиков. Причем почти сразу после его выступления заведующая проектом соединилась с ним, предложив за четыре дня поставить небольшую партию таких дроидов, маленьких по размеру и хорошо приспособленных для действий в лесах и горах. «Как будто специально для Кам-Диопны. Впечатляет.» Изнеможение все-таки взяло верх над ним и заставило прилечь на маленький диванчик. Вейдер попытался обновить свой запас сил медитацией, но сон окутал его тяжелым покрывалом...

Глухие стены. Его первый день в камере. Пальцы скользят по полупрозрачному материалу крохотного окна. Он никогда не выйдет отсюда, никогда! Десять минут назад он остался один, солгав сыну, что благодарен Республике за сохранение жизни. «Люк, ты не должен оставаться здесь более. Ты должен продолжать свою жизнь, а не сидеть на Кесселе». «Тогда я прилечу к тебе через неделю!» «Нет. Не раньше, чем через полгода. Тебе двадцать один год, нельзя тратить время...» «Я буду здесь через месяц! Это решено!» Спорить с молодостью бесполезно. Люк подходит к двери, и, оглядываясь, с тревогой произносит через Силу: «Отец, обещай мне, что ты не выключишь свой респиратор». Значит, несмотря на все усиленное экранирование мыслей, сын все-таки почувствовал его состояние. Или угадал? «Не беспокойся, со мной ничего не случится». «Нет, я прошу тебя, обещай!» «Хорошо, я обещаю».

Ход сновидения не поддавался никакой временной логике. Пытка началась заново, терзая рубец более ранних воспоминаний.

Он очнулся. Первое, что он смог разглядеть, был темно-серый потолок. Второе -лицо склонившегося над ним сына. Значит, он уже в камере. Он начинает понимать, что произошло. На Корусканте ему сделали какую-то иньекцию, так и не сообщив, что это такое. Хотя он и сам все понял. Никто не будет зря рисковать. Так перевозят самых опасных преступников. Его просто усыпили. Он не собирался бежать, он только хотел увидеть небо, попрощаться с Корускантом перед пожизненным заключением. Вместо неба он опять видит серый потолок. Он чувствует себя очень слабым, хотя, возможно, это всего-лишь следствие снотворного. Он приподнимается на локтях, озирается по сторонам и в первый раз осознает цену своего приговора. Кажется, что стены надвигаются на него. Какая маленькая камера. И сколько ему осталось жить? Еще долго... Хочется закричать «Люк, зачем же ты вытащил меня со Звезды Смерти? Почему они не казнили меня?» Он подавляет в себе эти желания, и совершенно спокойным голосом произносит «Люк, спасибо, что ты здесь». Сын как-то виновато улыбается. Гладит его по руке. На глазах блестят слезы...

Люк ушел. Он подходит к медитационной камере, но раздумав, снимает шлем и маску...он свободен...падает.. теряет сознание и проваливается в темноту...

Вейдер резко открыл глаза и почувствовал, что его лоб покрылся холодным потом. На Кесселе его крайне редко мучали кошмары. Стоило же выйти на свободу! Теперешний ужас состоял в отчетливости и правдивости видения. Два с половиной года назад все происходило именно так. Все, за исключением одного момента. Он никогда не совершал попыток самоубийства! Никогда! Какой отвратительный, мерзкий, гадкий сон! Темный Лорд вдруг заметил, что на него участливо смотрит Пиетт.

- Вы плохо себя чувствуете, милорд?

- Нет, – жестко ответил Вейдер. Не хватало еще, чтобы Пиетт догадался о его переживаниях. - Что-то случилось?

- Простите, милорд, мне показалось, вы дрожали.

- Все в порядке, – в этот раз он использовал не такой металлический тон, сказав самому себе «Адмирал не виноват в твоих кошмарах». - Пиетт, я бы хотел видеть холосхемы дроидов из лаборатории Акис Феннстек. Кстати, сколько часов осталось до Стража?

- Через два с половиной часа будем на месте. Прошу вас, вот они.

- Спасибо.

Вейдер посмотрел схемы. Он самолично ознакомится с дроидами через четыре дня и если они подходят, отдаст приказ заказать большую партию. Нет, с усталостью надо как-то бороться. И лучше без кошмаров. На сей раз удалось погрузиться в нормальную медитацию и через полтора часа он почувствовал себя значительно лучше.

Капитан имперского корвета даже поежился от лебезящего тона офицера, разрешившего посадку. Второй пилот вопросительно глянул на подошедшего Пиетта. 
- Что такое, лейтенант?

- Адмирал, нас встречают вооруженные солдаты. 

Пиетт резко повернулся, у него оставалось три секунды до посадки, чтобы пойти сообщить об этом Вейдеру, но тот как раз вышел из кают-компании:

- Прекрасно. Мы как раз прилетели сюда с целью ликвидировать разногласия.

Сказанное только усугубило тревогу адмирала и он изумился спокойствию и выдержанности Вейдера. Если Темного Лорда сейчас расстреляют, с ним исчезнет и последняя надежда на перемены в остатках Империи. Может быть, Вейдер зря оставил Экзекьютор и Возмездие охранять систему Таара, а в перелете между разрушителями никак не помешал бы внушительный эскорт тай-истребителей. Град таких мыслей на короткий миг осыпал ударами разум Пиетта, а тем временем дверь корабля раскрылась и Дарт Вейдер ступил на борт Стража. Вышедший за ним адмирал призвал на помощь всю свою отвагу, увидев целый полк штурмовиков с нацеленными на них бластерами.

- Я приветствую вас, доблестные защитники Империи, - глубокий, сильный голос Вейдера эхом отозвался в ангаре.

- Стреляйте же в него, стреляйте, уничтожьте узурпатора! – противно завизжал человек среднего роста, одетый в коричневые одежды. Пиетт мгновенно узнал его. Это был Аккаладжи, один из моффов. Его младший брат состоял в Совете Новой Республики. Странная семья. Впрочем, Лея Органа также была на другой стороне, но в отличие от Аккаладжи ни она, ни Вейдер никогда не меняли убеждений. Пиетт окинул зал взглядом. Кроме штурмовиков, здесь расположилось огромное число холокамер. Это могло означать только одно - как и предсказывал Вейдер, моффы действительно хотели накормить имперские поселения зрелищем. Однако по неизвестной для них самих причине, солдаты не спешили открывать огонь.

- Неужели вы, хранители порядка Империи, будете стрелять в своего Командующего?

Один за другим, штурмовики медленно опустили оружие и Пиетт понял, что Темный Лорд выиграл этот бой. Практически без усилий, заставив самих моффов сыграть роль шутов в анонсированном на всю Галактику спектакле. Как бы в подтверждение мыслей адмирала, несколько десятков солдат направили дула бластеров на Аккаладжи. Подошедший к нему Вейдер спросил:

- В какой дыре прячутся остальные? Мне есть, что им сказать.

Политик-неудачник дрожал от страха и, сгорбившись, поплелся к выходу в окружении конвоя штурмовиков. Хотя Темный Лорд, казалось, с интересом разглядывал помещения и коридоры, время от времени слегка поворачивая голову, Пиетт решил, что Вейдеру не пристало самому гоняться за моффами по кораблю. Он дипломатично обратился к Аккаладжи:

- Возможно, вы вызовите своих коллег сюда? Надеюсь, они еще не сбежали?

Бросив на адмирала презрительный взгляд, мофф потянулся к комм-линку трясущимися руками:

- Все кончено. Пройдите в зал семьдесят три.

Устроившись в обтянутом темной кожей кресле, Вейдер вытянул ноги и указал Пиетту на другое такое кресло рядом. Через пятнадцать минут помещение заполнилось десятком человек с проигравшей стороны, включая капитана Стража. Последний был единственным человеком, сумевшим сохранить внешнее спокойствие в течение чрезвычайно долгих пяти минут, когда Темный Лорд молча рассматривал собравшееся общество. 

- Я надеюсь, вам известно, что Совет моффов потерял право на существование...- елейным голосом начал Вейдер.

- Предатель! – раздался истошный вопль из угла.

«Какая же кара ожидает человека, осмелившегося прервать Темного Лорда, да еще и таким образом», - подумал Пиетт. – «Сейчас он убьет моффа». Но Вейдер пока что только наклонил голову.

- Ты убил Императора! Ты предал Империю! Ты... 

Вейдер чуть сжал пальцы и остановил грязевой поток претензий. Политикан начал задыхаться и упал на колени, схватившись обеими руками за горло.

- Я не намерен выслушивать обвинения в предательстве от изменника. Вы, мофф Клингер, организовали и возглавляли делегацию, искавшую мира и сотрудничества с вонгами. Я должен казнить вас уже только за это. Но я оставлю вам жизнь. Вы будете сосланы на Зул-Висса. Ваша деятельность привела к большому экономическому спаду в том и так небогатом регионе. Если через полгода вы не добьетесь заметных успехов и подъема уровня жизни населения, то будете казнены. Впрочем, если вы не согласны быть вторым помощником наместника Зул-Висса по вопросам экономики и торговли, я могу привести приговор в действие уже сейчас.

- Я...сссоглассен, - прошипел посиневший мофф.

Вейдер разжал пальцы и стоявший неподалеку офицер помог подняться жадно глотавшему воздух Клингеру. С одной стороны, ему вправду хотелось придушить противника, который ради собственного процветания был готов идти унижаться перед захватчиками. С другой стороны, какое-то странное ощущение внутри не позволило это сделать. Как будто он почувствовал долю горькой правды в обвинениях. Он действительно разрушил Империю, государство, за которое нес ответственность, и нанес страшный удар по жизням и судьбам людей. Он сам кругом виноват. Стоило настолько запутаться в отношениях с сыном, чтобы пришлось их выяснять в обществе Палпатина. Да и хождение Клингера по вонгам имело место во время отсутствия Вейдера, когда Империя осиротела и фактически оказалась брошенной на произвол судьбы. Нет, наказание и так достаточно строгое. За полгода трудно что-то сделать, и один из самых состоятельных политиков будет вынужден вложить в развитие региона большую часть личных средств. Что ж, это справедливое разорение.

Вынеся приговор остальным, Темный Лорд приказал им под конвоем отправляться восвояси, и, обратившись к капитану Стража, распорядился созвать все высшие чины экипажа. Деятельность двоих моффов Вейдер оценил положительно и предложил им стать помощниками губернатора Цуфиана. По большому счету это было чисто политическое решение, вызванное необходимостью проложить мостик к части населения и военачальникам, поддерживающих Совет моффов. Вейдер был уверен, что будучи подотчетны ему самому, да и под надзором Цуфиана двое бывших правителей будут делать то, что потребуется. Последние и сами испытали огромное чувство облегчения – по сравнению с коллегами, им здорово повезло уже потому, что их не разослали по дальним колониям.

Короткая конференция с командой Стража прошла достаточно результативно, и Вейдер почувствовал, что недоверчивость и враждебность некоторых офицеров растаяла. Правда, на смену им в ряде случаев пришел обыкновенный страх осознания того, что Темный Лорд опять с ними. В конце совещания раздался-таки голосок протеста. Долго терпевший усатый генерал, видимо, решил рискнуть кажущимся миролюбием законного наследника Империи:

- Почему вы не собираетесь указать республиканцам на место? Из-за Люка Скайуокера и Леи Органы? Вы не хотите воевать с собственными детьми?

- Как приятно иметь дело с умным человеком, – спокойно промолвил Вейдер и зал накалился смятением.

«Умный человек бы промолчал», - всплыло в уме у Пиетта, – «неужели Вейдер сейчас...»

- Генерал Ксинсиндер, я уже воевал с собственными детьми. Я напомню вам, чем это закончилось для Империи. Крахом. Не имеет смысла повторять ошибок прошлого.

Публику словно обдало холодной водой и страсти утихомирились сами собой. Упрямый офицер прошептал:
- Как можно использовать имперские войска в личных целях!

Вейдер превосходно расслышал сказанное и, должно быть, первый раз в жизни изменил приоритеты, поставив политику впереди дисциплины:
- Генерал, у меня уже двадцать пять лет как нет личных целей вообще. Сомневаюсь, что кто-то из присутствующих решился бы мне завидовать.
- Если республиканцы нападут на нас, мы будем защищаться. Я не собираюсь складывать оружие ни перед кем. Но стратегия развития остатков нащего государства не предусматривает военный конфликт с Новой Республикой, и выбираю эту стратегию именно я, согласно принципу абсолютизированной власти в Империи.

Гамбит Темного Лорда, как и ожидал Пиетт, увенчался шахом в сторону инакомыслия. К счастью, никаких эксцессов более не случилось и через двадцать стандартных минут совещание было успешно завершено. Стардестройер Страж капитулировал. Бескровное завоевание ни оставило и следа вредоносного влияния моффов. В конце концов, адмирал понял, почему Вейдер прилетел не на Экзекьюторе.

На обратном пути Темный Лорд прочитал новое сообщение от кореллианского агента. С Люком все было в порядке, в ближайшее время он не собирался покидать Кореллию и вообще вел себя довольно осторожно. Он, конечно, руководил Разбойной Эскадрильей, сбивал коралскипперы вонгов, отпугивая их от кореллианского сектора, но, по крайней мере, держался подальше от подозрительных миссий. Вейдер, оставшись доволен поведением сына, решил воспользоваться моментом и послал следующий ответ:

«Джикс,
найди Гирска Огрину. В ближайшее время я хочу видеть его у себя.»

...Назад

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™